ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru

Владимир Жариков

 

«Он был старше её…»

Он был старше её,

Она была хороша,

В её маленьком теле гостила душа…

 

...Он любил её,

Она любила летать по ночам.

(А.Макаревич)

 

– Почему моя маленькая девочка всё еще сидит за ноутбуком? Маленькой девочке пора в кроватку и баиньки.

– Кирилл! Я тебя тысячу раз просила не называть меня маленькой девочкой. И не обращаться ко мне в третьем лице.

– Хорошо, моя маленькая дево… То есть, хорошо, Лика! Но тебе и вправду пора в кровать. Лично я, так уже с ног валюсь.

– Иди, ложись. Я не хочу.

Я свернула в ноуте все окна, прикрыла крышку и отставила его на кухонный стол. Не люблю, когда он подглядывает, что у меня там. Хорошо, что у меня теперь свой компьютер. У Кирилла – стационарный, в его в кабинете. Вдвоем было пользоваться неудобно, я долго клянчила купить мне ноутбук. Ради этого даже пришлось целых два месяца прикидываться ласковой жёнушкой и «послушной девочкой».

– Что ты собираешься делать? – Кирилл попытался заглянуть мне в глаза.

– Сегодня ясная ночь. Дождусь, когда взойдёт луна. Я хочу немного полетать.

– Вздор! Моя маленькая девочка опять гово… Прости… Лика, ты говоришь глупости. Человек не способен к левитации.

– Я могу.

– Не верю!

– Твоё право. А я могу.

– Хватит нести ерунду, пошли спать, – немного помолчав, он сменил тон на более ласковый. – Моя милая девочка очень давно не ублажала своего му?жика.

– Потом. Через неделю. Когда наступит новолунье.

– Когда наступит новолунье, у тебя начнутся месячные, – от волнения или от злости он обратился ко мне во втором лице. – Потом снова взойдёт луна, и опять будут эти бредни про ночные полёты!

– Кирилл, иди спать. Я ещё немного поработаю до восхода луны.

– Поработает она, – Кирилл повысил голос. – Будет снова писать глупые рассказики и выкладывать в Интернете! За работу, между прочим, платят деньги! Хоть копейку моя жёнушка этим заработала?

– Что?! – я закусила от злости нижнюю губу, а мои пальцы сами сжались в кулаки. – Ты ещё будешь меня копейкой попрекать?!

– Ну прости, прости, дорогая девочка!

Он обнял меня за плечи. Когда он жалел меня искренне, то даже переставал быть мне противен. Я уткнулась ему в плечо и тихо заплакала, а он гладил меня по голове и приговаривал:

– Ну, хорошо, хорошо. Всё хорошо. Ну не плачь, занимайся своим творчеством сколько угодно. Ты же знаешь, я всё позволяю моей маленькой девочке... Ну, успокойся, – немного помолчав, он добавил: – Пошли в кроватку…

Я уже была готова сдаться и вытерпеть этот супружеский ритуал, но взгляд снова упал на компьютер. Возможно, в почте уже лежит письмо, которого я с нетерпением ждала.

– Иди сам, – сказала я ему. – Я правда, посижу немного до восхода луны.

Он оставил меня и направился в спальню. Глядя на его удаляющуюся сутулую фигуру, я даже… мне стало его жалко. Пойти, что ли, за ним? Но нет, жалость – это не любовь. Когда закрылась дверь спальни, все эмоции растворились. Теперь он снова лишь мерзкий старик, которому родители отдали меня два года назад восемнадцатилетней девушкой. Считайте, что продали. Нет, не за двадцать пять баранов – у Кирилла хорошие связи, он обещал моим предкам организовать какие-то блага…

 

«Милая, я целый день скучал по тебе! Не было ни минуты, чтобы в сознании мне не привиделось твоё божественное лицо. Всего несколько часов разлуки, а мне кажется, прошел целый год. Вот уже и вечер, я весь в нетерпении, я тоскую, я жду тебя, любимая!»

Любая женщина, прочитав такие строки, не смогла бы сдержать волнения, не смогла бы унять разносящуюся по всему телу горячую волну. Я читала, а в это время слышала, как из спальни доносилась возня и хриплое дыхание моего мужа. Кто знает, если бы от него я услышала хоть малую толику того, что читала в этих письмах, а не его вечное «маленькая девочка хочет сегодня остаться дома, маленькая девочка должна любить своего му?жика…» – кто знает, всё могло бы случиться иначе.

Когда частое дыхание в спальне (у нас удивительная слышимость) сменилось спокойным храпом, я, старясь не шуметь, надела куртку и вышла на балкон. Я никому не показывала, что умею летать. Я научилась этому сравнительно недавно. В тот день, когда у меня появились крылья.

Вот и сейчас я летела в стылой осенней мёрзлости на свидание с тем, кто мне дороже всех людей на земле. Крылья хлопали за спиной и били меня по бокам. Но нет, на самом деле это не крылья, это полы моей расстегнутой куртки, трепеща, развевались по ветру. Никакие отростки с перьями на моей спине не выросли. Просто меня окрылила любовь. Когда я встретила его, я как бы стала летать.

По ночам я не выхожу из квартиры через дверь, она остаётся запертой изнутри на все засовы. Пусть Кирилл думает, что я улетаю. А спуститься с четвёртого этажа, используя альпинистское снаряжение – не составляет большого труда. Один раз, под утро, когда я собиралась влезть обратно, выяснилось, что меня поджидает милиция. Соседи проявили бдительность. Хорошо, у меня был при себе паспорт, я сказала, что забыла ключи. Очевидно, после этого соседи разгадали мою хитрость, но мужу ничего не сказали. Его в нашем подъезде не очень любили.

Я мчалась на своих невидимых крыльях по улицам ночного города, не чувствуя усталости. Я влетела к нему и, не успев отдышаться, прижалась к его груди. Мускулистой и сильной. Мой Человек! Мой Мужчина! Не то, что этот полудохлый старикашка, мой муж. Да, он страдает. И пусть, это его проблемы. Используя разные предлоги, я стараюсь избегать близости с ним. Надо отдать ему должное, он переживал это стоически. Только лишь раздражался и потихоньку онанировал, когда, излишне возбудившись, отправлялся спать без меня. Но что я могу поделать? Мне не интересен секс с этим человеком. Мало того, что никакой фантазии, его стариковский оргазм наступает в полуразмягченном состоянии того органа, который и фаллосом-то назвать язык не поворачивается. Зато эта часть тела моего Мужчины, моего Ненасытного Самца может доставлять радость не то, что минуты – часы.

– Боже мой, Анжелика, как я ждал тебя! – он оторвался от моих губ, и между нами неожиданно появился букет роз. – Я весь исстрадался, ну почему ты так долго?

– Я очень спешила, – оправдывалась я, принимая цветы. – Мой старикашка всё колобродил, никак не укладывался спать.

– Ну, наконец, ты моя. Моя на всю ночь.

Он целовал меня и увлекал в спальню, на ходу стаскивая с меня одежды и разбрасывая их по полу. А я улетала, теперь по-настоящему – душа моя отрывалась от бренного тела и уносилась в сказочную страну. А телом я ощущала только его, его прикосновения, его ласки, его поцелуи, которыми он покрывал меня с макушки до самых пяток. Я изгибалась, подставляя для поцелуев то грудь, то живот, то самый главный источник наслаждения, который источал неимоверное количество влаги. И было видно, какое немыслимое удовольствие это доставляет ему, поскольку нетерпение его с каждой минутой нарастало всё сильнее, и должно было разрешиться бурным фонтаном там, во мне.

Когда закончилась первая сцена этой, рассчитанной на всю ночь, пьесы, мы лежали, обнявшись и уставившись в тёмный потолок, освещённый лишь полной луной. Утомлённые, мы молча считали лунных зайцев на потолке, рождаемых замысловатым узором тюля, которым было занавешено окно. Я ещё не пришла в себя, как внезапно вновь увидела над собой его лицо. Мой неутомимый мужчина снова желал меня. Страстно и неудержимо.

 

Время было раннее, без чего-то шесть, на улице ещё стояла октябрьская темень. Сначала я хотела подремать часок перед тем, как разбудить мужа и отправить на работу, но, войдя в квартиру, увидела свет на кухне. Может, это я забыла погасить? И тогда я решила сначала выпить горячего кофе, а спать завалиться после, когда он уйдёт. Кирилл сидел возле кухонного стола с кружкой остывшего чая в руках. Казалось, он задремал, и кружка вот-вот выпадет. Заметив меня, он поставил её на стол и шагнул мне навстречу.

– Девочка моя, я так за тебя переживал!

В его голосе появилось что-то человеческое. Ну хоть бы подошёл поближе, обнял бы, прижал к груди. Но он остановился, засунул руки в карманы халата и завёл свою обычную пластинку.

– Маленькая девочка должна по ночам спать в кроватке. Левитация – это бред. Откуда эти цветы?

Я поставила розы в вазу и налила воды. Откуда, главное! Сам бы хоть ромашку мне подарил, хоть лютик. Первый и последний букет я получила от него на нашу свадьбу – и то всё выбирал подешевле.

– Я украла их на чужом балконе.

– Вздор. Какие розы могут расти на балконе в октябре? Ты была у любовника?

Блин! Разве это сцена ревности? Таким тоном задают вопросы, была ли я у дантиста.

– Я летала. Эти розы кто-то выставил на ночь на балкон. Мне они понравились, и я их украла.

Ну хоть бы сказал, раз ты любишь розы, я принесу тебе букет. Хоть бы сказал: «Я люблю тебя и никому не отдам!» Нет. Опять эти идиотские нотации. Как вытерпеть ещё два часа, пока он уйдёт на работу? Чтобы переменить тему, я подошла к столу и заглянула в его кружку.

– Боже, Кирилл! Ты опять пьёшь такой крепкий чай! У тебя же сердце…

– Ну и что? Подумаешь, сердце. Ну, помру. Может, хоть это вызовет в тебе какие-то эмоции.

– Помрёшь, ага… А если в инвалидной коляске окажешься? А мне – за тобой ухаживай!

– Лика.

– Что?

– Обещай, что не будешь больше летать...

Я отвернулась, чтобы не смотреть ему в глаза.

– Хорошо.

 

– Мы совсем перестали предохраняться, – заметил он. – А если ты залетишь?

– Я и так всю ночь летаю, – ещё не врубилась я. – Что? А, не думай об этом.

– Но ведь ты с ним не спишь, надо сделать так, чтобы он не догадался.

– Может, мне вообще от него уйти?

– Зачем?

– Мне надоели эти встречи украдкой по ночам, – я поднялась на локте и посмотрела в лицо, освещённое тусклым светом луны. – Я хочу быть с тобой всегда.

– Я тоже этого хочу. Но… Понимаешь?.. Ещё не время. Не будем спешить. Ведь нам и так хорошо, правда?

Он обнял меня и ловко водрузил на себя сверху. Вздыбленный член уперся точно туда, куда надо. Но впервые соитие с ним не доставило мне наслаждения.

 

Возле подъезда собралась толпа. Мигая синим маячком, сквозь толпу и припаркованные машины пробиралась «Газель» скорой помощи. За ней, почти вплотную, – милицейский УАЗик. Соседи расступились, пропуская меня. Кто-то бросил вслед: «Шлюха…» Кирилл был ещё жив. Увидев меня, он улыбнулся слабой улыбкой. Ему было нестерпимо больно, но он не издавал ни стона. Нога неестественно вывернута, изо рта шла кровь.

– Я тоже хотел научиться летать… – тихо шептал он. – Чтобы мы летали вместе с тобой… Я люблю тебя…

Я взяла его руку. Она слабела с каждым мгновением. Подошёл врач скорой помощи. Проверил пульс, открыл пальцами веко. Подозвал санитара.

– Всё. Мы его не возьмём. Вызывай труповозку…

Новости


06.07.21 

29.07.21 

27.08.21 

10.09.21 

18.10.21 

 


Идёт формирование № 134
(в предновогоднем оформлении)
Примерная дата отправки в печать - начало декабря.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS