Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Даниил БЕЗРУКОВ

 

Секреты морских пучин


Страх – самое древнее и сильное из человеческих чувств,

а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого.

                                                                  H. P. Lovecraft


Я остановился, чтобы ещё раз взглянуть на карту. Побережье было уже недалеко. Оставалось только надеяться, что там я найду кого-нибудь, кто поможет пересечь Тивинское море. Если верить карте, то в той части берега, куда я направлялся, не было ни одного, даже небольшого, населённого пункта, так что моя затея была той ещё авантюрой. На что только не пойдёт загнанный зверь, чтобы выжить. Я скитался по лесам и болотам уже больше четырёх дней, засыпая лишь на пару часов, постоянно ожидая нападения. За моей головой охотилась вся империя, обвиняя меня в предательстве нации и преступлении, которого я не совершал, а моё лицо красовалось на каждом столбе даже самой отдалённой провинции, с внушительной наградой за поимку.

Спустя несколько часов я вышел из очередного лесного массива, встретившегося на пути, и оказался на чернозёмном пустыре, который, скорее всего, был когда-то полем для засева, но теперь здесь остались лишь черви. Чем ближе я подходил к центру чернозёма, тем тяжелее было сделать шаг. Ноги сильно вязли во всё более и более вымокшей земле. В какой-то момент я остановился, чтобы перевести дух, и сделал глубокий вдох. Запах морской воды на мгновение поселился в лёгких, и стало понятно, что до цели оставалось недолго. Вскоре вдалеке показалась сильно потрёпанная, местами просевшая, каменная городская стена. Я снова обратился к карте, в очередной раз убеждаясь в отсутствии каких-либо поселений в этом богом забытом месте. «Скорее всего, какие-нибудь старинные руины»,– первое, что пришло мне на ум.

Когда ноги вновь оказались на твёрдой земле, я находился неподалёку от той самой стены, оказавшейся сложенной из огромных валунов, к тому же, весьма высокой. За ней ничего не было слышно, хотя деревянные ворота были заперты и имели весьма сносный вид. Я прошёлся сначала по одну сторону от ворот, затем по другую и, не найдя никаких других проходов, вернулся назад. На огромной железной балке висело ржавое кольцо, постучав несколько раз им об деревянный брус, понял, что мне ничего не остаётся, как просто ждать. Я стоял несколько минут, ожидая реакции с другой стороны, и, когда уже было начал разворачивается, чтобы начать искать другой путь, услышал звон железа. Ворота распахнулись, и – два охранника внушительного телосложения с копьями наперевес внимательно изучали меня, нисколько этого не скрывая. Я сделал шаг вперёд.

– Стоять,– приказал один из стражников голосом, который показался мне весьма гадким, – зачем пришёл сюда?

– Меня зовут…

Второй страж прервал меня на полуслове.

– Заткнись. Нам плевать, как тебя зовут, отвечай на вопрос, – бугай сделал паузу и слегка наклонил копьё в мою сторону,– зачем пришёл сюда? – голос его был ещё более отвратительный, чем у первого.

– Мне нужен тот, кто поможет переплыть Тивинское море.

– Здесь тебе не помогут, – снова отозвался первый охранник, и затем начал закрывать ворота.

– Стойте, стойте…– просил я, двинувшись в проём закрывающихся ворот.

Через секунду два острых пика оказались у меня перед носом.

– Ты что, сдохнуть хочешь? – вновь прозвучал ужасный голос.

– Послушайте, я брожу по округе уже четыре дня, я толком ничего не ел, не спал, пожалуйста, мне просто нужно выспаться, и я уйду… обещаю.

Стражники переглянулись и вновь уставились на меня, медленно убирая оружие от моего лица.

– Морской чёрт с тобой,– дозорный сплюнул, едва не попав напарнику на ботинок, – веди себя тихо, ни с кем не заговаривай, здесь не любят чужаков, и без глупостей тут, а то наделаю в тебе дыр, понял?

– Понял.

Они расступились, демонстрируя, что пропускают меня.

– Отдохнёшь в таверне «Белый корабль», вверх по этой улице, – он указал пальцем на дорогу, уходящую вправо, – других тут нет, так что не пропустишь.

Я выровнялся с охранником и теперь мог внимательней рассмотреть его лицо, местами прикрытое шлемом. Кожа у него была серая, словно пепел, губы ненормально пухлыми, от чего нижняя нехило отвисала, огромные ноздри на приплюснутом и вытянутом книзу носу довольно мерзко расширялись и сужались во время дыхания. Глаза будто бы застилала грязная пелена, от чего маленькие, жёлтые зрачки были почти не заметны.

– Ну чего уставился?

– Ааа… спасибо.

Стражник не ответил, и я, не мешкая, направился по указанному маршруту.

В городе пахло сыростью и тухлой рыбой, мне и до этого приходилось бывать в портовых городках, но такой вони я не припомню. Повсюду царила гнетущая атмосфера. Всё здесь было в весьма плачевном состоянии. Запущенные небольшие домики, на некоторых из которых были забиты окна и двери, а стены изрядно проросли плющом. Здания были построены весьма неумело и, судя по всему, держались на честном слове. Все они шли один за другим вдоль улицы настолько плотно, что могло показаться, что это один очень длинный дом. Встретившиеся мне дома не превышали третьего этажа, но даже они казались невысокими. Над крышами города был виден купол, скорее всего, какого-то храма, думаю, он находился в центре поселения, и был виден отовсюду. На улицах не было ни души, как будто все люди превратились в бездомных кошек, которые бродили тут повсюду. Каменная брусчатка, из которой были выложены тротуары, сильно износилась и покрылась глубокими ямами, залитыми какой-то жижей. Редкие фонари светили тусклым светом, и поэтому приходилось всматриваться в каждое здание, чтобы не пропустить нужное.

Неожиданно закапал мелкий дождь, и я продолжил поиски в ускоренном темпе. Таверна оказалась в самом конце улицы на пересечение с другой, более узкой и тёмной. Чуть подальше таверны находился небольшой пустырь. Думаю, это был задел на новый дом, который передумали строить. Заведение выгодно отличалось от остальных, но всё же не казалось мне надёжным. Вывеска с названием висела на проржавевшей железной балке и со скрипом болталась из-за поднявшегося ветра. Некоторые буквы на деревянной доске сошли, оставив после себя лишь небольшие клочки голубого цвета. Судя по нескольким крашеным брёвнам, из которых состояли стены, можно было предположить, что и само здание когда-то имело голубой цвет. Довольно странный выбор для таверны. Пол внешней парадной прогнил и имел две небольшие сквозные дыры недалеко от входной двери. Из окна первого этажа струился приятный свет, однако за стеклом никого не было видно, и я постучал в дверь. Через какое-то время деревянный пол с той стороны заскрипел под натиском тяжёлых и неторопливых шагов. Замок отворился, и на пороге появилось огромное тело, закрывающее собой почти весть проём. Это был мужчина, на вид лет шестидесяти. Лысая голова демонстрировала очень странное строение черепа, выпуклый по центру и вогнутый по бокам. Как и у стражника, кожа здоровяка была серой, а в складках на лбу превращалась в тускло зелёный. Опять те же мутные глаза с маленькими жёлтыми зрачками и приплюснутый нос. Судя по всему, отличительный набор местных жителей. Одет он был в когда-то белую майку, повсюду покрытую пятнами, поверх которой висел грязный жёлтый фартук. Чёрные штаны, на несколько размеров больше нужного, свисали до самого пола. В правой руке незнакомца красовался длинный железный прут с заострённым концом, напоминавший гарпун.

Он смотрел на меня сверху вниз, а его взгляд выражал лишь презрение.

– Можно войти? – начал я.

– Нет,– резко отрезал толстяк.

– Можно снять комнату?

– Пятнадцать липов за ночь,– всё так же быстро отвечал он.

– Дороговато.

– Ну тогда оставайся на улице.

– Ладно, пятнадцать у меня есть.

Хозяин таверны освободил проход.

В помещении было не намного теплее, чем на улице. Догорающий камин, находящийся в центре стены основной залы, не мог согреть сквозящее повсюду здание. Стулья, поставленные на столы были покрыты слоем пыли, что говорило о мягко говоря не популярности заведения. На стенах висело несколько картин, изображающих не ведомых мне морских чудовищ. На полках вместо привычного разнообразия бутылок ютилось всего несколько чекушек с непонятным содержанием, по-видимому, для личного пользования. Бугай сказал, чтобы я подождал, пока он принесёт ключ от комнаты. и я решил получше осмотреться.

Я неторопливо шёл вдоль стены, на которой висели картины, поражался искусностью нарисовавшего их художника, пока не наткнулся на кусок старой ткани, приколоченный гвоздями почти у самого потолка. Она точно прикрывало что-то. Я медленно начал двигать тряпицу в сторону, пока мне не открылась резьба – что-то вроде пентаграммы; чуть ниже и до самого пола были вырезаны иероглифы на неизвестном мне языке. Я встал на корточки, водя пальцами по буквам чужого алфавита, не заметив, как огромная тень нависла надо мной. Полотнище резко закрыло рисунок на стене, от чего я сразу же поднялся на ноги и повернулся лицом к неожиданно появившейся фигуре.

– Второй этаж, первая дверь направо,– грубым голосом сказал толстяк, протягивая мне старый ключ без каких-либо бирок.

– Спасибо, – смущённо ответил я, забирая маленький кусочек железа,– а можно что-нибудь поесть, я не ел нормальной еды уже целую вечность.

Здоровяк скорчил такое лицо, как будто его сейчас оскорбили.

– Только рыба.

– Сойдёт.

Я поднялся на второй этаж по скрипучим ступеням, и передо мной вытянулся узкий коридор, по обеим сторонам которого находились двери комнат. Моя, в свою очередь, никак не хотела открываться, но после пары ударов плечом всё-таки поддалась. В комнатушке пахло сыростью и гнилью. Здесь почти ничего не было, кроме старой кровати и стоящего рядом с ней столика с отломанной ножкой, чуть выше которого находилось заляпанное окно. На стене висела одна из тех картин, что украшали первый этаж. Когда я сел на кровать, та прогнулась так сильно, что мне показалась – ещё чуть-чуть, и она разломится надвое. Из покрывала поднялся столб пыли, будто от извержения вулкана. «Бывало и похуже»,– подумал я. Снял с себя ботинки и, пристроив меч на столик, улёгся в постель. Глаза уже потихоньку слипались, когда кто-то зашёл. Хозяин таверны, не сказав ни слова, положил тарелку с каким-то содержимым на стол и сразу же вышел, захлопнув за собой дверь. В блюде лежали ломти сырой рыбы непонятного происхождения, залитые какой-то вязкой жидкостью. Я оторвал небольшой кусочек мяса и положил в рот, но в ту же секунду выплюнул его назад. Осознав, что придётся остаться голодным, снова лёг в кровать. Мысли не давали заснуть, я думал о том, что ждёт меня на другом берегу моря, думал о судьбе империи и своей деревне, о том, как завтра найду моряка, который отвезёт меня на новую для меня землю.

Сильнейший раскат грома разбудил меня посреди ночи. Дождь барабанил по стеклу и крыше, а ветер задувал так сильно, что всё здание ходило ходуном. Я посмотрел в окно: действительно, на улице был очень сильный ливень, капли дождя, казалось, достигают размера наконечника стрелы. Я снова хотел было прилечь, но странное движения в переулке между таверной и соседнем домом задержало мой взгляд. Небольшой силуэт, напоминавший человеческий, выдавал престранные телодвижения, лёжа в грязи, окружённый всяческим хламом. Я открыл окно, чтобы лучше разглядеть происходящее, и взору открылась ужасающая картина. То, что лежало в чёрной луже, нельзя уже было назвать человеком, существо извивалось в грязной воде, выгибая конечности под невообразимыми углами, кожа медленно слезала с него, оставляя вместо себя рыбью чешую, по всему телу начали появляться жабры и перепонки, а на спине вылез огромный плавник от таза до шеи. Тварь издавала отвратительные звуки, сопровождаемые хрустом костей и суставов. Я резко закрыл окно, несколько секунд обдумывая увиденное, затем схватил меч и бегом направился на первый этаж, чтобы рассказать хозяину таверны о том, что произошло. Спустившись, я увидел то, чего никак не ожидал. Метаморфоза, происходившая в переулке, судя по всему, уже полностью завершилась на здоровяке, отчего тот стал ещё больше. Его тело полностью было покрыто переливающейся чешуёй, нос впал, оставив лишь ноздри. Глаза увеличились вдвое и сильно выкатились. На голове и ушах появились небольшие плавнички, а над раздувшимися губами выросли два небольших сомьих усика. Он сидел на коленях напротив пентаграммы, выцарапанной в стене, и проговаривал непонятные, пугающие слова. Я хотел уже подниматься назад, но было уже поздно, мутант заметил меня и, издав оглушительный рёв, отчего из пасти у него начала вытекать вода, бросился в мою сторону. Разбежавшись, я со всей силы влетел в парадную дверь и оказался на улице. Нога провалилась в дыру у порога, и я упал лицом на деревянный пол. Монстр бежал прямо на меня; выхватив меч, я выставил его перед собой. Бугай налетел на него, успев полоснуть мне по лицу своими длинными когтями. Его фартук и майка начала пропитываться тёмно-зелёной кровью, из его рта снова начала вытекать вода, и он завопил так громко, что мне пришлось бросить меч и закрыть уши ладонями. Когда вой утих, тварь упала и не шевелилась. Достав оружие из мёртвого тела, я попытался встать, но почувствовал сильную боль в ноге и снова рухнул. «Вывихнул»,– подумал я и, опираясь на рукоятку меча, поднялся. Неожиданно раздался звук бьющегося стекла, затем ещё и ещё. Вылетая из окон и выбивая двери, десятки монстров оказывались на «свободе». Они толкали и затаптывали друг друга, падали с высоты, но снова поднимались, казалось, они не чувствовали ни страха, ни боли, а лишь одержимо бежали в мою сторону. Я рванул вперёд, не оглядываясь, совсем забыв о покалеченной ноге. Очередное окно разбилось, и один из мутантов упал прямо предо мной. Я видел, как его сломанная от падения шея за секунду пришла в норму, и существо бросилось прямо на меня. Одним быстрым движением я распорол ему живот и побежал дальше. Их становилось всё больше и больше, как на зло, нога снова начала давать о себе знать, а густая грязь и порывистый ветер ещё сильнее затрудняли передвижение. Я, как мог, отбивался от слишком близко приближающихся тварей, разрубая их уродливые тела. Сам того не заметив, я оказался возле храма с тем самым огромным куполом, на который обратил внимание, как только вошёл в город. Чуть дальше храма простиралась широкая набережная. Монстры заполоняли пространство вокруг церкви, загоняя меня всё ближе к воде, и, когда отступать было уже некуда, я принял оборонительную стойку и приготовился сражаться до последнего. Вдруг земля у меня под ногами затряслась, и все уродцы резко остановились. Огромная волна с оглушающем взрывом вырвалась из моря, заливая всё до самого храма. Громадный обелиск медленно начал подниматься с морского дна. Все твари один за другим стали опускаться на колени и синхронно тараторить что-то непонятное. На громадном монолите были выгравированы рисунки ящерообразных животных и людей рядом с ними – похоже, вся история некой древней цивилизации была запечатлена на этом величественном камне. Раздался ещё один взрыв, и из воды вынырнуло нечто. Змееподобное чудище обвилось вокруг обелиска и застыло над самым пиком, разведя напоминавшие человеческие руки в стороны. Меня поразил паралич, и я упал на колени. Невозможно было устоять перед могуществом этого создание и ужасом, отравлявшим тело и душу. Сотни голосов, всё ещё продолжавшие проговаривать одно единственное слово ,становились всё громче и четче. Это было имя. ДАГОН. Взгляд огромных глаз поразил меня, словно стрела. Каждую клеточку моего тела поглотил страх, в голове всплывали сводящие с ума картины, которые не поддаются описанию. Все ужасы этого мира слились в единый клубок и теперь беспощадно мучили меня, разрушая моё сознание. Этого не может быть. Я не могу видеть это. Лучше умереть.

«НЕЕЕЕЕЕТ!»

 

Солнце било прямо в глаза, вокруг стоял крик чаек и шум моря. Приподняв голову, я увидел сидевшую ко мне спиной фигуру.

– Очнулся, наконец? – спросил старческий голос. – Ну и потрепало тебя, сынок.

Я приподнялся на руках и огляделся. Мы плыли в небольшой лодке, набитой рыбой и сетями.

– Ну и досталось тебе, неудивительно, в тех местах зверьё бешеное, вон как тебя отделали.

Я дотронулся до лица и провел пальцами вдоль трёх глубоких порезов, нога ныла и уже изрядно опухла в районе голеностопа.

– Не бойся, наши лекари тебя подлатают.

– Куда мы плывём?

– В Саконт.

– Не припоминаю ни одного имперского города с таким названием.

– Сынок,– играючи вытянул старикан,– империя осталась на другом берегу.

Он посмотрел на меня и улыбнулся. Я снова упал на лежавшие подо мной снасти и закрыл глаза.

– А что ты делал в Иннсмуте, городок-то лет двести назад затопило, не знал?

Я ничего не ответил, ведь единственной мыслью, основательно засевшей в моём затуманенном разуме была:

«Древние снова просыпаются».

Новости


25.08.17 

26.09.17 

16.10.17 

23.10.17 

27.10.17 

 

Завершено формирование №94. О дате отправки в печать будет сообщено дополнительно.


Начинается формирование №95. В печать пойдёт в январе и будет тоже в новогоднем оформлении.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS