Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Евгения Минюшова

 

Сашка

(повесть)


 

Сашку ждали больше года. Иван по приходу домой с работы спрашивал у Лидии.

– Ну, как?

Лидия качала головой и поджимала губы, которых почти не было. Она возвращалась с работы, старалась накормить Ивана повкуснее, но он не любил как-то оценивать, потому что вышел из простой семьи, где отец приходил загазованный в день аванса и получки. Зарплата в семидесятые годы прошлого века была почти равная у каждого, премии давали изредка, да и то хватало на складчину, чтобы не было дома вопросов.

Долгожданный, Сашка родился в осень.

– Хорошо,– рассуждала Лидия,– в школу в осень пойдет, глядишь, лишний год его будет…

Хлопот хватало. В очереди на квартиру Иван был третьим, ждали, волновались, а здесь и прибавление семейства. Правда, говорят, что одно счастье не приходит, как и беда.

Рос Сашка не по дням, а по часам. К осени восьмидесятого открыли детский сад «Сказка», куда и повела Лидия годовалого мальчишку учиться уму-разуму.

Сашка плохо ещё разговаривал, но характер был виден с первого дня. Уступать не умел, часто обижался, ждал момента, чтобы его побаловали, пожалели, приласкали. По утрам он всматривался в глаза мам, провожавших своих детей, и целый день отнимал игрушки, принесённые малышами из дома, старался отнять сладости, а если получал отпор от детей чуть постарше, старался отнять и выбросить, показав тем самым, что он сильнее.

Через два года родилась его сестрёнка Валюха – тихая, спокойная. Лидии казалось, что дочка не умеет вовсе плакать, требовать. Красивая девочка. Чёрные большие глаза, сбитая, похожая на отца.

Детство быстро пробегает – не успеешь глазом моргнуть, как собирай к школе портфель.

Школа была у дома, если бы не пятиэтажка, можно было бы наблюдать за ведением уроков. Детей в первые дни провожали, а потом подписали заявления в группу продлённого дня, которую вела всё та же учительница. А учительницей была Евгения – молодая особа, работавшая в школе уже двенадцать лет. Она сразу заметила характер паренька, упрямость, молчание, бегающие глаза… но пытливые. Сидел Сашка в большом классе на третьем ряду, да на предпоследней парте все три года.

Трудно ему было в третьем. Нет, ни в учёбе, здесь были крепкие четвёрки, неплохое старание… Напрягало другое. После завтрака, обеда и полдника Сашка набирал оставшиеся продукты, укладывал в портфель, их хватало на весь день.

«Почему? В чём причина?» – пыталась объяснить себе Евгения.

Стала анализировать утренний приход ученика в школу. А ведь действительно: он никогда не лакомится продуктами из дома! Как-то ни разу не приходилось видеть, что он кого-то угощал из детей. Евгения при встрече с мамой сказала об этом.

– Вот ещё! Пусть дома кушают. Я не люблю и не признаю хождения с кусками по классу.

В третьем классе Сашка стал раздражительным, большую часть времени после пятнадцати часов гулял до прихода матери с работы. Отец, работая сварщиком, уставал, хотя работа была – перейди через дорогу! А вечером шел калымить: в районе строились гаражи – кому ворота, кому замок на ворота – да мало ли…

Свой гараж тоже надо было достраивать. Сашка любил хаживать с отцом. У гаражей бродили ничейные собаки, много было техники. Нет такой машины или трактора, где не восседал Сашка.

Весна заканчивалась, впереди лето, окончена «началка» – гуляй, не хочу. В дневнике и личном деле Сашки были все четвёрки, но выпуская из начальной школы, Евгения переживала за него, как и за каждого. Что-то её волновало, часто снились сны, как говорится «в руку». Стал Сашка похаживать на железную дорогу со старшими ребятами, железка пролегла впереди дома, пройди косогор – и на месте. Стал покуривать, сбегать из дома…

Один августовский день помнили долго: все соседи ждали, когда Лидия приведёт своего сорванца. А он и ухом не повёл. Стерпел подзатыльник. Его за руку приволокла мать и закрыла на неделю дома. В тот вечер Сашка почувствовал взрослость, дым и вкус беломора, печёную на костре картошку и свободу. Следующие вылазки матери предупредить не удавалось. Была полная тайна, покрытая мглою.

А в соседнем городе за восемь километров заканчивалось строительство девятиэтажек. Тольятти рос на глазах. Не могла Лидия и подумать, что именно там и надо было искать своего сорванца – в белой рубахе, без портфеля, который скучал, спрятанный под колесо в АТП.

В тот вечер Сашке старшаки поручили денежное дело – стоять на стрелке и громко свистеть на «шухер». А шухер был прост: старшие открывали гвоздями двери, сделанные их фанеры, в новом районе нового Тольятти, забирали магнитофоны, телевизоры, продукты, полученные людьми по талонам – и были таковы!

С сентября Сашка приходил на первые уроки в школу, новый классный любил выпить, да и семьи плохо знал – всё шло «на авось». В ночь банду задержали, спать первый раз Сашке пришлось на нарах в милиции. Дома сходили с ума. Только на следующий день раздался телефонный звонок, известивший о задержании несовершеннолетних во время кражи в жилом комплексе. Это не скажешь одним словом: комиссия по делам несовершеннолетних, штраф, постановка на учёт, а дальше – колония. Колония ждала Сашку. Благо, что отправляли сорванцов четырнадцати лет недалеко от дома.

Сызрань – небольшой железнодорожный город, откуда шли поезда во все уголки необъятного Советского Союза. Там не было легко. Пока суть да дело, суд, решение – прошла учебная четверть. Сашка отстал от сверстников на год. Трудно приходилось. Это не школа в слесарных мастерских, где пилили пилой или точили наждаком… Многое пришлось повидать.

За отсидевшим сыном ездил Иван. В голове кружились мысли: «Не слажу, не смогу! Да взрослым сорванцом стал! Друзьям семнадцатый, те в технари ушли, а мой… Пойдёт ли в школу?!»

Шёл октябрь, а Сашка в школу и не думал. Прогуливал, курил. В вечёрку могли взять, но не уговорить его. Взяли в школу микрорайона на особых условиях.

Иван пришёл поздно, приваривал ворота в гараже – сразу не получится. Зашёл домой, разделся.

– Мать, ужин собирай, будем вечерить.

Сашка был не в себе, раздражался от каждого звука телевизора, глаза были словно после возбуждения, бегали, зрачки двоились. Отец стукнул по столу – это было последним, что увидела мать. Сашка рванулся на балкон, Иван перегородил дорогу, бросок в сторону отца – Иван падает, а Сашка устремляется на балкон.

– Ты куда, сынок?!

– Покурить! – это были последние слова парня…

Громкое падение с восьмого этажа услышали соседи. Скорая застала его ещё живым. С громкой сиреной мчалась машина по дороге. Губы Сашки синели.

– Скажите училке первой, я больше не буду, мне больно. Про…

На похоронах был весь микрорайон. Сашка утопал в цветах, которых он не видел. Осталась от него память – поделки, что стояли у первой его учительницы в шкафу, да его сестра Валентина, которая тоже училась в его бывшем классе у Евгении.

Было бы ему сейчас всего сорок пять…

Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS