ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru

Александр МАГАЩУК

 

Череп графа Калиостро

Se non è vero, è ben trovato

Если это и неправда, то хорошо придумано

(итальянская поговорка)

 

Жизнь угасала на пороге тьмы…

И лишь воспоминания упрямо

Не отпускали узника тюрьмы –

Джузеппе по фамилии Бальсамо.

 

Он прожил свою жизнь довольно пёстро –

Потомок сицилийских бедняков,

Себя назвавший графом Калиостро,

Ведущим род из глубины веков.

 

Великий заклинатель духов,

Алхимик, мистик, маг и чародей,

Весьма во многих сведущий науках.

И с лёгкостью дурачивший людей.

 

Всё было – авантюры, приключения,

Богатство, нищета, азарт, любовь,

И бегства, и погони, и спасения.

Бурлила жизнь и горячила кровь!

 

И принимали графа во дворцах,

Как колдуна и как посланца ада.

И ждали чуда, подавляя страх,

А он ловил восторженные взгляды.

 

Ну, как же – граф, алхимик, иностранец.

Им движет провидение само!

Заметил как-то: худощавый корсиканец

Так дерзко смотрит на Жозефа Бальзамо!

 

– Я вижу, юноша, что вы честолюбивы!

Вам будет мало генеральского мундира.

Блестящие я вижу перспективы –

Вам покорится половина мира!

 

– Не думаю, что это будет быстро,

Но если точно жребий мой такой –

Назначу вас тогда премьер-министром!

Вы будете мне правою рукой!

 

– Благодарю! Но вряд ли я сумею

Дожить до столь торжественного дня.

Уже сейчас я стольких недругов имею –

Они успеют погубить меня!

 

Где этот юноша? И что с ним? Chi lo sa?

Да… В нём была магическая сила.

Благоволят, казалось, графу небеса!

Но неожиданно фортуна изменила.

 

Не в добрый час в Россию он собрался,

Как оказалось, на свою беду.

Хоть поначалу Петербург и восхищался.

Но – мистика в России не в ходу.

 

Императрица интерес не проявила,

Хотя хвалебные и были голоса.

Мол, «Графов Фениксов» таких тут много было!

Ну, Бог с ним, пусть покажет чудеса.

 

Но чудеса его успеха не имели.

В России магия не стоит ничего.

Как на диковинку заморскую смотрели.

Салонный фокусник. Не более того.

 

Ему внимали, от восторга цепенея,

И королевские дворы, и высший свет

Его встречали, как магистра, чародея.

В Европе – да, а вот в России – нет.

 

Перед каким ни выступал он залом –

Никто нигде не замечал обман.

А вот в России всё закончилось скандалом –

И Калиостро выслан был как шарлатан.

 

Потом в Италию вернулся, а напрасно:

Был арестован и к ответу привлекли.

Его судила инквизиция – негласно,

Как чернокнижника. И ночью привезли

 

(С повязкой на глазах вдобавок)

Туда, где возвышался над горой

Сан-Лео – неприступный грозный замок.

Который стал его пожизненной тюрьмой.

 

Спустили вниз по лестнице скрипучей.

Не камера, а склеп. Сырой подвал.

Вход – через потолок. На всякий случай.

Чем чёрт не шутит – чтобы не сбежал!

 

Он не пытался. И свобода не прельщала.

Куда? И как? Ради чего бежать?

И дух ослаб, и воля угасала.

Осталось только смерти ожидать…

 

Подробности не очень-то известны –

Как умер Калиостро? Почему?

Кто говорил, что умер от болезни,

А кто – от яда, что подсыпали ему.

 

И не на кладбище его похоронили –

Без отпевания, обрядов и молитв

У крепостной стены тайком зарыли.

От посторонних глаз могилу скрыв…

 

Он не узнал, что оказался прав,

Предсказывая юноше корону.

Ещё не умер самозваный граф,

Когда взошла звезда Наполеона!

 

Наполеон за Францию сражался,

Дойти и до Египта довелось.

И, наконец, в Париже он короновался.

Стал императором! Пророчество сбылось.

 

И кое-что о тайнах фараонов

Наполеон успел в Египте разузнать.

Послал солдат из польских легионов

Могилу Калиостро разыскать.

 

«Непобедимой будет власть и воля ваша!» –

Услышал он от старого жреца. –

«Но пить вам надо из особой чаши,

И эта чаша – череп мудреца!»

 

Знал Бонапарт, кого считали люди

Во всей Европе главным чародеем.

Вот череп Калиостро пусть и будет

Для императора магическим трофеем!

 

Был череп графа из могилы извлечён,

В Париж доставлен срочной эстафетой.

Придворный ювелир был удивлён:

Уж как-то очень… не по-христиански это.

 

А, впрочем… Ювелир пожал плечами,

И мёртвый череп был украшен серебром,

Чеканкой, драгоценными камнями,

И водружён над императорским столом!

 

– Простите, граф, что я вас беспокою, –

Сказал, сжимая чашу в кулаке, –

Вы не успели стать мне правою рукою,

Но ваша голова в моей руке!

Я рад, что вы меня не обманули.

Отныне – навсегда со мною вы!

 

И показалось – искры промелькнули

В пустых глазницах мёртвой головы!

 

Никто уже доподлинно не знает:

Пил Бонапарт из чаши той? Не пил?

Но чашу эту – летописцы утверждают –

Всегда с собой Наполеон возил.

Считал её волшебным талисманом,

Поскольку предсказание сбылось?

И череп шёл по покорённым странам,

Не покидая императорский обоз.

 

Наполеон – непобедим! Никто не в силах

Остановить его полков победный марш!

Дух Калиостро вёл его в Россию –

За прошлые обиды взять реванш?

 

Страна легко, почти без боя покорялась.

Москву – и то Наполеону отдала!

Но и победа ни на шаг не приближалась,

И с каждым днём всё хуже шли дела.

 

«Шумел, горел пожар московский…»*

В походном сером сюртуке стоял

Наполеон – один у стен кремлёвских.

Что происходит? Он не понимал.

 

Над императором фортуна посмеялась?

Как и над Калиостро – в те года?

То, что легко в Европе удавалось,

В России – никому и никогда!

 

Зачем пришёл сюда Европы повелитель?

Предчувствуя погибель впереди,

Великой Армии великий предводитель

Молчал, скрестивши руки на груди…

 

Москва горит… Россия – необъятна!

Царь далеко… Что дальше ожидать?!

Осталось только уходить обратно.

Не уходить, фактически бежать!

 

Уже не строем, а толпой безликой,

Шатаясь, как в бреду, как в страшном сне,

Остатки жалкие той армии великой

Шли к переправе на Березине.

 

А впереди – кровавые сражения,

И маршалов предательство своих,

И через всю Европу отступление –

Обратно до парижских мостовых.

 

Закончились бои, походы, стрельбы

Когда он отреченье подписал.

Но, даже сосланный на остров Эльба,

Себя он побеждённым не считал.

 

Лик Бонапарта был решителен и светел –

Европа будет вновь в его руках!

На чашу бросил взгляд – и вновь заметил

Как будто тусклый свет в пустых глазах.

 

Удача от него не отвернётся!

И талисман волшебный будет с ним.

Собрав войска, во Францию вернётся,

В Париж!

               Ну, да. Как Калиостро в Рим.

 

В России скажут: битому неймётся!

Он что? Так и не понял ничего?!

Да, император своего добьётся –

Но ненадолго. На сто дней всего.

 

Угас, угас его военный гений…

Удачи не было. Успеха – никакого.

И череда навязанных сражений.

Ну, а потом – разгром у Ватерлоо.

 

Не помогла и чаша Калиостро

Наполеону избежать позора плена.

Пожизненная ссылка. Снова остров.

Уже не Эльба, а Святой Елены.

 

Как часто штормовыми вечерами

Он вспоминал с тоскою свой Париж.

Что одиночка в замке над горами,

Что остров в океане – не сбежишь…

 

Вдруг понял он – пронзительно и остро,

Морщины даже пролегли на лбу –

Что потревоженный в могиле Калиостро

Наполеону навязал свою судьбу!

 

Напрасно посчитал он талисманом

Костей авантюриста мрачный тлен.

И обернулась «магия» обманом:

Измена, крах, предательство и плен!

 

В плену – как Калиостро! – оказался

У недругов своих Наполеон.

 

Добавим – в том же возрасте скончался.

И умер точно так же, как и он.

Кто говорил, что умер от болезни,

А кто – от яда, что подсыпали ему.

Уже искать причину бесполезно,

Но… странно умер, судя по всему.

 

Как Калиостро, его тайно хоронили.

Без эпитафии. Чтоб место не нашлось?

И упокоиться навеки в той могиле

Наполеону тоже не пришлось.

 

Из островной могилы безымянной

Прах императора был позже извлечён,

Перевезён в Париж по океану,

И в Доме Инвалидов помещён.

 

И Франция его похоронила

Лишь через сорок лет, как он усоп.

И именно Россия положила

Свой камень на Наполеона гроб!

Кому нужны могильные раскопки?

Ведь мёртвым всё равно – что так, что так.

Что серебро на черепной коробке,

Что из карельского порфира саркофаг.

 

Но даже мёртвый – для живых он триумфатор!

Имперский дух опять со всех сторон!

И снова у французов император.

Хоть и другой, но вновь – Наполеон!

 

И вновь империя, и снова власть обмана,

Ложь обещаний и амбиций круговерть.

И вновь ненужная война, позор Седана,

Плен, заключение, изгнание и смерть.

 

Пробудят мертвецы в живущих злые силы:

Вождями делаются, знаменем для них,

Ведут вперёд! И тянут их в могилы –

Обманутых и одураченных живых!

 

Жестоко Калиостро расквитался

За свой могильный потревоженный покой…

 

А после череп тот – кому достался?

Чьей он теперь сжимается рукой?

Кто ожидает подходящего момента?

И на кого обрушит небеса?

 

А может, череп – лишь зловещая легенда?

Всё может быть… Кто знает?

                                                  Qui sait ça…

 

 

 

_________________________

 

*Строка из народной песни по мотивам баллады поэта Николая Соколова «Он»

Chi lo sa? [ки ло са] – Кто знает? (итал.)

Qui sait ça… [ки сэ са] – Кто это знает… (фр.)

Новости


02.07.22 

11.07.22 

11.07.22 

06.09.22 

20.09.22 

 


Начинается формирование №143\144 – последнего в 2022 году. Номер будет сдвоенным, в новогоднем оформлении. В печать отправится в начале декабря.

Льготный период цен для каждого автора – две недели после  получения прайса. 

Выпуск журнала в 2023 году будет зависеть от ситуации с ценами на печать.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS