Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Галина Кочергина

 

Сказание о девушке моря

(мистическая повесть)


1.

 

Этой мглистой ночи

Луна – или судьбы моей

Конец одинокий?

Смогу ли ответить я,

Что более беспросветно? (1)

 

Я родилась в семье «людей моря» – ама. Мы – японские традиционные ныряльщики за водорослями, моллюсками и жемчугом. В основном, ама становятся женщины: мы дольше, чем мужчины, можем задерживать дыхание и не переохлаждаемся в воде благодаря более развитому подкожному жиру. Как рассказывал учитель в моей школе, наша профессия насчитывает более трёх тысяч лет. Первые письменные упоминания о ней появляются в китайском «Предании о людях ва» конца третьего века.

Женщины Ама всегда были очень независимыми и гордыми. Они зарабатывали больше квалифицированных рабочих, больше служащих и врачей. Более того – по традиции женщина-ама сама могла выбрать себе мужа.(2) Вот моя мама и выбрала… простого рыбака из бедного рода. Но родители очень любили друг друга, и их семьи смирились.

Рано утром, отправив меня в школу, мама и папа, держась за руки, уходили к океану, где на берегу их ждали лодка, рыболовные снасти, прочные верёвки с камнями и сетки для добычи. Они садились в лодку и отплывали далеко в океан, где мама начинала нырять за тем, что ей заказали торговцы или повара, а папа ловил рыбу и помогал жене, контролируя верёвку с камнем, при помощи которой ама погружались на глубину, а потом принимал добычу. И так из года в год.

Когда у меня начинались каникулы, я выходила в море с ними, и мама учила меня нырять. Мама была очень красивая, с узорами замысловатых листочков, раковин и рыб по всему телу. Такая разрисовка служила для отпугивания больших рыб и водных животных. По традиции ама погружались обнажёнными, имея на себе лишь верёвочный пояс с кайганом – инструментом для выкорчёвывания ракушек устриц из скал, напоминающим поросячье копытце, и большим ножом.

Во время же учебного года, после школы, я ходила к бабушке со стороны мамы, которая была настолько стара, что уже не выходила в море. Там я обедала, делала домашние задания и ждала родителей. Они всегда заходили за мной к бабушке, оставляли ей часть добычи для продажи, а остальное отдавали заказчикам.

 

***

 

В один день, ещё с утра, океан начал «беситься», но явного шторма ещё не было. И мама уговорила отца выйти за добычей «ну, совсем на немножко». Отец согласился. Я, как всегда, ждала их у бабушки после школы. Но… они не вернулись ни вечером, ни утром, никогда больше.

Чтобы организовать достойные похороны, оплатить мою учёбу в школе на следующий (последний год) и раздать внезапно открывшиеся долги, бабушке пришлось продать и мой родной дом, и отложенные на чёрный день жемчужины. А летом я впервые вышла с бабушкой в море на самостоятельный промысел. Бабушка обучала меня с неделю. Потом сказала, что я – молодец и могу зарабатывать самостоятельно.

Так мы с ней и жили. Пять дней в неделю я училась, а в субботу и воскресенье с раннего утра до позднего вечера ныряла. Бабушка рассказывала мне о местах, где лучше добывать моллюсков и водоросли, делилась профессиональными секретами ама. Жизнь потихоньку налаживалась.

Но… Из-за того, что я или училась, или ныряла, у меня просто не было времени завести друзей. И вот однажды, сидя на скале, одиноко выпирающей из океана (решила немного передохнуть), я в сердцах громко произнёсла:

– Ну, нет у меня друзей, что уж тут поделаешь. Хоть с собственной тенью дружи!

Моя тень, до этого спокойно лежавшая передо мной (солнце в этот момент светило мне в спину), зашевелилась, приподнялась на руках, встала на ноги и… села рядом со мной на камень (ну, вылитая я!)

– Привет! – дружелюбно улыбнулась мне тень. – Звала?

Со страха я так дёрнулась назад, что сверзилась со скалы и с шумом и дождём брызг свалилась в воду; поплавала на глубине, вынырнула, отфыркиваясь, и посмотрела на камни в надежде, что со мной случился солнечный удар и мне всё пригрезилось. Но… нет.

Я-тень спокойно сидела на скале и широко улыбалась, глядя на мокрую и офигевшую меня, а потом протянула руку:

– Испугалась? Это ты зря. Я не кусаюсь, наоборот, хочу помочь тебе! Давай же, вылезай!

 

***

 

Из мрака мне вновь

На дорогу мрака, должно быть,

вступить суждено.

ОсенИ меня издали светом,

Луна над грядою гор! (3)

 

Помню, как Химико-человек протянула мне мокрую, холодную и дрожащую руку, а я помогла ей забраться на скалу. Потом мы долго сидели рядом и разговаривали.

Я поведала Химико-человеку, что эта скала – не простая. Здесь когда-то пираты зверски убили японского монаха. И тот, поливая кровью камни и океан, обратился к богине Аматэрасу с просьбой забрать его несломленный дух к себе. Согласилась богиня-солнце или нет, неизвестно, но теперь именно здесь сбывались все желания людей.

– А как же теперь? Ведь люди заметят, что у меня больше нет тени, – глядя мне в глаза, поинтересовалась Химико-человек.

– Ну, я постараюсь вести себя сдержанно и осторожно. На людях – я у твоих ног в зависимости от положения солнца, а когда мы будем одни, я – твоя подруга, помощник и собеседник. Договорились? – я очень порадовалась, что смогла найти общий язык со своей бывшей хозяйкой.

Химико-человек успокоилась, и до самого вечера я помогала ей: вытаскивала поднятую со дна океана добычу и раскладывала её по сеткам, в периоды отдыха массировала подруге спину, руки и ноги, контролировала степень натяжения верёвки с камнем, пока Химико-человек была на глубине, и потом помогала ей влезть в лодку.

Хозяйка – нет, подруга – привыкла ко мне. Со мной она стала приносить больше добычи, чем очень удивляла бабушку, которая постоянно твердила, что, видимо, девушке помогала сама прародительница японского императорского рода (4).

Нам было хорошо и спокойно вместе – и учиться, и работать, и отдыхать. Химико-человек рассказывала мне обо всём, словно каждый день вечером писала дневник: как прошёл день в школе, кто что сказал и сделал, все свои мысли, чувства и желания. А они у неё были грандиозные: она хотела накопить много денег, чтобы после окончания школы поехать учиться в Токио на писателя и обязательно взять с собой бабушку.

Но… последняя не дождалась исполнения мечты внучки. В один вечер она спокойно уснула и не проснулась утром. Когда Химико-человек пришла попрощаться с ней перед уходом в школу, её ждало печальное и милое зрелище: застывшая крошечная сморщенная старушка с бело-голубым цветом кожи в куче одеял и с нежной улыбкой на холодных губах.

Потом похороны… Вежливые слова соседей… И, наконец, мы одни в опустевшем холодном домике. Химико-человек уткнулась мне в плечо, обняла за шею и горько расплакалась. И тут я, дура, вместо того, чтобы уложить её спать, предложила пойти половить крабов, мол, так хозяйка и развеется, и деньги подзаработает. И Химико-человек согласилась.

 

***

 

А океан уже какой день был довольно холодным. И то ли я засмотрелась на облака и вовремя не дёрнула за верёвку (мол, пора подниматься!), то ли Химико-человек увлеклась поисками крабов, но… Я никого не подняла из глубины. Сама же я не умела ни нырять, ни плавать, ведь я – всего лишь Тень.

Так я и сидела в лодке, звала подругу, кричала и плакала. Ветер самостоятельно пригнал нашу лодку к берегу. Всю ночь я металась по песку и звала, звала Химико-хозяйку, Химико-человека, Химико-подругу. А утром… прибой, словно говоря, мол, да возьми же её, свою Химико, притащил тело на берег.

Как же так? Она погибла, а я – живая? Я же Тень? Разве я не должна была сойти в глубину и присоединиться к хозяйке?

Взошло солнце. Я обратилась с вопросами и молитвой к нему. Светило не захотело общаться со мной и спряталось за набежавшие облачка.

Потом другие ама нашли Химико-человека и организовали соответствующие похороны. Я, чтобы особенно не выделяться, завернулась с головой в чёрный плащ и следовала за похоронной процессией поодаль.

Тут же сновал какой-то приезжий (то ли француз, то ли англичанин, то ли американец) с необыкновенными длинными каштановыми волосами. забранными в хвост, и загадочно блестевшими изумрудными глазами. (Очень симпатичный, кстати... Господи, о чём это я?!) Он что-то быстро записывал ручкой в блокнот, о чём-то спрашивал, даже втёрся в толпу и подошёл посмотреть на мою хозяйку, а потом быстро сфотографировал и её, и похоронную процессию, и, кажется, даже меня (а, может, мне так просто показалось).

Когда незнакомец, наконец, удовлетворил своё любопытство (а как ещё можно назвать такое наглое поведение?), то вдруг звонко свистнул, и большой ньюфаундленд, чёрный, словно ночь, примчался из ниоткуда и стал ластиться к... хозяину?

Ну вот. Даже у собаки есть хозяин. А у меня… Я… Совсем одна… Тень в мире людей.

 

О тоска! То и дело

Обращается взгляд к вышине,

Хоть наверное знаю,

С небес не спустится он,

Не придёт меня навестить. (5)

 

1.Мать Митицуны – танка

2.Информация взята с  https://ru.wikipedia.org/wiki/Ама_ныряльщик

3.Идзуми-Сикибу – танка

4.Аматэра́су Омиками (яп. «великое достопочтенное божество, озаряющее небеса») – богиня-солнце, одно из главенствующих божеств всеяпонского пантеона синто, согласно синтоистским верованиям, прародительница японского императорского рода.

5.Идзуми-Сикибу – танка

 

2.

 

Если ты не любил,

Разве обретёшь ты в себе

Настоящее сердце?

Но ведь только оно постигает

Мира печального красоту. (1)

 

Иногда мне кажется, что я родился с вирусом любви к Японии.

 

Меня воспитывала тётя, и даже не родная, а двоюродная. Куда делись мои остальные родственники и непосредственно родители, она никогда не рассказывала. Правда, однажды обронила в сердцах:

– Красивые они были, как ты, и блудные, как козы!

На этом экскурс в историю моего рода закончился. А я и не настаивал.

Тётя работала на дому переводчиком с японского и была помешана на японской истории, стихах, праздниках и еде. Поэтому я вырос, в совершенстве владея и английским, и японским языками, и после окончания школы поступил на факультет международной журналистики, выбрав специализацией Японию.

Когда я окончил магистратуру, благодаря тётиным связям меня взяли корреспондентом в престижный журнал о современной Японии, где французские авторы позволяли читателям как бы изнутри взглянуть на японскую культуру, искусство и общество наших дней. На страницах журнала в материалах, основанных на авторском опыте, можно было прочитать о взаимоотношениях, привычках и особенностях жителей Японии, узнать больше о японских знаменитостях, современном искусстве, моде и дизайне, подобрать что-то для себя, благодаря обзорам новинок косметики и моды, научиться разбираться в японских деликатесах и собрать путеводитель для будущих поездок по следам авторов журнала (2).

Я буквально дневал и ночевал в различных частях Японии, обзавёлся многочисленными знакомыми, полезными связями и… уж, не без этого… пережил короткие и долговременные романы, про которые можно сказать словами классика «была без радости любовь, разлука будет без печали».(3)

 

***

 

И вот как-то раз, разбирая письма и предложения читателей, я наткнулся на одно очень заинтересовавшее меня предложение. Один из постоянных читателей просил редакцию журнала рассказать о ныряльщиках «Ама» не только статьёй, но и визуализацией в виде красочных фотографий. Я показал это письмо главному редактору, и через два дня уже паковал чемодан.

Кстати – может, это кому-то и покажется странным, но я всегда путешествую со своим лю бимым псом, Клодом. Меня уже хорошо знают в соответствующей службе аэропортов. У меня постоянно наготове справки о его здоровье, прививках и т.д. Ну, не могу я оставить любимца дома, взвалив заботы о нём на друзей или соседей. И не считаю это эгоизмом! Псу со мной хорошо – и точка!

Через несколько долгих часов я приземлился в аэропорту Нарита, откуда на синкансене отправился в префектуру Ямагути, что находится на берегу Японского моря. Здесь в заливе Юя расположено древнее поселение «ама».

Судьба распорядилась так, что попал я в эту местность в печальный для всех ама день: хоронили какую-то молодую девушку, которая, ещё учась в выпускном классе школы, уже зарабатывала себе и бабушке на жизнь нелёгким трудом ныряльщицы. Как я понял из разговоров, траурных речей и отдельных реплик соседей между собой, девушка находилась в стрессовом состоянии после недавней смерти бабушки и, чтобы придти в себя, решила пойти понырять. Что уж там, на глубине, с ней случилось, никто так и не узнал, но утром её тело прибило приливом к берегу.

Хоть и кощунственно звучит, но этот репортаж мне был нужен, поэтому я записывал всё, что слышал (вот когда в полной мере ощутил полезность и удовольствие от знания японского), фотографировал и похоронную процессию, и саму покойницу, и окружающую природу, и тот пасмурно-хмурый день. Несколько раз в кадр попадала странная фигура не то парня, не то девушки, вся закутанная в чёрный плащ. Она медленно брела в конце толпы, не приближаясь слишком и не удаляясь чересчур далеко. Словно её что-то держало тут, как на буксире.

 

С такою силой

Тоска его одолеет!

Глухие потёмки,

А он, одинокий, бредёт,

Не различая дороги. (4)

 

Потом, решив, что на сегодня сделал достаточно, я позвал собаку, и мы пошли к океану. Каково же было моё изумление, когда внизу, у подножия скал, я увидел сидящую на песке фигуру в чёрном. Только в этот раз на голове ткани не было. И тут мне стукнуло в голову, что, может быть, этот человек был близким другом или подругой покойного, и тогда я смогу узнать из первых рук и о произошедшей трагедии, и о личности умершей.

Единственное, что меня почему-то останавливало от расспросов, так это реакция Клода на незнакомца. Мой пёс – само очарование, очень добрый и отзывчивый. Я никогда не вожу его гулять в наморднике и на поводке (хотя многие на улице и пеняют мне на это, и порой обещают написать заявление в полицию). Он может подбежать к незнакомцам и запросто ластиться и лизаться. Те смеются, гладят мою собаку и приветливо начинают со мной беседовать. И всем хорошо и весело. Этакий собачий психотерапевт. Но тут…

Клод не поспешил к незнакомцу со всех лап, как делал обычно. Мой шкодливый друг, наоборот, подбежал ко мне, прижался к ноге и еле слышно жалобно заворчал. Так он делал, когда я приводил его к ветеринару на очередную комплексную прививку. Он боялся! Но чего?

Явно, у человека горе. И он не может быть маньяком, психом или хулиганом. Но странность в нём какая-то присутствовала, только я никак не мог понять, что с ним или в нём не так.

 

Судишь других:

То хорошо, это худо…

Вспомни меж тем,

Много ли в нашем мире

Знаешь ты о себе? (5)

 

Несколько минут мы с Клодом стояли поодаль и не решались побеспокоить странного человека. Но потом во мне опять поднял голову журналист, и я смело пошёл по направлению к чёрной фигуре. Пёс затрусил рядом, всё ещё недовольно пофыркивая.

Очевидно, человек, наконец, осознал, что не один на берегу, и повернул в нашу сторону голову. В этот момент ветер сдул с его головы остатки ткани, и на меня уставилась покойница (я хорошо запомнил лицо той, кого сегодня хоронила вся деревня).

Я замер. Руки и ноги враз онемели, и мне стало ужасно холодно. Тут же дружно, как по команде, в мозгах ожили и завели круговерть все, рассказанные тётей и потом самостоятельно прочитанные, японские сказки о ёкаях, о кицуне и о демонах. Клод, учуяв моё состояние, взвыл в голос. А девушка, горько улыбнувшись, произнёсла:

– Не бойтесь, я не покойница. Я – её осиротевшая сестра-близнец.

 

Ещё усилил тоску

Этот уныло-тягучий

Вихря вечернего шум.

Зачем обычай придуман –

В сумерках встречи ждать? (6)

 

1.Фудзивара-но Тосинари – танка

2.Такой журнал существует на самом деле – «Кимоно»: https://kimonoimag.ru/aboutkimono

3.М.Ю.Лермонтов «Договор» – цитата

4.Сайгё – танка

5.Сайгё – танка

6.Фудзивара-но Садаиэ – танка

 

3.

 

Вот вы опять со мной,

Воспоминанья…

Олива времени,

Воспоминанья, вы слились в одно…

И ваш неосязаемый и темный облик принял

Изменчивую форму моей тени…

Тень многоликая, да, сохранит вас солнце.

Я, верно, дорог вам, коль вы всегда со мной…

О, тень чернила солнца,

Буквы света,

Патроны боли…(1)

 

Продолжение следует…


Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS