Три желания

trigelanija.webstolica.ru

 Галина Вольская

 

Анна


Анна работала медсестрой в детской больнице вместе с моей тёткой, а её дочь училась со мной в одном классе. Ну, не все десять лет: с пятого по восьмой мы учились в параллельных классах, затем в девятом и десятом снова в одном. В школе Анна появлялась очень часто, мы все её знали, да и тётя Нина что-то рассказывала. Галя, её дочь, не была моей близкой подругой, но общаться, конечно, доводилось, одноклассники же. Галя занималась в драматическом кружке в Доме пионеров, я не раз видела спектакли с её участием. Лучше всего я запомнила, как она изображала синьора Помидора в «Чиполлино» и капризную принцессу в одной из сказок. Принцесса получилась особенно хорошо, я восхищалась способностью Гали к перевоплощению, но, оказалось, большого перевоплощения не требовалось, Галя играла почти себя.

Мать растила Галю одна, отца Гали никто никогда не видел. Жили они вместе с родителями Анны, их я тоже хорошо помню – высокий, худощавый, с большим породистым носом Иван Васильевич и низенькая, полная, вся такая приветливая и уютная Мария Тимофеевна. Много позже я услышала историю этой семьи. Иван Васильевич был колхозным активистом в селе, кому-то, видно, сильно насолил. В отместку его семью закрыли в доме, подпёрли снаружи дверь колом, дом подожгли. Жена и двое или трое детей погибли в огне, уцелела только самая младшая, Анна. Ивана в это время в селе не было, куда-то уезжал.

С Марией, у которой был свой сын Георгий, Иван Васильевич встречался ещё при живой жене. Девочку сначала взяли к себе дальние родственники, а потом предложили Ивану сойтись с Марией и взять к себе Анну. Так образовалась эта семья. Дети выросли, Анна осталась жить с родителями, Георгий работал и жил с женой в Москве, детей у них не было. Подрастающая дочь Анны называла Георгия папулечкой, с восторгом ждала его приездов. Про настоящего отца Гале кратко рассказали, что он умер от аппендицита. Фамилия у него была смешная – Морковкин, поэтому Анна оставила свою фамилию, и эту же фамилию носила её дочь. Внешне Анна очень походила на своего отца, такой же крупный нос, светлые, навыкате глаза. Наверно, и характер унаследовала отцовский – властный, грубоватый: на работе, да и в школе, где училась дочь, с ней старались не связываться. Моя достаточно интеллигентная тётушка, работавшая старшей медсестрой и совершенно не выносившая, когда на неё кричат, не раз жаловалась на придирки Анны, высказываемые в очень грубой форме. Выскажет, а после: «Гы-гы-гы! Ты что, обиделась, что ли?» Причём придирки при начальстве, а «гы-гы-гы» потом, наедине.

Об отце Гали тётя Нина рассказывала совсем другую версию. В нашем городе долгие годы существовало училище механизации сельского хозяйства, где, в основном, сельские жители учились на трактористов и комбайнеров. Нередко между городскими мальчишками и «механизаторами» происходили стычки из-за девчонок. Нина с Анной бегали на танцы в это училище. Там Анна показала: «Смотри, вот этот, самый красивый, мой». Красавец окончил училище, вернулся в своё село, а у Анны родилась маленькая дочка. Женихи в то время были наперечёт, погибли на войне, вернулись инвалидами. Тётя Нина вышла замуж в довольно зрелом возрасте за вдовца с девочкой, ровесницей мне и Гале. Сын тёти Нины был моложе нас на десять лет.

Дочку Анна любила, баловала до безумия, но и опекала также до безумия. Стоило Гале задержаться где-то чуть-чуть дольше оговорённого срока, как тут же прибегала её мать, уводила домой, осыпая упрёками и ругательствами.

После шестого класса мы с Галей и Юлей, падчерицей тёти Нины, оказались вместе в пионерском лагере. Нас с Юлей, как и всех остальных, родители навещали иногда в выходные. Анна Ивановна взяла путёвку в расположенный рядом с лагерем санаторий и навещала дочку каждый день. Она стирала одежду Гали, устраивала скандалы воспитателям и пионервожатым, а в конце срока просто забрала её к себе в санаторий.

 

Но вот школа осталась позади. Я совершенно по-дурацки провалилась на математике при поступлении на физический факультет Саратовского университета. А Галя поступала в медицинский институт в Москве. Её попытка также окончилась неудачей. Мы стали работать. Я – лаборанткой физического кабинета в школе, где директором и учителем физики был мой отец. А Галя устроилась мыть бутылочки на детской молочной кухне. По вечерам мы вместе ходили на подготовительные курсы в нашей школе, на следующий год собирались снова поступать туда же, где провалились. Только в Москву к «папулечке» Галя ехать больше не хотела, выбрала Пермь.

Я поступила в университет с хорошими результатами на экзаменах. Галя тоже сдала всё нормально, но из-за какой-то нелепой ошибки с однофамилицей её приняли на вечернее отделение. Год она проучилась на вечернем, работая днём в лаборатории при институте. На следующий год поступила на дневное отделение, снова на первый курс.

Анна Ивановна набирала на работе как можно больше дежурств, чтобы помочь дочке. Тётка рассказывала, как она буквально на колени падала, умоляя дать ей дежурство.

В конце четвёртого курса я впала в тяжёлую депрессию, потеряла интерес к жизни, провела два месяца в больнице и чуть не бросила университет. Наложилось слишком многое: сильная влюблённость в совершенно недостойного человека, непонимание со стороны близких людей, трудности с учёбой на этом фоне, ссора с соседками по комнате в общежитии. В тот период я разом потеряла всех друзей и подруг, ни с кем не хотела разговаривать и общаться. Поддерживала и вытягивала меня только Галя.

Университет я всё-таки окончила, стала работать в городе Коврове Владимирской области. А Галя в это время проходила интернатуру в Кирове, вышла замуж за студента политехнического института. Он оказался из такой же неполной семьи, мать растила его одна. И вот эти мамаши стали тянуть каждая в свою сторону. Жили молодые в комнате общежития, но Анатолий постоянно тащил жену к своим родным на «Мулянку». А Анна Ивановна примчалась к дочери сразу же после её родов. С гордостью рассказывала на работе, что спала вместе с молодыми, следила, чтобы зять не обидел её дочку, ещё не оправившуюся после рождениия ребёнка. Тётя Нина со своей неподражаемой непосредственностью спрашивала: «Анна! Как ты могла? А вдруг пёрднешь!»

У себя дома Анна Ивановна зятя встречала, кормила и тут же осуждала: «Я для Гали курочку варила, а он сожрал все лучшие куски!» Должно быть, примерно так же вела себя мать и с другой стороны. Последовали бурные выяснения отношений, чуть ли не с мордобитием, дележом подаренного имущества, срыванием занавесок. Я сначала уговаривала Галю помириться с мужем, но когда услышала, что она хочет его увидеть, чтобы ещё раз вцепиться ему в рожу, смогла только посоветовать: «Разводитесь!»

У меня личная жизнь тоже не складывалась. Я так и не смогла оправиться после своей неудачной любви, потеряла уверенность в себе, которой и прежде было не очень много. И когда я узнала, что парень, с которым я встречалась, не хочет ребёнка от меня, собирается жениться на другой, я решительно порвала с ним, а ребёнка оставила.

Вернулись к родителям мы с Галей примерно в одно и то же время. Её дочь была старше моего сына на четыре месяца, растили мы их вместе. Вместе гуляли с ребятишками в парке, купались на Волге, ходили друг к другу в гости, становились свидетелями отношений в той и другой семье. Гале было нелегко с грубой и властной матерью, а у меня в это время сильно пили отец и брат. Но если отец продолжал работать, много делал и в школе и дома, взялся ещё за репетиторство, чтобы помочь мне, то брат ни за одну работу не держался. Он уходил в запой, прогуливал, его выгоняли. Какое-то время он валялся на диване, «отдыхал» от прежней работы, потом неохотно, под нажимом отца начинал искать другую работу, где повторялось то же, что и на предыдущей.

Галя, несмотря на мои рассказы о характере и поведении брата, взялась его «спасать»: «Он будет со мной счастлив и станет совсем другим». Она сама позвонила ему, рассказала о своей давней влюблённости в него. Они поженились, сыграли свадьбу, сняли квартиру в центре города. Анна Ивановна сразу заявила: «Леночку я вам не отдам!» Позднее уже моя мать рассказывала о такой сцене. Слава и Галя приходят с работы, спешно делают какие-то домашние дела. Торопятся, потому что в определённое время Галя должна быть у матери. Не успевают, и тут распахивается дверь, влетает Анна Ивановна и с порога начинает кричать, обвиняя дочь и зятя во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Долго этот брак не продержался. Галя выставила Славу после того, как он чуть не задушил её, требуя денег на бутылку. Опять всё «вернулось на круги своя».

Ещё один зять сумел прожить с ними три года. Здесь также было пьянство, другие женщины. Этот зять исчез с горизонта, оставив Гале сына Гошу на четыре года моложе наших старших детей.

В моей личной жизни заметных перемен пока не было, но дружба с Галей продолжалась. У нас даже появилась поговорка: «Мужья приходят и уходят, а подруги остаются». Через двенадцать лет после первого сына у меня родился второй, но воспитывала я их всё также одна.

У меня не стало отца, брата, менялись дома, квартиры. Я с матерью и детьми жила в трёхкомнатной квартире в одном конце города, Галя с матерью и детьми – в другом. Отношения с детьми у нас складывались по-разному. Я старалась проводить с сыновьями как можно больше времени, хотя в перестройку не очень получалось. Пришлось работать по десять – двенадцать часов на двух работах, как-то выкручиваться. Зарплату вовремя не платили, а у меня старший сын учился в университете в Саратове, жил на квартире, младший был ещё в школе. Выручала эта школа с обязательным продлённым днем, единственная в городе, куда принимали с шести лет по предварительному отбору. Доверительных отношений, как со страшим сыном, с младшим не получалось, очень уставала и не всегда была в состоянии интересоваться его школьными делами.

У подруги всю основную заботу о детях осуществляла мать, нещадно их балуя, как в своё время Галю. Работала Галя так же много, брала дежурства в роддоме, гинекологии. Её мучили приступы застарелой астмы, она попадала в больницу рядом с моей квартирой, и тут же следовали звонки Анны Ивановны с просьбой зайти к её дочке. Анне Ивановне до больницы нужно было добираться на двух автобусах с пересадкой, у неё болели ноги с искривленными суставами пальцев, к тому же, на ней были дети и вся домашняя работа. Я бежала, конечно, мне близко.

Характер у Гали не слабый и не робкий, но пересилить характер матери она не могла. Иногда после ссор с матерью она уходила из дома, месяцами жила у меня либо у других подруг. Дети оставались с Анной Ивановной.

Лена, дочка Гали, выросла, вышла замуж. Её муж учился в интендантском военном училище в нашем городе. Стипендию курсантам задерживали, но Роман сумел завоевать доверие тех, от кого это зависело. Ему поручали «прокручивать» невыплаченную стипендию через свой счёт в банке. В один прекрасный день он снял всё со своего счёта и уехал к себе домой на Украину. Лена сначала поехала с ним, но поссорилась с его родителями и с ним, и вернулась назад. Её дочка родилась уже здесь, помогать жене и дочери Роман отказался.

Теперь Анна Ивановна взялась опекать крошечную правнучку. Несчастье случилось, когда Галя лежала в больнице с очередным приступом, а Лена ушла по своим учебным делам, оставив дочку с прабабушкой. Анна Ивановна развешивала пелёнки и колготки над газовой плитой с зажжённой горелкой, стояла на табурете, таз с пелёнками на столе. Повернулась к тазу за следующей пелёнкой, присела, и на ней загорелось платье, край которого коснулся горелки. Выбежать сразу в ванную она не могла, потому что в дверях стояла двухлетняя Анечка. Анна Ивановна боялась испугать девочку, стала её уговаривать, синтетическая материя на ней горела и плавилась. В ванной у неё хватило сил сбросить с себя обгоревшее платье, накрыться мокрой простыней, номер скорой помощи она набрала сама. В больницу её привезли с поверхностью ожога восемьдесят процентов… Лечили всеми доступными средствами, выписали домой, вроде бы наступило улучшение. Не выдержало сердце, Анна Ивановна умерла от инфаркта. Огонь забрал ту, что когда-то сумела в нём уцелеть.

Да, мы с Галей давно уже бабушки, она даже прабабушка, продолжаем встречаться, отношения с детьми складываются по-разному. Я на своих не жалуюсь, а Галя часто упрекает детей в невнимательности к ней. А они отвечают, что растила их бабушка, настоящей матерью для них была она…

 

Новости


23.06.17 

11.07.17 

16.07.17 

28.07.17 

10.08.17 

 

Завершено формирование  91 номера.  О дате отправки в печать будет сообщено дополнительно.


Начинается формирование  92 номера.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS