Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Герман АКБАРОВИЧ

 

Особняк


Глава 1

 

Я не знаю, сколько дней, недель, месяцев, лет я провёл в мрачном особняке. Сидя за столом из красного дерева в кабинете, читаю старую книгу под названием «История одного особняка», но шорох какого-то существа тревожит меня и не даёт читать. И вчера я попытался докопаться до истины и найти того, кто тревожит меня, но эта попытка была тщетная, и мне пришлось вернуться кабинет и закончить прочтение. И когда я закончил прочтение, из тьмы появился джентльмен в дорогом итальянском костюме с тростью в руках; он подошёл к столу, опёрся на него руками, пристально посмотрел мне в глаза и сказал:

– Здравствуй, любопытный незнакомец, книгу, вижу, прочитал, понравилась.

– О да, неизвестный литературный шедевр, написанный неизвестным автором!

– Почему же неизвестным, я её написал,– с усмешкой сказал джентльмен и добавил: – И конечно, этот шедевр написан не для любопытных крыс, сующих нос в не свои дела;

– Прошу меня простить, что влез в ваш особняк и прочитал вашу книгу.

– Все так говорили, кто влезал в этот особняк и читал мою книгу, и знаешь, что я с ними сделал? Заковал их в цепи в подвале. Но с тобой так поступать не буду, ибо вижу твоё осунувшееся лицо и горбатую спину твою, и особенно меня забавляют твои глаза.

– Что с ними не так?– спросил я.

– Они прекрасны, ибо они, как стекло, и прошу, не задавай мне вопросы, и пойдём со мной, а если не захочешь идти со мной, я убью тебя без угрызения совести.

– Да, хорошо, я с вами пойду – покорно ответил я.

 

Глава 2

 

Мы прошли с ним из кабинета в просторный захудалый зал и поднялись по лестнице на второй этаж, и на втором этаже я увидел четыре двери, и я спросил:

– Что скрывают эти двери?

– Людей, у которых черпал вдохновенья, и я хочу, чтоб ты тоже поговорил с ними.

После этих слов джентльмен открыл необычным ключом дверь, на которой было выцарапано слово «моряк» и, пройдя туда, я через мгновенье оказался на китобойной шхуне в пятибалльный шторм, и ко мне подошёл капитан и сказал мне:

– Здравствуй, сухопутная крыса, тебя прислал наш общий знакомый?

Я кивнул.

– Тогда крепче держись за канаты и наблюдай удивительное зрелище.

И я схватился крепче за канаты и стал наблюдать, как матросы бегают по палубе, как рулевой борется с волнами, и вдруг я заметил за бортом огромное существо, которое показалось из воды, и я спросил у капитана:

– Что это?

– Левиафан, огромное морское чудище, погубившее всех китов в округе и многих моих друзей, и я гнался за ним целый месяц и приготовил для него золотой гарпун.

И после этих слов шхуна чуть приблизилась к морскому чудовищу.

Капитан, схватив канат, раскачался и прыгнул на «левиафана». И он, и чудовище погрузились в пучину моря, и через мгновенья я услышал дикий вопль чудовища, а затем увидел, как всплыл капитан. Мы подплыли на шхуне, взяли на борт его, и он закричал:

– Я убил его!

И матросы подняли его на руки и устроили праздник в честь него с плясками, песнями и ромом, и уже ближе к закату подошёл капитан ко мне и сказал:

– Это чудовище не давало нам подплывать к острову, где живёт наш общий знакомый в особняке, и теперь тебе пора возвращаться.

И после этих слов моряк меня выбросил за борт, и я очнулся возле ног джентльмена, и он спросил:

– Как, понравилось зрелище?

– Не особо.

– Но ничего, остались ещё три двери.

И джентльмен, закончив говорить, втолкнул меня силой во вторую комнату. И я оказался в шикарном особняке, сидящим за большим столом, а на столе находились дорогие блюда. И за столом я заметил, что сижу не один, а что со мной сидит свин, пожирающий блюда, находившие на столе, и он заговорил с полным ртом:

– Здравствуй, меня зовут «аристократ», тебя послал наш общий знакомый?

Я кивнул.

– Не стесняйся, поешь что-нибудь;

– Нет, я не хочу.

– Жаль, тогда съем твою порцию.

И свин одним куском съел целого ягненка, а затем встал из-за стола. И я увидел, что свин был одет в дорогущий костюм и стоял на двух ногах; он жестом показал следовать за ним. И я покорно последовал за ним.

И шли мы недолго, и дошли до необычного зеркала, и свин, указав на зеркало, сказал мне:

– Это зеркало покажет историю мою.

И я, взглянув на зеркало, увидел: прекрасное белокурое дитя играло с солдатиками, а затем оно направилось куда-то. И через мгновенье сменилась картинка в зеркале, и уже я видел подросшее дитя, которое наблюдает со стороны ссору родителей, и отец, сказав пару грубый фраз, ударил мать, и она упала к ногам мальчика и сказала она ему:

– Всё хорошо, он не тронет тебя.

И мальчик в слезах обнял мать и крикнул отцу:

– Чтоб перестал бить мать!

Но отец его откинул, взял нож с кухни и зарезал его мать.

И мальчик был в шоке, и убежал из дома, а затем снова сменилась картинка в зеркале, которое уже показало мне взрослое дитя, с ножом в руках направляющееся в отчий дом. И «дитя», зарезав отца, уплыло с красавицей женой на остров, и на острове построили особняк.

И в зеркале снова сменилась картинка, и зеркало показало мне ссору меж ними, и ссора началась из-за того, что изменила жена ему. И муж, взяв её за волосы, тащил её на холм, и на вершине её ждал крест. И, дотащив, распял муж её на кресте. И показав мне этот ужас, потемнело зеркало и, посмотрев на свина, я спросил:

– Это правда твоя история?

– Да.

– Но почему ты свинья, а не прекрасное дитя, которое я увидел в зеркале?

– Наш общий знакомый так поступил со мной.

–За что?

– Ответить тебе я не могу, а теперь оставь меня.

И я, оставив свина в одиночестве, ушёл из особняка через главный вход. И снова очнулся рядом с джентльменом, и он сказал мне:

– Жутковатая история, не правда ли?

– Да, за что ты так с ним поступил?

– Скучно мне стало, и превратил его в свинью, чтоб развлекал меня.

– Ты чудовище!

– Я знаю, и давай закончим наш разговор, ведь тебя ждут ещё две двери.

И джентльмен, отперев третью дверь, затолкал меня. И я оказался в комнате, где находились три картины и художник, рассматривающий их. Заметив меня, он сказал мне:

– Здравствуй, обыватель, тебя послал наш общий знакомый?

Я кивнул.

– Тогда взгляни на эти картины.

И, взглянув на картины, я оказался во тьме. Затем во тьме появился свет, заигравший всеми цветами радуги, и начал он захватывать тьму, и, захватив её, начал вырисовывать не то человека, не то животное, и через мгновенье необычный силуэт рассыпался на кусочки, а затем исчез навсегда. И я снова погрузился во тьму и услышал во тьме голос художника:

– Мне плевать, кто ты, и как тебя зовут, и не задавай мне лишних вопросов, а лишь ответь мне: ты понял, кто такой джентльмен?

– Нет

– Тогда, я тебе скажу, что джентльмен – узник людей, их страданий, переживаний, историй, и он ими вдохновляется, чтоб написать свой неизвестный шедевр. И четвёртая комната станет для тебя вечной клеткой, а теперь проснись.

И я открыл глаза и увидел улыбчивое лицо джентльмена. И, отобрав у него ключи, я открыл четвёртую дверь и оказался в концертном зале, присел на кресло на последнем ряду и полконцерта спал. Но вдруг меня разбудил безумный игрой пианист, но закончив свой неизвестный шедевр, он исчез. А после него я увидел, как лёгкой, парящей походкой идёт нимфа со скрипкой в руках, в прекрасном вечернем платье. И от её взгляда мне становилось печально в душе.

И вот она поднялась на сцену, начала играть – уверенно, грациозно! – неизвестный шедевр. И когда она закончила играть, я закричал: «Браво!» – а затем подбежал к ней и признался в любви, но она лишь посмеялась надо мной и исчезла из моей жизни навсегда.

И я – одинокий бич, потерявший смысл жизни,– остался в четвёртой комнате запертым навсегда.

 

 

Герман АКБАРОВИЧ


Небо, водная гладь

 

Небо,

Водная гладь,

Тусклый свет

Мертвых звёзд

На небосводе минувших дней.

Изумление от искупления.

Мадмуазели, играющие на берегу

На инструменте вальс, ноктюрн,

Похоронный марш.

Данте, Шекспир, Гёте,

Фауст, Гамлет, Дьявол...

«Любовь печальна»,– они скажут хором,

«Но любовь прекрасна», – скажут

Офелия, Беатриче, Маргарита...

 

 

Бокал

 

Луна,

Бокал чая в руках отшельника-глупца.

Глоток,

Вопрос: «Почему жизнь абсурдна и смешна?»

Ещё глоток,

Но все вокруг молчат.

Ответа нет,

Чашка пуста,

И смерть уже так близка.

Поклон,

Реверанс,

Конец,

И искупление возле Христа.

 

 

Хоть во сне лги всем

 

Хоть во сне лги всем,

Что ты счастлив видеть правду,

Что похоти поклоняются все

И обрамляют её романтикой.

Хоть во сне скажи всем,

Что: «Любовь может купить хоть каждый,

А вот ужиться с ней не смогут все,

Ведь у любви имеются когти,

Именуемые капризами любимой твоей.

Что жалкий Амур, раб Всевышнего,

Терзает одиноких людей,

Утоляющих любовную скуку

Бокалом полусладкого вина.

Что жизнь полна уходящих моментов,

Которых не вернуть,

Лишь переиграть в театральных пьесах,

Где на сцене актёры играют

Моменты счастья твоего и рождение

Ненависти в твоём сердце.

Где под софитами танцуют дивертисменты

Под аплодисменты твои друзья,

Где в изумлении от арии музы или жалкой подобии

На неё творец – узник своих мучений –

Взлетит к вратам Эдема,

Где Адам падёт к ногам Евы,

Чтоб, как феникс, переродиться вновь из пламени

Невежды

В восхитительный цветок любви и преданности

До смерти».

 

Новости


09.08.19 

05.09.19 

16.09.19 

24.10.19 

02.11.19 

 


Идёт формирование #114.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS