ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru

Игорь Царегородцев

 

Вы с нами

 

Это утро, наполненное щебетанием птичек, разносило по сердцу Миры Александровны только радость предстоящего рабочего дня. И то, что наступил ненавистный многим понедельник, нисколько не смущало её, наоборот: этот день принесёт множество приятных сторон, ведь её любимые ученики уже успели соскучиться по ней, и она, конечно, тоже. Сумку, изрядно нагруженную проверочными работами 8 А, которую она несла слегка напряжённо, задевали спешащие на работу прохожие, но это обстоятельство почти не мешало, так как её класс превосходно справился с сочинениями на тему «Природа и человек». Конечно, есть некоторые неточности, размышляла она, такие, как например: «Мною срублено дерево осина, она так была прекрасна и нужна».

«Разве так можно? – она на ходу покачав головой, и некоторые прохожие, случайно бросив взгляд, невесть что подумали. – Сегодня проработаем с Пашей эту тему. В нём столько образов и мыслей, пожалуй, превосходящих всех в классе, что я порой просто не могу оторваться. Обязательно разберём; а это – написанное лёгкой рукой Марины, чудной и молчаливой девочки: «Кудлатый клён, расписавший берег золотой черты, спой нам песню далёкой, снежной зимы», – превосходно, но не точно».

У многих ребят есть шанс попасть на конкурс «Мой край любимый», где исполнят свои оды старшеклассники, и её 8 А не будет исключением. Сколько пришлось ей доказывать, что их возраст не помеха участию в конкурсе, сколько было проведено работы с ребятами, чтобы доказать коллегии, что её ученики могут сравниться силами с выпускниками. И, вспомнив россыпью моментальных снимков такие моменты, Мира Александровна счастливо улыбнулась, невольно ускорила шаг, торопя события. Ведь до конкурса осталось совсем чуточку времени. Абсолютно все, без исключения, волнуются, переживают, и она тоже, за всех поровну.

Наскоро поправив причёску рукой, Мира Александровна уверенной походкой вошла в класс, ребята, находившиеся к этому времени уже там, привстали с мест и громко поприветствовали её.

– Мира Александровна! – воскликнул ученик, резко вскочил с места и протянул руку. – Можно обратиться?

– Конечно, Паша, – улыбнулась она, чувствуя, что ребята готовили свои вопросы серьёзно. И поэтому ей придётся держать полагающий ответ.

– А с конкурсом мы попали, ну это… участвуем там все?

– Работы наши все прошли? – включилась Аня.

– А когда объявят победителей? – уточнил Павел.

–Все, все, все, – взмахом руки остановила их Мира Александровна, – не спешите, дорогие мои. – Во-первых, результаты ещё у меня. Будем разбирать ошибки вместе. Во-вторых, – поправив очки, сказала она, – участие примут все.

Это была овация! Одобрительный гул класса и весёлые улыбки тому подтверждение. А за окном понемногу разгорался день, лучи набиравшего силу солнышка всё уверенней проникали в класс, где шла серьёзная подготовка к конкурсу.

«Я, наверно, устала, – подумала она. – Они ведь только посадили своё первое в жизни зернышко, такое хрупкое и беззащитное. А конкурс? Он польёт, щедро польёт это зерно водицей, из которого вырастет прекрасный цветок. Это красиво, несказанно красиво».

 

Кассовый зал клуба, где собрались в этот день все: ученики и их родители, классные руководители и учителя – блистал чистотой и обилием надувных воздушных шариков.

Один за другим ребята, немного бледные от волнения, но очень серьёзные медленно поднимались на пьедестал сцены и чётко, с выражением, читали свою прозу и стихотворения. Шквалы аплодисментов, казалось, не закончатся никогда, но жюри, сидящее напротив за отдельным столом, было невозможно удивить, лишь иногда можно было различить на их лицах мимолётную улыбку.

Мира Александровна держалась молодцом. В этот день на ней был строгий деловой костюм и скромная причёска. Хотя, возможно, внимательно приглядевшись, читатель увидит в её жестах и эмоциях невероятное волнение, которое можно скрыть только с помощью воли. Вспышки фотоаппаратов, мелькающие тут и там, дополняли обстановку.

– Итак, – отсоединив от держателя микрофон, поднялся грузный мужчина. – Уважаемые дамы и господа, дети и их родители, и все, присутствующие здесь в этот час, разрешите огласить список победителей ежегодного конкурса под названием « Мой край любимый»!

Наступила тишина…

– Единогласно принятым решением жюри в составе семи человек победителем является конкурсант… Павел Овчи-ин-ников! Поприветствуем победителя!

Зал взорвался аплодисментами. Мира Александровна, не держа в себе больше слёз радости, ринулась навстречу своему ученику. Сам виновник торжества не знал, куда себя деть. И что ему делать. Окружённый со всех сторон своими друзьями, поцелуями, поздравлениями одноклассниц, дружескими похлопываниями по плечам, он был растерян, толком не осознавая сути происходящего. И только потом, спустя время, горько сожалел, что не смог пробраться к Мире Александровне сквозь толпу и поблагодарить её от всей души. И подарить букет, пусть не роз, но от сердца – с любовью к своей учительнице.

Через день Миры Александровны не стало…

 

 

В горах Тибета

 

Посвящается другу...Станиславу Суворову

 

Свет в этом месте не гас никогда. Его лучи, отдаваясь серебристой тенью по стенам этой далёкой пещеры, истощали сумрак и спокойствие. Тишина, нарушаемая лишь отдалённо капавшей водой, вводила меня в транс. Раз в день появлялись монахи. Их огненно-рыжие мантии чётко прорисовывались на фоне гранитных стен. Запах ладана, приходящий с ними, и тепло факела волновали, нарушали мой ритм сердца, заставляли его учащенно биться.

Седьмой день погружения внёс ясность мысли, невнятный шёпот их исчез, и я слышал, как кровь мягкими толчками бежит по венам. Расслабленные мышцы затекли, а затем проявилась в них вялость, и позже мне казалось – я смогу с помощью одной мысли взлететь, настолько исчезла вся угнетающая тяжесть. Взгляд обострился, и в темноте все вещи, различаемые в первые дни с трудом, сейчас заиграли яркими красками. Я один, наедине с собой, ушедший и покинувший шумный мир, был счастлив. Руки спокойно лежали на коленях, подбородок чуть приподнят и дыхание, не слышимое никому, гулко отдавалось во мне бушующим водопадом. Голод занимал всё мое сознание, не давая тем самым сосредоточиться на главном, постоянно отвлекал, разнообразно дёргая меня за ненужные нити мыслей и образов. Позже тело успокоилось привычным разовым питанием, состоявшим из полусырого риса. Моё воображение, диктуемое думами над прожитым временем, уносило туда, где наше сознание является постоянным.

Слух уловил едва заметное шарканье ног неспешно приближающихся монахов. Скоро проявился тусклый свет, и вновь я почувствовал запах ладана. Сегодня был последний день, согласно которому я должен пройти завершающий курс очищения. Входящие в пещеру ламы один за другим молча образовывали возле меня фигуру, напоминающую треугольник. Я медленно открыл глаза, обвёл их взглядом и ужаснулся, насколько в своём представлении оказался прав. Они приняли позу лотоса, скрестив замысловатым украшением пальцы перед собой. Прошло несколько часов…

– Тшумпи, – чуть слышно произнёс один. – Ты готов принять обет?

Я преклонил голову, обозначая моё согласие, так как не имел права разговаривать всё это время, и, признаться, очень сомневался, могу ли я опять говорить.

– Сегодня миновал седьмой день до конца истинного пути Луны. И ты ,Тшумпи, выдержал, сохранив и многократно усилив равновесие в сознании.

– Наше учение принесло тебе новые возможности, которым ты свято должен следовать. И чтить его, как святыню Бога.

Они зашептали молитву о всех живущих на нашей земле.

– Твой разум, ослабленный дорогами мирского мира, вновь приобрёл то, что у каждого было до своего рождения. Да будет так!

Они преклонились к земле и вновь зашептали молитву мыслеформ о рождении и смерти, в которой видна новая жизнь и новые задания, полученные в процессе эволюции. Прошло ещё несколько часов, а может, дней, я потерял счёт времени, всецело погрузившись в такое состояние.

– Вставай, брат мой, – жестом показал один из них. – Нас ждут там, в суетном мире.

– Я готов, – сказал я. Как показалось, абсолютно чужим голосом.

Сделав несколько нерешительных шагов к выходу, почувствовал головокружение и слабость. Избрав в качестве опоры стены пещеры, медленно возобновил путь, смахивая свободной рукой выступившие капельки пота, не солёного, не имеющего никакого запаха. Сердце учащённо забилось от волнения, а может, наоборот, в чувствах выполненного задания и гордости за самого себя и за других. Несколько успокоив дыхание, немного прибавил шаг, стараясь не упустить из виду идущих змейкой монахов. Наконец, вдали показался свет, настоящий, живой свет мирского неба, по которому я очень соскучился и стал забывать. Чтобы не ослепнуть, сильно зажмурился и очень медленно открыл глаза, которые незамедлительно заслезились, вынуждая меня снова закрыть их. Я остановился, свыкаясь с новыми ощущениями и запахами здешней природы. А вокруг только горы, нескончаемая панорама горного ландшафта; снег, местами опоясывающий их, казался удивительным красивым. И солнце, так близко висевшее в голубом небе, освещало, местами задерживаясь за их пики. Я, оторвавшись от такого зрелища, сделал несколько шагов по каменистому плато в сторону храма, когда услышал чуть левее удивлённый возглас человека.

– Клянусь зубом Будды, – поклонился он. – Я не верил, что вы сможете пройти путь в священных недрах. Да простит нас и придаст сил наша вера, – он упал на колени.

– Кому вверх, а я вниз, – положив руку ему на плечо, сказал я. – И по вере нам отдано будет. Поднимитесь; и идите.

– Тшумписан, – обратился он. – Разрешите перед походом вверх испить с вами по чаше тсампы?

– А почему нет, – улыбнулся я. – И медленно, с чувством выполненного долга обвёл взглядом необычайно красивые горы.

 

 

Игорь Царегородцев

1 стр./1 экз./ 345 руб.

Не о раздумьях

 

Сидит поэт и пялится в окно.

А может, он устал?

Потерялся в диком мире?

Но всё же... там красиво,

Темнота, а может, мороз

Нарисовал весёлые картины.

Или дождь ослепит окно

В предрассветном тумане стихии.

А может, там ему виден Париж?

Осколки прекрасного карнавала,

Брызги шампанского и слово "плиз"

Шум, пляски прошедшего скандала.

 

 

Высоко

 

Я не видел в прудах неземной красоты,

Как кружат и резвятся

Белые лебеди моей далёкой мечты.

Я не смог разглядеть

Сквозь чащобу листвы,

Как, крылья расправив, они плыли по глади воды.

Но зато совсем рядом,

В долине снегов, подножия скал,

Крик воронья, до боли знакомый, я наблюдал.

И нет здесь равенства в чёрно–белой печати,

Что есть рядом, и ввысь – высоко,

Забывая, проснёшься, и Бога ради –

На душе так становится легко...

Новости


06.07.21 

29.07.21 

27.08.21 

10.09.21 

18.10.21 

 


Идёт формирование № 134
(в предновогоднем оформлении)
Примерная дата отправки в печать - начало декабря.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS