ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru

Лана Сянська

 

В полнолуние, тридцать второго…

 

Дрейфом – зимой, апрелями – штормом, –

Плыла, одеваясь для фото «ню»,

Теперь буду помнить, что там, за шторами,

Тот, кому точно не изменю.

 

Я с ним – в никуда, а сама – ниоткуда,

Перепутала всё, и эта среда –

Тридцать второго… Неизвестного года.

И, наверное, это чужая среда.

 

Сегодня забуду – прошлого не было,

Глотнула твоё – и от него не вырвало,

Видимо, бред, как туман этиловый…

Но ещё никогда так сильно не штырило.

 

В полнолуние, может, просто не спится,

Но что же зрачки атропинно расширены?

Я не вижу – визжу, и надо бы сбиться,

Но ведь не было курева с ширкою!

 

А ты не спеши, на часах шесть девятого,

Потом будет поздно, и мы разобьёмся,

И на фиг всё… В музыке семидесятых,

В регтайме, и после – очнёмся.

 

Даровано больше, чем просто «вместе»,

Я знаю, что будет почти наизусть,

Мы гости на этой ночной фиесте,

И от корриды заклинило пульс.

 

И липкая кожа не чувствует боли,

А просто её у меня – уже нет,

Мы улетели, у пропасти скользко,

Ну надо же… Как это? Так умереть…

 

И снова расстрел? Или всё же сожжение?

Рассветная странная, дикая дрожь,

Прикоснёшься – не я это, лишь отражение, –

Меня уничтожил огненный дождь…

 

А мне бы поведать о лете

 

Вот ноябрь, обезумев от холода,

                                   лезет в оконные щели,

А мне бы поведать о лете

                                  знакомой цыганке, немой…

И достать бы до неба,

                                 и взмыть на скрипучих качелях,

Либо просто во сне

                                 полететь в зазеркалье слепого трюмо.

 

Наспех кофе отпить

                                  из любимой твоей фиолетовой чашки,

И чесать котофея, и, «Приму» смакуя,

                                  всё ждать, что придёт почтальон,

Искать под кроватью слетевшую пуговку

                                  с мятой, в полоску, рубашки,

Под утро балкон распахнувши

                                  в церковный малиновый звон.

 

Устав будоражить гудками     

                                 искусственный спутник на небе,

Умчаться из пыльного города,

                                 в тёплую степь, где ячмень и горох,

И ждать, обалдев от жары,

                                 что приедешь на звёздной телеге...

Цыганка не верит.

                                 А память всё дразнит

                                                       в камине огонь-скоморох.

 

 

Нелётная ночь

 

Погода нелётная

Вот…

Задержка рейса,

Только завтра вылетит

мой самолёт.

А последний трамвай –

В парк…

Холостой по рельсам:

«Прощай!» –

на холодном сиденье

В «рай».

Это так… Просто сон.

О стюардессе.

Куда лететь?

Если задержка

рейса…

Взлётная полоса

так скользка.

Снег…

Осыпаются небеса

на грех…

А мне бы вверх!

Надо же… Нелётная ночь

снов…

А snow-фейерверк –

мёртвый,

нелепый дождь.

На третьей полке в шкафу

стихи

с помарками из первых рук, –

возьми...

Может, ещё поживут…

Ещё полчаса

ждать...

И проснуться за полосой

жизни на сквозняке,

врать.

Вот поменяла цвет

на запястье моя бирюза.

Привет!

Аэропорт-вокзал.

Я – уже снег…

Ну, пока…

 

 

Ирреальность

 

Одичали собаки, покинув эмэйлы,

                          и стали бродячими,

Почтальон с yahoo.com уволился

                         или просто устал,

Смайлам уже не до смеха,

                         они ведь теперь незрячие,

Остался у ноута

                         только стихами забросанный стол.

 

Эвтаназия эта

                        проделана методом «капельно-долго»,

Получилось всё чётко

                        и даже без чувства излишней вины,

Прописал себе сам,

                       ургентный на все выходные, доктор

Присыпкой из пепла

                    трижды ночью припудривать сны.

 

Гроб из ракушки с шумом моря,

                     от зимы поостывшего,

Предоставлен любезно

                      и пока украшает балкон.

Рекламная вывеска

                       на стенах дурдома бывшего:

«Клиника, где в души вшивают,

                       как в бюст, силикон».

 

 

В тот самый вечер

 

Привет, мой старый Лемберг, я пришла...

Ну, неужели ты меня не встретишь?

Вот видишь, просто осень подвела,

И ленты чёрные на розовых штиблетах.

 

Мой дождь не помнишь? Ну, старик!

Ну а меня, в зелёном лёгком платье?

Ты спрашивал меня: «А что под ним?»

Зато твоих кормила голубей бесплатно.

 

Я, стуком каблучков нарушив твой покой,

С кошёлкой спелых райских яблок

Неслась по городу дарить свою любовь,

От счастья падала на клумбу из фиалок.

 

Да, ты забыл, продрог, замёрз, запил,

Пока в отъезде я была в далёком лете,

Ну, доставай свой бромистый этил, –

И по сто грамм, и успокоимся на этом.

 

Ведь на волынке не сыграешь блюз,

И не засветишь из винила свечи,

Остался муж, ушёл мой Муз...

И я вернулась в этот самый вечер...

Новости


06.07.21 

29.07.21 

27.08.21 

10.09.21 

18.10.21 

 


Идёт формирование № 134
(в предновогоднем оформлении)
Примерная дата отправки в печать - начало декабря.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS