Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Галина Кочергина


 

Севастополь и его окрестности

(дневник в стихах)

 

Из электрички, идущей в Домодедово

 

Мелькает за окном пейзаж России:

Берёзы, сосны, липы, тополя.

И грязный снег, и небо в тёмном стиле,

И грустно-серые пустынные поля.

Лишь зелень сосен с ёлками не в тягость.

Но в кроны их забрался жёлтый цвет.

День влажно-мрачен. И исчезла радость.

И лишь вороны плачут нам в ответ.

 

В самолёте Домодедово – Симферополь

 

В иллюминаторе земля,

Как одеяло из кусочков.

Дороги, реки и поля,

Как кляксы или многоточья.

Леса, как чёрная дыра,

Но только с рябью серых веток.

Как виртуальная игра,

Лик городов. Всё без подсветок.

Три цвета: бело-чёрный, сер.

Две точки в них: земля и небо.

И рёв турбин. Так песню пел

Нам самолёт, упрятав в чрево

Людей и сумки, и букет*

Прекрасных роз, бордово-свежих.

В окно вливался тёплый свет

От облаков. Он душу нежил.

 

*Букет действительно был. Его вёз один из пассажиров.

 

 

Заброшенному саду*

 

Как грустно смотреть на заброшенный сад.

Под ветром сухие вьюнки шелестят.

Весь сад оплетён им с корней и до крон.

И ветки согнулись, ведь вьюн так силён.

Под солнцем сереют лианы, как сеть.

И им уготовано преть и гореть.

А яблони, сливы иль персиков ряд!

Когда-то весною пленили наш взгляд.

Теперь преют кучей. И грусть здесь звенит.

Заброшенный сад болью в сердце горит.

 

*По дороге из аэропорта Симферополя в Севастополь проезжали мимо заброшенных садов.

 

 

Малахов курган

 

Парк на Малаховом кургане

Тропа по кругу вверх, всё вверх.

Из страшной и туманной дали

К нам павших голос не померк.

Здесь самолёт, стволы орудий.

И солнца яркие лучи.

Цветёт миндаль. Гуляют люди.

Трещат сороки и грачи.

Вот пушка, и ещё, и снова.

Ведь каждый холм взывает к нам.

И кровь, и кости как основа –

На них пророс, стоит курган.

Три адмирала тут погибли

И несть числа простых солдат.

Они остались молодыми.

Над ними сосны бьют набат.

И плохо мне в просторе этом:

Здесь жили лишь огонь и смерть.

Ребята ж гибли не напрасно:

Смогла Россия уцелеть.

 

 

Вальс «Севастопольские каникулы»

                             посвящается мужу

 

Лепестки миндаля опадают дождём.

И «пылят» кипарисы пыльцою.

Севастополем ты, как и я, поражён.

Мы бредём по бульварам с тобою.

 

Припев: Белый, розовый, жёлтый миндаль.

               Над цветками зависла пчела.

               И в глазах твоих синяя даль

               Жжёт огнями и сводит с ума.

 

Зеленеет трава, и нарциссы цветут.

Воздух Крыма пропитан весною.

Чуть прохладно. И ветер. Но души поют.

Севастополь пьянит красотою.

 

Впереди ещё несколько радостных дней.

И дорог, и простора морского.

Как на сердце спокойно. Поёт воробей.

Но уже не сдержать нам восторга.

 

 

Монолог кошки, живущей на Графской пристани

 

Я кошка, Маруська. И точка.

Я свежую рыбу люблю.

Поэтому дённо и нощно

На пристани этой живу.

Не ем я мороженой рыбы.

И мне колбаса ни к чему.

И мимо уж вы не пошли бы?

Не гладьте, я всех тут молю.

Со мною здесь два рыболова

Сидят или просто стоят.

В любую, представьте, погоду

Любых сикильдявок ловя.

Порой они очень суровы

И рыбки поесть не несут.

Порою, стряхнув все препоны,

И корм мне дадут, и уют.

Я кошка. Я дикая кошка.

Дай рыбки. Ну, дай хоть немножко.

 

 

Погибшим морякам

 

Волны с грохотом катят на камни.

Пахнет тиной и солью морской.

Корабли затопили в гавани.

А врагам дан последний бой.

И над волнами взвился памятник.

Строгий траурно серый гранит.

И вдруг замер жизненный маятник.

Море плачет и память хранит.

Пушки, ядра и якорь чёрные.

Чайки белые кличут, зовут.

И мы верим в легенды вздорные.

Моряки в хлопьях пены живут.

 

 

Балаклавской бухте

 

Балаклавской бухте старой

Более двух тысяч лет.

Буквой S в среде прохладной

ИзогнУта. Мягкий свет

От воды зеленоватой,

Изумрудной кое-где,

Бликом пляшет многократно

И играет на волне.

Здесь нет бурь, штормов жестоких.

Живописен скал пейзаж.

Куприным слагались строки,

В коих местный антураж.

На курорт сюда стремится

Всякий разношёрстый люд.

Рыбку ловит, веселится,

Кто-то пишет здесь этюд…

Катер вновь уходит в море.

Свежий ветер гонит сплин.

Счастье плещется во взоре.

Улыбнулся мне дельфин.

 

Сапун-горе

 

На Сапун-горе посидим-помолчим.

И помянем погибших бойцов.

Мы от горя в душе горим и кричим,

Жжёт нас память погибших отцов.

Бой был ранний и страшный и затяжной.

И лишь поздно вечером стих.

И Сапун-гора под полной луной

Оказалась в руках родных.

Только тысячи павших не встанут в строй,

Не обнимут жён и детей…

Сосны здесь шумят. И царит покой.

Им потомки воздвигли музей.

По траншее малыш в руки мамы бежит,

Он смеётся под небом весны.

А в цветущёй земле его предок лежит,

Этот мир он спас от чумы.

На Сапун-горе посидим-помолчим.

И «спасибо» скажем за мир.

 

Жёлтый цвет

 

Жёлтые нарциссы – крупные пахучие.

Жёлтые тюльпаны – крупные влекущие.

Жёлтым солнцем залит Севастополь вновь.

И в глазах у девушек плещется любовь.

Жёлтый модный шарфик, жёлтое пальто.

Жёлтые сапожки, жёлтое вино.

Жёлтой шторкой спрятана радость за окном.

Ночь ты выпьешь жёлтую лишь одним глотком.

 

Котам Севастополя

 

В Севастополе кошек холят.

В Севастополе кошек любят.

Они лучше живут, чем люди.

Их ласкают, чешут, голубят.

На автобусных остановках,

На причалах, меж древних плит,

У кафе, на пляжах пустынных

Кот – хозяин и господин.

Он огромный и толстый и наглый.

И под солнышком тёплым спит.

Подойдёшь – а он своенравно,

Мордой тыркаясь, гневно урчит.

Разноцветный и монохромный,

Гладкошёрстный, с породой и без.

Он пушисто-весёло-задорный.

Протяни к нему руку – отъест.

 

Улицам Севастополя

 

Хитросплетенье местных улиц

Похоже на «паук»* для рыб.

Идёшь-бредёшь, уже сутулясь,

А где проход? В веках забыт.

На транспорте ничуть не легче:

По кругу ездишь и петлёй.

И, кажется, стоишь на месте

Иль едешь цифрой «семь»** домой.

По правой стороне дороги

Лишь тут движение кружит.

Идти пешком – прощайте, ноги!

На сапоге каблук уж сбит.

А карты врут и не помогут:

По ним запутаться сильней!

Короче, вдох… и понемногу,

И… побежали веселей!

 

*сеть для рыб

**троллейбус №7 шёл на ту улицу, где мы жили

 

Моему мужу

 

С тобою мы прошли уже немало.

При слове «Севастополь» всё болит.

То к морю, то обратно нас кидало.

А волны так же бились о гранит.

Нам было жарко, холодно и трудно:

Душа рыдала на Сапун-горе,

На «тридцать пятой»* скорбь рвала безумно.

Когда в молчании стояли на скале.

Гремело море басом в Херсонесе.

А ты всё рвался вниз – снимать прибой.

Меня прозвал пингвином королевским.

И с кошками сражался, мой герой.

Прошли мы много, но отлёт не завтра.

Ещё Бахчисарай и Инкерман.

И мне ты утром приготовишь завтрак.

Потом мы вновь помчимся по мирам.

 

*памятник 35-й батарее

 

Бахчисарайский (ханский) дворец

 

Ещё весна несмелыми шагами

Нарциссы пробудила здесь и там.

Спят роз кусты, омытые дождями.

И слышится сорочий шумный гам.

Бахчисарай. Кафе и сувениры.

Туристы, зазывалы. Суета.

Тут можно снять дешёвые квартиры.

Но во дворец стремит моя душа.

Так тихо. Так пронзительно печально

На плечи опустилась старина.

Дворец, прекрасно-гордый изначально,

Покрыли патиной забвенья времена.

Погасли краски; выцвел, сдался камень.

Нет ни павлинов, ни диванов*. Мёртв фонтан,

Тот самый, что в душе рождал желанья,

Тот самый – слёз, что Пушкин описал.

Всё обновится, пусть не сразу, постепенно.

Вернутся краски, зацветут, шумя, сады.

Но в нашей памяти останется нетленной

Та драма на крови из-за любви.

 

*Собрание

**Фонтан Слёз – из поэмы А.С. Пушкина «Бахчисарайский фонтан»

 

Симферополь – Москва

 

В Симферополе весна за бортом.

Всё цветёт и зеленеет. Бодрит.

Самолёт печально машет крылом.

И на взлёт идёт. В Москву путь лежит.

Небо синее. Просторно, светло.

Облака мы разрезаем крылом.

Путешествие мне кажется сном.

И стучится повседневность в окно.

Приближаемся к Москве. А здесь снег.

Солнца нет. И тонет в тучах заход.

А уж шасси замедляют свой бег.

Прилетели. Здравствуй, море забот!

 

Новости


09.08.19 

05.09.19 

16.09.19 

24.10.19 

02.11.19 

 


Идёт формирование #114.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS