Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Галина Емельянова


Зеркальщик Гурд. Новая встреча

 

Ольгу знобило, мутило, и внутри была такая дрожь, что, казалось, в душе поселился страх. И это отчасти было правдой: страшнее, чем от похмелья, может быть только смерть от палёного алкоголя. Женщина была из пьющих в одиночестве. Когда напивалась, тихо засыпала. Спать ей хотелось всегда. Сказывалась сорокалетняя работа по ночным сменам.

До пенсии неделя, а деньги кончились. Она вышла из квартиры и спустилась ниже на два этажа. Позвонила в дверь.

– Доброе утро, Настя, ухо стреляет, не дашь водки компресс сделать? – спросила, когда открыли.

– Ой, Ольга Владимировна, зачем вам такая гадость! У меня есть хорошие капельки, детям капала, я сейчас принесу, – и молодая женщина ушла куда-то вглубь квартиры.

А Ольга Владимировна, в душе проклиная соседку, стала подниматься к себе. Жила она с котом Барсиком, который и встретил её у порога, заискивающе потёршись о ноги хозяйки.

– Брысь! – недовольно прикрикнула женщина.

Озноб не проходил, и она собиралась уже пройти в комнату, лечь на диван в разобранную постель, но в дверь позвонили. Думая, что это соседка принесла капли для ушей, Ольга, не глядя в глазок, открыла дверь.

В подъезде стояли две женщины средних лет. У рыжей с веснушками было очень знакомое лицо.

– Здравствуйте. Ольга Владимировна здесь живет? – спросила рыжая. И по этому звонкому голосу Ольга её и узнала. Смирнова, ученица её в диспетчерском деле.

– Нет,– ответила, закашлявшись от волнения. – Она съехала.

– А куда? Мы ей на день пожилого человека продуктовый набор и цветы принесли.

– Не знаю, – буркнула хозяйка и попыталась закрыть дверь.

– Тогда вы возьмите, бабушка,– и рыжая протянула бумажный пакет и три гвоздички.

Ольга взяла, хотя продукты в доме были, а вот водки не было. Положила пакет и цветы на полку зеркального шкафа-купе, ещё от той, хорошей, жизни.

Озноб не проходил, и женщина собиралась уже пройти в комнату, лечь на диван, но задержалась у шкафа. Из зеркала на неё смотрела одутловатое лицо с отёкшими мутными глазами. Увядшая кожа и родинка на правой щеке, превратившаяся с годами в безобразную бородавку. Коротко, самостоятельно подстриженные седые волосы торчали в разные стороны. «Так стала похожа на маму», – подумала.

И вдруг вспомнила, что покойница (мама умерла три года назад) в этот шкаф прятала настойку сирени для лечения коленей. Настойка на хорошей, не палёной водке.

Чтобы достать заветную бутылку, пришлось принести из кухни табурет и дрожащими ногами взобраться на него, что получилось не с первого раза. Кот нырнул в шкаф и, наверное, думал, что с ним играют. Ольга покидала на пол старые шапки, шарфы, носки,– бутылки не было. В душе закипали отчаянье и ярость. Со злостью сметая всё на пол с полки, женщина услышала характерный звук бьющегося стекла. По дому разнёсся запах сирени, словно в мае.

Табуретка зашаталась, и женщина упала вниз, на разбросанные вещи.

Зеркало на дверце вдруг потемнело и заговорило утробным голосом: «Эх, Оля, Оля».

Барсик со страха ринулся в эту зазеркальную темноту. Ольга, с трудом поднявшись с пола, шагнула за ним. Совсем как пятьдесят лет назад.

Никакой Яло* она не встретила. Город украшали вполне обычные зеркала, по улицам ходили обычные люди. На центральной площади стоял фонтан, который украшала фигура двух пажей, держащих ключи от Башни смерти.

Яло нигде не было.

Женщина шла по улице и спрашивала редких прохожих о зеркальщике Гурде. Кто-то отводил глаза, кто-то ускорял шаг, не отвечая на её вопрос. И только маленький мальчик с мамой остановились.

– Это тот дедушка в Луна-парке, да, мама?

– Да, малыш, комната смеха в парке. Вы как раз к нему и придёте по этой дороге.

Ольга шла ещё с час и, наконец, увидела колесо обозрения, и другие аттракционы в Луна-парке. Комната смеха с кривыми зеркалами была просто шатром с разноцветным куполом. Вдоль холщовых стен стояли зеркала, в которых можно было стать великаном или коротышкой. В некоторых вообще оставалась одна половинка тела.

– Здравствуй, Оля. Я тебя ждал.

Ольга обернулась и увидела седого мужчину с благородной осанкой и добрыми глазами.

– Здравствуй, зеркальщик Гурд. А где Яло?

–Ты выросла и перестала верить в сказки.

– А ты снова стал делать кривые зеркала?

–Да, обыкновенные – это скучно. Долгие годы я делал зеркало правды. Такое, в котором отражается душа человека, его суть. Если ты Абаж, то увидишь жабу, если Анидаг – гадину, а если Аксал – то ласку.

– И оно есть в этой комнате смеха?

–Да. Людям не нужна правда, она слишком горькая.

– А как же «ложь никогда не убьёт правду»? Гурд, я хочу взглянуть в это зеркало. Ты ведь не разбил его?

– Нет, пойдём. Вот оно, – и Гурд отодвинул шторку на одном из зеркал.

Ольга зажмурилась. Что увидит она – старая спивающаяся женщина? Жабу, гадюку или червяка?

Всё же она решилась. В зеркале отражалась девочка-школьница в красном пионерском галстуке. Смешные косички с белыми бантами, чистые ясные глаза.

– Это я? – удивлённо спросила зеркальщика Ольга.

– Это твоя душа, Оля. Оставайся здесь. В нашем мире нет алкоголя, наркотиков, одиночества. У тебя здесь будет настоящий друг,– и Гурд встал рядом с ней.

В зазеркальном мире рядом с пионеркой Олей стоял подросток с дерзкими мечтательными глазами, со следами кандалов на тонких мальчишеских руках.

Гурд взял Олю за руку: «Клянусь всеми зеркалами королевства, ты станешь прежней Олей – смелой и нужной людям!»

 

___

*Оля, Яло, Гурд – персонажи детской сказки «Королевство кривых зеркал».

Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS