Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Ольга Финикова


Ева и Тор

 

Ева осталась совсем одна. Еве не с кем поговорить.

Ева смотрит сидит в окно. Кто-то там за окном парит.

Открывает гостю окно и кивает на место у монитора.

Незнакомец ей представляется богом Тором.*

 

«Милый бог, я не помню чего, ты прости, что в тебя не верую.

Мне бы помощи, измеряемой самой ничтожной мерою.

Только чтобы выплыть, чтоб были силы бороться дальше».

Бог гладит бороду. Говорит: «Что тебе помешало раньше

 

Обратиться ко мне? Ну, не лично, а помолиться и попросить?»

«А ты знаешь, Тор, сколько требует это сил?

Попросить, не потребовать, пусть даже бога?»

Бог смеется и спрашивает: «Что же, много?»

 

«Ты, конечно, бог, но какой-то странный, не мудрый вовсе».

На часах высовывается кукушка, нахально кукует восемь.

Оба вздрагивают и переглядываются с удивлённым видом.

Тор подходит к полке с книгами и вытаскивает Майн Рида.

 

Вертит в руках, листает. Ева думает: «Что такое?»

«Видишь ли, Ева, дело в одном мировом законе:

Когда новые боги приходят, старым пора на свалку.

Не присылают за нами похоронного катафалка,

 

Мы просто теряем силу, её забирает преемник.

Мы всё ещё боги и так же бессмертны, такой вариант приемлем.

Мы можем творить чудеса, но в пределах одной квартиры.

И этот закон непреложен от сотворения мира».

 

«Зачем говорил о молитвах?» «А что, иногда помогает».

«Только молиться желательно не тебе, я так полагаю?»

«Ну да, есть такое». «Тор, оставайся на кофе».

«Только в том случае, если ты в этом деле профи».

 

 

Тор остался на кофе, на ночь и на жизнь у Евы.

Они оба знают, что смерть заберет её первой.

Она не боится последней черты и порога.

У них целая жизнь впереди. И им этого много.

 

 

Снежной Королеве

 

Ваши белые мухи, сеньора, нелепо боятся огня;

Ледяные оковы весной превращаются в грязную воду.

От кого Вам нужна пресловутая псевдо-свобода?

Для кого приготовлено место в волшебных санях?

 

Вы метались в напрасных попытках себя обрести –

Вы одна в своём замке, совсем обезлюдел Ваш край,

Отмирает в Вас сердце. Похищен был маленький Кай.

Может быть, потому от весны никому не дано Вас спасти.

 

2

 

Каждую зиму, ещё с первым полуосенним снегом, Кай достаёт свои старые детские санки и подолгу смотрит на них, пока Герда не подойдёт сзади, не обнимет его и не уведёт на кухню пить вкусный чай. Обязательно с малиной. А потом, пока он будет всецело поглощён чем-то, или, может быть, утром, пока он будет сладко спать в постели, она уберёт их обратно в кладовку. До следующего снега, который они переживут вместе.

 

***

 

И мы не родные. Не ровня, не друг и подруга.

Не ходим в кино и музеи, но ходим по кругу,

Вокруг или около. Ходим – не можем быть рядом,

А если и можем – то больно. Да, лучше не надо.

 

Наш год. Наши память и время – былое, ненужное

(Бесценное прежде), оставлявшее нас безоружными,

Бросавшее на амбразуры, забыв о наградах и почестях.

А я ведь хотела, чтоб сын мой носил твоё отчество.

 

Увы, не судьба. Вероятно, родится дочка.

И не от тебя. Всё, история кончена. Точка.

 

 

Кошки (на душе)

 

Съезжаются кошки. Пятнистые, чёрные, белые.

Зелёные, красные, синие. Наглые, смелые.

В парадных костюмах, с лакеями и саквояжами

Туда, где воздушные замки становятся пляжами.

 

А после – пустыней, где будет спокойно и вольготно.

И скажут соседи: «Свихнулась совсем наша Ольга-то.

Не спит и не ест, только кошек своих привечает.

Уже не зайдёшь посидеть с ней за чашечкой чая».

 

Все кошки скребутся противно и просят, чтоб их погладили.

А помнишь, мы жили совместно и даже неплохо ладили?

У нас получалось. Мы были так глупо счастливы.

Теперь ты сидишь на кровати и смотришь притворно-участливо:

 

«Любовь, дорогая, проходит в неполные две недели.

Они пролетели мгновенно (другая постель со мной делит).

Ты тоже так сможешь. Попробуй. Все просто и быстро».

Едва он покинет квартиру, соседи услышат выстрел.

 

 

Вокзальное

 

Кивок, поворот, по-военному чёток шаг.

Ветер играет с полами не застёгнутого плаща.

Мы обесценились и не стоим ломаного гроша.

Камни в мой огород кидает твоя праща.

Я не умею злиться, а ты – прощать.

 

Покрываем друг друга липкой словесною шелухой.

Наш спектакль почти закончен, сцена отдана под другой.

Город тонет в закате, обласкан его рукой,

Здания у вокзала неровной стоят дугой.

 

Ты уезжаешь, привычно чураясь нелёгких дел.

Я не буду знать, с кем ты рядом, чем ты занят и где.

Мы оба уже устали, пытаясь найти предел,

Но нитка идёт за иголкой, если её продел.

Через сутки ты извинишься, что снова меня задел.

Новости


17.11.19 

23.11.19 

13.12.19 

04.01.20 

25.02.20 

 

Идёт формирование #117 .
Примерная дата отправки в печать - конец марта.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS