Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Вадим Рабкин


Он

 

Он был в этом доме почти всю свою жизнь. Его привезли сюда ещё ничего не понимающим малышом, и с тех пор он так и жил тут. Проходили года, всё вокруг менялось: кудрявый мальчишка сделался взрослым дядей и стал появляться в доме очень редко, порой с какой-то женщиной и двумя мальчишками-сорванцами, мама мальчика из стройной девушки превратилась в умудрённую опытом старушку; несколько раз сменились обои; разбитое мальчишками окно заменили. Стало оно каким-то непривычным: с белоснежной и почему-то блестящей рамой.

И только он оставался неизменным.

Тополь за окном стал сначала большим, а потом пришли какие-то люди и вовсе срубили его. Тополь было жалко. Они появились почти одновременно и всегда чувствовали друг к другу особое расположение. Ночь, когда распиленный тополь грудой веток и брёвен лежал под окном, была одной из самых грустных в жизни. Грустнее была, пожалуй, только одна, когда хмурые люди в белых халатах уносили на носилках маму курчавого мальчугана. На следующий день её принесли обратно в каком-то странном красном ящике. Было очень много людей. Некоторые плакали. Больше старушка не появлялась. Сначала он не мог понять, что произошло, но вспомнил тополь и подумал, что старушку увезли туда же, куда и тополь. Тогда-то он впервые задумался о том, что придёт и его время, и его тоже отвезут куда-то… Может быть, там он встретится со старушкой и тополем? Он стал ждать.

Тишина, стоящая в доме после того, как увезли старушку, сначала пугала, но вскоре он с ней свыкся. Ему даже нравилось. Он мог спокойно размышлять и вспоминать прошлое. Правда, продлилось это недолго. В дом приехал один из мальчишек-пострелят. Только был он уже не мальчик, а взрослый дядька. Он начал обустраивать всё в доме по-новому: ещё раз переклеил обои, привёз новую мебель, поменял образ жизни квартиры. Теперь здесь стало появляться много гостей.

И только он остался неизменным.

Вскоре в доме появилось ещё несколько детей. Почему-то – он и сам не мог понять почему – дети очень его полюбили: могли часами сидеть рядом с ним и слушать. А он рассказывал им сказки, благо он много успел услышать их и от старушки, и от тополя, и даже от курчавого мальчишки. Правда, порой ему казалось, что они не понимают, что он им говорит, но им определённо нравилось. Впервые с тех пор, как увезли старушку, ему было хорошо.

Когда ещё через несколько лет хозяин дома начал странно на него поглядывать, он понял, что пришёл и его черед отправляться вслед за тополем и старушкой. Он испугался, обрадовался и опечалился одновременно. Ему было жаль расставаться с малышами, которые, впрочем, из малышей превратились в красивых юношу и девушку. В то же время он очень соскучился по старушке и тополю и никак не мог дождаться встречи. И было ему немного страшно: всё же он пробыл тут с самого рождения, а куда-то ехать и что-то менять в его возрасте...

Вскоре за ним действительно приехали. Его не стали пилить на маленькие кусочки, как тополь, и засовывать в ящик, как старушку. Его просто увезли. Но там, куда его увезли, почему-то не было ни бабушки, ни тополя. Это был старый дом, и в этом доме было полно таких же, как Он. Все они были такими же старыми, и каждый из них мог до бесконечности рассказывать свою историю. У кого-то они были грустные, у кого-то – веселые. Вот только никто из них не знал, зачем они здесь и что будет дальше. Правда, никто из его новых соседей не задумывался над этим. Почему-то они либо спали, либо рассказывали свои истории. Впрочем, и сам он недалеко ушёл от них: рассказывал про своих друзей – тополь и старушку; и спал. Атмосфера нового дома располагала ко сну: здесь был полумрак и тишина. Лишь иногда какие-то люди с почтением проходили мимо них, ведомые одним и тем же старичком, который что-то увлечённо рассказывал.

На улице сентябрь. Ещё не тот сентябрь, заливаемый потоками осенних моросящих дождей, но уже и не тот, что похож на август. Он вспоминал прошлые сентябри: запах печёных баклажан, дыни, первые жёлтые листья на тополе, старушку, вечно в это время хлопотавшую у плиты и делавшую какие-то заготовки, и ему было грустно. Грустно не чувствовать эти знакомые запахи, не ощущать прихода осени: времени в этом доме не существовало. Только беспросветная кабинетная пустота и бормотание соседей. Иногда, чтобы избавиться от грусти, он закрывал глаза и оказывался в своём старом доме. Делал он это всё чаще и чаще, и однажды навсегда остался там. Этого никто не заметил: соседи не обращали внимания на то, что кто-то из них молчит, а старичок не умел его слушать.

Хмурым ноябрьским днём пришли парень с девушкой, которые когда-то очень любили сидеть возле него и слушать, и долго стояли перед ним, пытаясь услышать от него хоть один звук. Весь вечер девушка проплакала. Пожалуй, только она одна и поняла, что он отправился вслед за своими друзьями.

Новости


17.11.19 

23.11.19 

13.12.19 

04.01.20 

25.02.20 

 

Идёт формирование #117 .
Примерная дата отправки в печать - конец марта.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS