Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Галина Вольская


После свадьбы

 

Когда Наташа оканчивала школу, военное интендантское училище в её городе не считалось престижным, даже высшим не было. В космос запускали первые спутники, все радовались полёту Гагарина, с высокой трибуны обещали, что это поколение будет жить при коммунизме. А здесь просто снабженцы, никакой романтики. Курсантов училища приглашали на школьные вечера, с некоторыми Наташа танцевала, знакомилась. Но ей было с ними неимоверно скучно. Одному она, правда, сообщила свой адрес, он ей писал, предлагал встретиться. Ни на одно из писем Наташа не ответила, но он продолжал писать. Из её класса поступили в это училище далеко не лучшие ученики.

Но через несколько лет, когда Наташа окончила университет, потерпела несколько неудач на любовном фронте и вернулась в свой город с маленьким ребёнком, статус училища изменился. Оно стало высшим, единственным в Союзе училищем тыла и, в связи с возрастающим дефицитом вещей и продуктов, неимоверно престижным. Сюда ехали не только со всего Союза, но и из других стран. Для поступления требовались не столько знания, сколько хорошие связи и деньги. Девушки стремились выйти замуж за курсантов, ходили на вечера в училище. Некоторые мамаши сами направляли туда своих дочерей. Только ещё большую роль играло то, куда попадешь после окончания учёбы, в каком месте будешь работать.

Ближайший друг отца Наташи Михаил сумел пристроить в военное училище своего сына. Михаил работал директором центральной школы города, необходимые связи у него имелись. Теперь Валера учился на последнем курсе, предстояло распределение. Была возможность попасть в Германию, но для этого лучше быть женатым. Михаил взялся решить и этот вопрос, благо у ещё одного друга имелась восемнадцатилетняя дочь Елена. Её родители были убеждены, что если в семье будет достаток, то и жизнь семьи сложится хорошо. Пара подходящая – высокий, темноволосый красавец Валера и молодая, яркая блондинка Елена. Жить будут в Германии, чего ещё желать? Быстро познакомили молодых, договорились о свадьбе, определили день бракосочетания.

Праздновали в двухэтажном кафе на окраине города. Михаил собрал на свадьбу всю городскую верхушку. Наташа тоже удостоилась приглашения, с её маленьким сынишкой согласилась посидеть тётка. Жених пригласил всю свою роту, невеста – подруг, столы стояли в несколько рядов на втором этаже кафе. Мать Наташи помогала собирать щедрые подарки молодым.

На второй день гуляли в этом же кафе, гостей везли специально заказанным автобусом от старого почтамта. Дожидаясь транспорта, Наташа слушала рассказ одного из директоров завода о своей работе. «Звонят перед концом месяца:

– Будет план?

– Не будет, мы не успеваем, не доставили вовремя нужные материалы.

– Думай, иначе другой за тебя будет думать.

А что я должен думать, если от меня это не зависит, а вся помощь вот в таких угрозах? Отвечаю, что всё будет, и рисую на бумаге нужные цифры».

В кафе весёлая невеста отплясывала в центре молодёжного круга под популярную песенку «На танцующих утят быть похожими хотят не зря, не зря», Валера потерянно стоял в сторонке.

Вскоре молодожёны уехала в Германию, там у них родилась дочь. А позже Валера попал в автомобильную катастрофу, долго лежал. Молодой жене пришлось ухаживать за ним – совсем не то, о чём она мечтала. Валера встал на ноги, но пристрастился к выпивке. К тому же, у него обнаружилась недостача в вагонах, пришлось уйти из армии. Перед отъездом один из друзей с недоумением спросил его:

– Вы уезжать собираетесь, а у тебя жена беременна. Что же вы так не ко времени?

– Как беременна?

Лена действительно оказалась беременна, но не от мужа. Красивая блондинка приглянулась семейному грузину. Свою семью он не собирался оставлять, но и от нового ребёнка не отказывался.

Последовал развод, Валера подал в суд на раздел имущества, у Лены остались даже его шапка и кольцо. Имущество ему присудили, но никто ничего не вернул. Приставы приходили к Лене, стояли перед закрытой дверью, её отец им не открывал, так и уходили ни с чем.

Михаил устроил сына на хорошее место в администрации города, но с этого места пришлось уволиться после того, как он был несколько раз замечен на работе в нетрезвом виде. Женщинам Валера нравился, многие хотели с ним встречаться, одолевали звонками. Но долгой жизни ни с одной из женщин не получалось всё из-за того же пристрастия к выпивке. Несколько раз он кодировался, держался какое-то время, но всё опять начиналось сначала.

Умер отец Наташи, но она и её мать продолжали встречаться с родителями Валеры, ходили в гости друг к другу. Иногда и Валера присоединялся к их компании со своей очередной спутницей. Наташа смотрела на красивого, обаятельного мужчину и вспоминала, как он потерянно стоял в сторонке на второй день своей свадьбы.

Михаил умер от инсульта, его жена почти ослепла, не стало матери и у Наташи. Сама она общалась иногда по телефону с мамой Валеры, так узнала, что он сломал шейку бедра, долго лечился, перенёс сложную операцию. Но вскоре после операции опять упал, лежал дома, а старенькая, полуслепая мать за ним ухаживала.

Достаток в семье Валеры всегда был. Да, видно, всё-таки не только достаток определяет семейное счастье…

 

Ты называл меня Бусиной

 

Моё первое, смутное, детское воспоминание: боль, тесная комната, белая раковина. Отец сажал меня на раму велосипеда впереди себя и не сразу заметил, что моя нога попала в спицы переднего колеса. На всю жизнь у меня остался шрам у щиколотки правой ноги. Но что эта боль…

 

Шутливое детское прозвище Бусина я получила от тебя за чёрные, блестящие глаза. Ты был всегда моим самым лучшим другом, наставником, защитником. Сначала я побаивалась тебя, ты мог быть резким, строгим, но не хотела огорчать и всегда послушно вставала рано утром, когда ты звал меня с собой на рыбалку. Брату вставать было лень, он отказывался, а я ехала. Сначала всё на той же раме велосипеда впереди тебя, потом на небольшом мотоцикле, на катере, на лодке. Мне стали интересны эти поездки, я научилась любить родные места, замечать красоту окружающей природы. И прежде всего красоту Волги, на которой стоит наш небольшой городок. В каких только уголках лесов, рек, озёр мы не побывали! Иногда с твоими друзьями, матерью, братом, но чаще всего вдвоём. Уже взрослея, я спрашивала тебя:

– Не скучно тебе в таком маленьком городе?

– Пусть бы он был ещё немного поменьше.

Ты видел много других городов, прошёл в конце войны со Вторым Украинским фронтом по другим республикам. После войны ты дослуживал в Томске, где познакомился с нашей матерью, привёз её из Сибири на Волгу. Ты всегда любил именно свой город, не хотел никуда уезжать отсюда и передал эту любовь мне. Так же, как интерес к физике, которую ты преподавал в школах, в техникуме, и так же, как любовь к книгам, которых в нашем доме всегда было очень много.

А вот ваши компании я не любила. Они появились после смерти бабушки, когда мне было уже тринадцать, и отдаляли тебя от меня. Вы с матерью уходили к кому-то в гости или гости приходили к нам, но детям не было места за столом. Брат чаще всего убегал к своим друзьям, а я сидела с книжкой в другой комнате, но невольно слышала шум застолья. Самое плохое начиналось, когда вы приходили из гостей или гости уходили от нас. Мать обязательно тебя к кому-нибудь ревновала, начинала упрекать, остановить её и что-то ей доказать было совершенно невозможно. Она доводила тебя так, что ты не выдерживал, убегал из дома, угрожая повеситься или утопиться. Тогда мать падала на кровать, изображая сердечный приступ, просила меня вернуть тебя. И я бежала за тобой, догоняла, обнимала, уговаривала. Ты плакал пьяными слезами и жаловался на то, что никто тебя не понимает. Но это было не так уж часто, и ты по-прежнему оставался моим другом, наставником и защитником.

Может быть, вы слишком меня защищали и огораживали от всего плохого. Я верила, что живу в самой лучшей, самой гуманной стране. Верила, что меня окружают только хорошие, добрые люди. Я же не делаю никому ничего плохого, почему же кто-то будет делать плохое мне! Я окончила школу, поступила в университет в Саратове. На третьем курсе безмятежно и доверчиво потянулась к тому, кто показался мне таким же сильным и надежным, как ты, отец. Но этот человек таким не был. Мало того, что он вскоре предпочёл мне другую женщину, но ещё и стал вымещать на мне злобу и разочарование, расставшись с ней. А я продолжала его любить, хотела ему верить, несмотря на твои тщетные предупреждения.

Всё кончилось жестоким разочарованием не только в любимом, но и в других людях, глубокой депрессией, попыткой самоубийства. Мир больше не казался мне добрым и розовым, сгустилась тьма, в которой появились злобные, кривляющиеся рожи. Ты был рядом, папа, но ты не мог оградить и спасти меня от всего этого ужаса. Ты помогал всеми силами, благодаря твоей любви и поддержке я смирилась с жестоким, несправедливым миром. Но я больше не была наивной, восторженной девочкой, и я никому не верила, кроме тебя.

А ты всё чаще стал искать успокоение в алкогольном опьянении. Ты говорил, что у тебя сильный характер, ты сразу сможешь бросить, как только что-то почувствуешь. Не почувствовал. А потом уже не мог бросить при всём желании.

Я окончила университет, уехала по распределению. Личная жизнь у меня так и не сложилась, я вернулась к тебе с маленьким ребёнком, ты принял внука всем сердцем, заменил ему отца. Но ты не мог справиться с тягой к спиртному. Работал ты директором школы, поэтому твой порок нужно было тщательно скрывать, чтобы не уволили с работы и не исключили из партии.

Несколько лет длился этот кошмар, я тяжело переживала твоё пьянство, боялась за сына. Мать тоже не могла тебе помочь. Она кричала, скандалила, но по-прежнему тянула тебя в компании, где не обходилось без возлияний. Возможно, смогла бы помочь женщина, которую ты встретил в Саратове и полюбил. Но ты не сумел оставить меня и моего серьёзно заболевшего сына.

А потом была эта жуткая ссора, когда я, не сдержавшись, бросила тебе в лицо жестокие, несправедливые слова. И ты ушёл из жизни, написав в записке, что любил меня больше всех. Ты был очень пьян.

Я не знаю, как смогла прожить ещё столько лет, родить ещё одного сына, назвав его твоим именем. Сейчас сыновья взрослые, я уже старше, чем был ты в день твоего ухода. Много лет я плачу о тебе потихоньку, тайком, чтобы никто не видел. Вот и сейчас текут слёзы.

«…Бывало, знаете ли, сядет у окна

И смотрит, смотрит, смотрит в небо синее,

Дескать, умру и встречу его там,

И вот тогда он назовёт меня по имени».*

 

Разве может сравниться с этой болью та давняя боль в ноге…

 

*стихи: Илья Калинников

 

 

Галина Вольская

 

Молитва

 

Ну не учили нас молиться,

Хотели строить коммунизм.

Не думали, что пригодится

Молитва, а не атеизм.

 

И, обращаясь к скрытой силе,

С усмешкой смотрящей на нас,

Я думаю, что б попросила

На склоне жизни в трудный час.

 

Я б попросила Тебя, Боже,

Не дай мне растерять друзей.

И попросила б Тебя тоже:

Не дай мне пережить детей.

 

Уход достойный попросила б,

Без жалоб и в своём уме.

А если я не заслужила,

Дай мне смирения судьбе.

Новости


25.08.17 

26.09.17 

16.10.17 

 

Идёт набор текстов в № 94, который в печать пойдёт в декабре и будет по сложившейся традиции в новогоднем оформлении.


Формирование  № 93 завершено. В типографию его отдадим в конце октября.

О точной дате будет сообщено дополнительно.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS