Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Евгения Минюшова



Лора

Повесть

 

Уазик остановился на Инженерной улице. Лариска взвизгнула, но с дороги не ушла. Дверка машины открылась. Девушка, не дожидаясь приглашения, уселась на правое пассажирское сиденье.

Скоротечная картинка из жизни молодости мгновенно попала в объектив глаз секретарши Марии. Казалось, что с того, что Лариску довезут в другой район города из забытого Яблоневого? Но к вечеру новость облетела комбинат.

Юрий возил начальство. Родителей в городе у него не было, где-то на севере жила сестра, которая вот уж три года не приезжала. Да и куда ехать? Юра жил чётким расписанием: работа, обед в семье, вечером детский сад, из которого надо забрать Маринку.

На комбинате ходили слухи, что дочь начальника комбината после рождения ребёнка стала часто лежать в больнице. Отец не мог простить себе заболевание единственной дочери. Но судьбу не уговоришь. Началась расстройство нервной системы, сбои памяти и умственных функций.

Юрий женился по любви и отдавал всего себя для создания здоровой семьи. Ещё бы! Они женились, не оглядываясь на суждения окружающих. «Влез в семью начальства, самозванец... Обманул девчонку – куда деваться!» Но на чужой роток, как говорится, не накинешь платок... И они жили до поры до времени счастливо.

Лариса приехала покорять новые дали из далёкого Бишкека. Работы не было, мать вышла за другого замуж, в семье остались младшие. А вокруг знатоки твердили, что на комбинате Поволжья дают общежитие, да и квартиру быстрее получишь, если обзаведёшься семьёй.

Вглядевшись в глаза новенькой, поймёшь, что девка эта не промах: хитрая, наигранная, знающая цель жизни.

У Юрия было два часа свободного времени. Молодёжь остановилась на далёком берегу Волги, где никто их не увидит и не придумает новую историю. Но история уже писалась от этой тихой заводи...

Юра снял чехлы с заднего сидения, расстелил под деревом под самой водой. Тихое течение реки, солнечный луч и ласки сблизили молодёжь... Казалось, что от этого часа, проведённого с женатиком, у которого получилось спланированное свидание, от быстротечности – потеряешь не только разум, но лишишься голоса. Но для Лариски это было обычным случаем.

Тяжелее стало присутствие дома, в комнате, где Юрий жил по-прежнему с женой. Игры с ребёнком, жалость… И – молчание. Перемена была заметна тёще, которая просила прислушаться мужа к событиям на комбинате.

Нина слегла, муж посещал её в больнице, отвёз в Куйбышевский санаторий, но болезнь всё сильнее уязвляла саму больную из родственников.

Юрий несколько дней готовился к разговору, который всё как-то не получался. Ларискины визги и стремление к цели не позволяли говорить серьёзно. Надо было решать вопрос: или-или.

В центре города у Юрия осталась комната в подселении старого деревянного дома, которую получила ещё его бабушка. Вторую половину занимала молодая учительница, проживающая с мальчиком-подростком.

– Лора, мы должны решить важный вопрос. Я не могу сидеть за рулём, когда нужно ответить тестю о нашей истории, которую поведал друг другу весь комбинат.

– Пусть говорят, коль нечего делать!

Разговор не складывался.

– Давай простим всё молодости. Я не могу бросить её больную, не могу предать дочь, не могу смотреть в глаза её родителям.

В понедельник события разворачивались куда обиднее. Юрий приехал вовремя за боссом, молчание дало время задуматься, к обеду его попросили больше не приходить в дом Нины, не видеться с дочерью (в детском саду наложили тоже табу).

События опережали желания молодого красивого Юрия. Много женщин хотели дотронуться до его жгучих кудрявых волос, многие хотели его пожалеть и приголубить, но как-то побаивались гнева начальника: на комбинате платили хорошо, квартиры давали. Что ещё человеку надо?

В среду вечером Юрия у порога встретила дочка.

– Папа, а ты не пойдёшь сегодня в бардак?

Это была последняя горсть соли, которую с трудом он проглотил.

–Завтра после работы заселюсь в бабушкину хатку.

Хатка была в центре города, в ней стояли кровать ещё от 1952 года да стол. Пожалуй, при даже большом желании здесь, на двенадцати квадратах жилой площади, ничего больше не поставишь.

Зарплата была на следующий день. Юра поделил её пополам. Половину передал в семью через секретаря, на вторую купил матрац, подушку, тонкое одеяльце. Покупки прыгали на заднем сидении, раздражая водилу. Но надо было терпеть. Жизнь – дело нешуточное. Через плотину был долгий путь, за эти семь километров, бывало, что ни вспомнишь...

Ночь была томной: один среди чужих стен, вздохи и храп из соседней комнаты, от которой отделяла его каморку только забитая покрашенная дверь.

Одиночество сгладило появление той же бестии, Лариски. Сначала его раздражало её ликование, через неделю лазание по карманам. Юрка закурил, чего раньше за собой не наблюдал.

Стала жаловаться на новую жиличку и соседка по квартире: спит до обеда, плита остаётся грязной с вечера, на кухне протянута уже верёвка с женскими панталонами небольших размеров... Пол моет из чужого ведра, не спросясь.

Шёл ноябрь, на дворе похолодало, Лариска носила лёгкую осеннюю куртку и шапку, купленную с рук на местном рынке. Ведро Юрий принёс из машины, а половой тряпкой стали служить простенькие, изношенные трико. Без жалости жиличка резала их на тряпки для кухни, вытирания ног после ванной и для мытья полов общего пользования.

Перед октябрьскими вечером Юрий завёз домой ящик кур и зарплату, пообещав вернуться к двадцати часам. За это время молодая жена закупила на праздники продукты, моющие средства, мелочи быта и затихла – зарплаты осталось на несколько дней...

– Мужик тоже мне, так на всю жизнь, что ли?

Не успела прийти в себя, как Юрий появился на пороге. Лариска закрылась в ванной и долго вызывала слезами к себе жалость.

– Ну куда я уйду, у меня будет ребенок!

Юрка ожидал от сожительницы что угодно, только не этой новости.

Соседка сжалилась и привезла из школы парту, которая заменила кухонный стол новым жильцам. Из комбинатовской столовой натаскали тарелок с интересными наклейками «общепит», да так и жили.

Спокойствие кончилось, когда Юрий, раздражённый, заговорил о дочери, которую намерен был взять к себе. Кто-то стукнул по столу кулаком, Юрий кричал, буянил и ушёл из дома. Лариска крикнула вслед: «Своих нарожаю десяток, куда ты, мудак, денешься!» Он не приходил три дня, приютила билетёрша из дворца культуры. Сын-подросток не лез в личную жизнь мамаши, поэтому всё обходилось.

На работе стали замечать женщины растущий животик у Лариски. Подначивали бывало: «Вот уж чего у бабы не спрячешь!»

Как-то после кино Юрка принёс молодичку на руках домой, она куксилась, причитала, а в ночь Юрка узнал, что у него родилась вторая девка. Нарекли Катей. После выписки Лора осмелела, по целым дням ребёнок не унимался от крика, соседи ложились спать, накрыв уши подушками.

– Моя! Моя! – причитал Юрка, качая малышку, а в семь часов опрометью покидал дом, не возвращаясь как можно дольше.

Как-то в выходной день соседка не выдержала и сказала: «Башкой надо жизнь строить, а не эмоциями, мужики хозяек любят, а блудить к блудницам ходят!»

Катька по-прежнему орала, шум матери и новорождённой смешался во что-то истерическое, непередаваемое.

– Да ты, училка, кому нужна? Правильно делает твой, что дома не ночует, мужики экзотики хотят...

А после прихода сожителя, бросив малышку на койке, молодица разулась, сняла халат и в одной сорочке ночной, босиком, вышла во двор. Снег застлал весь двор, она переступала, высоко поднимая ноги, приговаривала: «Сдохну, отвечать будете, я вам покажу кузькину мать!» Но никакая мать не показалась, пропало молоко, а Лора провалялась неделю в постели.

Надо было видеть, что варили в ковше на ужин молодые, если Юрка не привезёт сворованных харчей из столовой...

Вскоре его ждала новая весть, которая перевернула за ужином кусок в горле. Лариска снова ждала ребёнка.

– У тебя мозги есть? Будешь кормить их сама, где жить, где спать... Сколько скандалить, сколько можно терпеть самоуправство, скажи?

Но ответов не поступало, и снова шатание по снегу с целью вызвать жалость или умереть. На этот раз родился сын. Большой, белый, батыр крепкий, похожий на мать. Теперь на каждого было по малышу, кричащим день и ночь…

 

Продолжение следует…

Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS