Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Игорь Чудиновских


 

Пропавшая наследница,

или Тайна старой бутылки

(Окончание. Начало в №№ 115 – 125)

 

Глава 10. Сражение, сокровище, любовь

 

Внезапно со двора послышался какой-то шум, крики: «Стой! Стой!» – выстрелы... Все присутствующие бросились к окнам, но увидели только растерянно столпившийся у ворот караул с ружьями наперевес.

– Лейтенант? – тон скромного человека не допускал возражений.

Лейтенант кивнул и исчез. Было видно, как он о чём-то оживлённо толкует с солдатами. Вернувшись, он сообщил:

– Арестованный на месте. Но какой-то всадник вырвался из замка. Чуть солдат не убил.

– Атаман! – внезапно охнул Яков. – Он был здесь! Я видел его. Но... но решил, что обознался.

– Вы так полагаете? – скромный человек побарабанил пальцами по подоконнику. – Впрочем, тем лучше. Наверняка, он кинулся к своей шайке, так что мы накроем всех сразу... Лейтенант! Поручаю это дело вам. Приказываю арестовать злодеев и представить их на королевский суд. Надеюсь, ваши молодцы с ними справятся.

Лейтенант опять кивнул и опять исчез. Вскоре со двора послышались резкие звуки команд.

Клео внезапно вскочила:

– Подождите! Они же не знают, куда идти. Я проведу.

– Это очень опасно, крестница.

Клео вздрогнула и посмотрела на Якова:

– Вы мой крёстный?

– Да, дитя моё. Барон знал о тебе. Он любил тебя и завещал тебе всё своё имущество. А я по его просьбе стал твоим крёстным. Но потом случилось это несчастье. Лошади понесли, карета падает в реку... Тебя унесла вода, и мы потеряли тебя... А когда мы тебя нашли, то было уже поздно. В замке хозяйничали эти негодяи. И тогда твой отец написал новое завещание с условием, которое ты выполнила. А я постарался сообщить его твоему приёмному отцу...

– Отряд! Смирно! Шагом марш.

– Подождите. Я с вами! – Клео бросилась к двери.

– Куда ты, дите моё? – почти одновременно воскликнули мадам Фиорентина и мадам Берсинье. – Мы с тобой!

– И я с тобой! – Арман подскочил к двери.

Увидев «пополнение», лейтенант иронически хмыкнул. Конечно, против такого проводника, как Клео, он не возражал, но насчёт остальных... Неудивительно, что у него был кислый вид, и он то и дело без всякой необходимости орал на солдат: «Подтянуться!»

Дойдя до опушки разбойничьего леса, отряд остановился. Лейтенант подъехал к Клео, снова подкручивая ус:

– Ведите нас, очаровательная проводница! Укажите нам место, где скрываются эти канальи. Клянусь, они ответят за все свои преступления. О, это будет славная охота! Мы переловим их как зайцев.

Клео чуть заметно улыбнулась:

– Хорошо, господа охотники. Пойдёмте. Но умоляю вас вести себя тише. Не надо ломиться сквозь лес, словно стадо кабанов. Этак вы всю дичь распугаете...

Лейтенант обернулся к солдатам:

– Слышите, олухи! Чтоб у меня как мыши. Всем спешиться. Молчать. Не плеваться и не сопеть. Быть начеку!

Лейтенант соскочил с коня и хотел было помочь Клео, но та уже стояла на земле. Лейтенант издал неопределённый звук и с разочарованным видом помог спешиться мадам Фиорентине.

Немного пройдя по дороге, отряд углубился в лес и вскоре достиг заросшей скалы. Клео остановилась.

– За скалой их лагерь.

– Так, – лейтенант снова покрутил ус. – Сержант, возьмите человека и отправляйтесь на разведку. А мы подождём вас на этой прекрасной поляне.

Клео иронически посмотрела на лейтенанта:

– Месье сержант, позвольте, я укажу вам место, с которого наиболее удобно наблюдать.

Клео подошла к скале. Лейтенант потеребил перевязь:

– Прелестница, в таком случае я сам пойду в разведку.

Мадам Берсинье со вздохом смерила взглядом скалу:

– Дитя моё, будь осторожна. Не свались злодеям на голову...

– Не беспокойтесь, тетушка, не в первый раз.

Лейтенант заинтересованно придвинулся к Клео:

– Мадемуазель, а что значит «не в первый раз»?

Клео приложила палец к губам и начала вскарабкиваться на скалу. Лейтенант опять издал неопределённый звук и последовал за ней.

В лагере царили суматоха и суета. Разбойники вбегали, выбегали из пещеры, таскали туда-сюда ящики и мешки. В центре всего этого водоворота стоял атаман:

– Быстрее, олухи! Быстрее, быстрее!

Около пещеры ждали несколько оседланных лошадей.

Лейтенант посерьёзнел:

– Чёрт побери, эти канальи намерены смыться. Мы успели вовремя. Мадемуазель, позвольте помочь вам. Время не терпит!

Они быстро спустились со скалы.

– Сержант, берите половину людей и обходите скалу справа. Я с другой половиной зайду слева. Мы окружим банду и прижмём её к скале. Никуда они не денутся! А вас, дамы, я попрошу остаться здесь. Увы, мой отряд слишком малочислен, и я не могу дать вам охрану.

Мадам Берсинье успокаивающе махнула рукой:

– Господин лейтенант, оставьте нам мушкет и выполняйте приказ. Не беспокойтесь о нас. Мой покойный муж был военным...

Лейтенант удивлённо взглянул на неё, но потом, сообразив, что время дорого, взял у сержанта мушкет и галантно подал его. После чего вытащил из-за пояса пистолет и протянул его Клео:

– Мадемуазель, я надеюсь, что эта вещица защитит вас...

Солдаты скрылись в зарослях, и на поляне настала тишина. Лошади щипали траву, Арман, вытащив лист бумаги, набрасывал портрет Клео, мадам Берсинье и мадам Форентина о чём-то шептались, сидя под деревом. Вид у них был самый мирный, хотя мадам Берсинье и держала наготове мушкет. Клео старалась сидеть так же спокойно и не грызть ногти, хотя внутри у неё всё кипело: «Ну почему так долго?!»

К счастью, ждать пришлось недолго. Тишину разорвал ружейный залп, потом раздался мощный рык: «Именем короля! Сдавайтесь, мерзавцы!»

Мадам Берсинье перекрестилась:

– Хвала Господу! Агаряне посрамлены. Дунул Господь – и они рассеялись!

Из-за скалы доносились нестройные вопли, топот, хруст кустов. Вскоре всё стихло.

Мадам Фиорентина облегчённо вздохнула и уже открыла было рот, чтобы что-то сказать, но вдруг застыла на полувдохе. Под скалой зашевелилась земля! Потом послышались глухие удары. Кто-то явно пробивался наружу...

На месте шевеления земли образовалась яма, в которой что-то копошилось. Вдруг дно ямы провалилось, и на поверхности показалась чья-то активно вертящаяся голова.

– Пьер, малыш, молодец! Теперь я сам!

Клео вздрогнула: «Атаман? Но как?»

Голова в яме исчезла, а вместо неё, действительно, показался атаман.

– Пьер, малыш, подсади... Да не так сильно, дурень!

Вместе с фонтаном земли над ямой взлетел атаман. Ловко приземлившись на ноги, он схватился было за пистолет, но обнаружил, что на него смотрят пистолетное и мушкетное дула.

– О, мадам, как вы серьёзны... Мадемуазель, и вы здесь? Неожиданно. И вы опять с оружием. Но, простите, вынужден вас покинуть. У меня важные дела.

– Стоять на месте! Бросай пистолет и шпагу!

– Дамы, не будьте так суровы... Вы же не королевские солдаты.

В яме снова что-то завозилось, и оттуда начал выкарабкиваться какой-то здоровяк. Клео присмотрелась. Похоже, это был тот детина, который уронил её лошадь. «Так, сейчас он вылезет, и их станет трое... Этот детина сойдёт за двоих». Видимо, об этом подумала и мадам Берсинье, потому что ствол мушкета уже был нацелен на вылезавшего верзилу.

– Сдавайся, подлец!

Разбойник изумлённо всмотрелся в неё:

– О, королева! Ты снова здесь! Моё счастье...

Мадам Берсинье недоверчиво переспросила:

– Что?

– О, моё солнце! – разбойник продолжал вылезать из ямы. – Помнишь, как мы первый раз встретились тогда, на дороге? Я не мог тебя забыть. Я всё время думал о тебе... Я даже потерял аппетит. И вот я снова тебя увидел!

Мадам Берсинье поставила мушкет на землю и задумчиво оперлась на ствол.

– Скажи ещё что-нибудь, – тихо попросила она.

– Я сразу понял – ты лучше всех! Ты красивее всех! Моя королева!..

– Разбойник! – вдруг вскрикнула мадам Фиорентина.

Клео вздрогнула. Ну почему, почему она повернулась к мадам Берсинье? На том месте, где только что стоял атаман, никого не было! Только чуть-чуть шевелились ветки кустов.

В ту же секунду она сорвалась с места. Но, проскочив через зелёную стену, в растерянности остановилась. Куда бежать? Шевельнулась, выпрямляясь, согнутая было ветка... Значит, туда! Ещё кусты, ещё... Она особо не разбирала, куда бежит. «Этот человек мучил моего отца! Он не должен уйти!»

Внезапно кусты кончились. Она выскочила на какую-то поляну и увидела атамана. Тот вёл в поводу двух навьюченных лошадей, то и дело беспокойно оглядываясь.

– Стой, подлец!

В ответ грохнул выстрел. Клео резко присела. Пуля сбила листву точно над её головой. «Метко... Но теперь-то он безоружен». Она почти побежала. Атаман торопливо заряжал пистолет.

– Не двигаться! Ты у меня на мушке!

Атаман резко повернулся:

– О, мадемуазель! Вы меня преследуете... Вы явно неравнодушны ко мне. А может быть, вы в меня влюбились? Не...

Клео оборвала его выстрелом. «Чёрт! Мимо!»

Атаман улыбнулся:

– Ну, а теперь, прелестница, когда вы оказались безоружной, я смогу спокойно продолжить свой путь...

– Чёрта с два!

Из тюка на лошади торчали эфесы шпаг. Клео резко выхватила одну:

– Защищайся, мерзавец!

Атаман неторопливо взял вторую шпагу:

– Ну-у-у-с... А, дьявол, откуда ты такая взялась!

Клео сама не ожидала от себя такой ярости. «Я в него влюбилась?.. Да как он смел сказать такое!» Атаман уже не улыбался. Внезапно он сделал выпад, но Клео ловко повернулась вокруг своей оси... Разбойник оказался прижатым к лошади, а шпага Клео угрожающе покачивалась в паре сантиметров от его горла.

– Здорово фехтуешь, сестрёнка!

– Что?!

Атаман медленно поднял левую руку и показал запястье с родимым пятном в форме бабочки.

– И у тебя такое же? Не так ли...

– Но почему?

– Почему? Потому что я – сын барона! Но моя мать – ткачиха! И он не хотел меня признавать. Старый осёл! Тогда я нашёл того, который помог мне. Барон признал нас своими сыновьями. Но этот мерзавец всё испортил. Вообразил себя настоящим бароном! А мы де рвань лесная и ему не ровня. Но ничего... Ладно, теперь ты в замке хозяйка. А я... Дорог вокруг много. Какая-нибудь да приведёт к счастью. Дьявол, надо убираться отсюда!

В кустах раздался шум, и на поляну выбрались лейтенант и пара солдат. Атаман дёрнулся... Клео непроизвольно сделала выпад. Она не убила его на месте, потому что шпага вонзилась ему в бок.

Лейтенант посмотрел на Клео с уважением:

– Мадемуазель, поздравляю! Искренне восхищён вашим искусством боя! Признаться, вы – уникальная. Никогда раньше такие девушки мне не встречались. Однако нас ждут. Эй, вы, грузите эту падаль на лошадь и отвезите его ко всем прочим.

На поляне у скалы собрались почти все. Понуро сидели связанные разбойники под охраной солдат. Клео с удивлением увидела телегу, в которой сидели скромный человек и Яков. В руках у старого слуги были почему-то какая-то бутылка и молоток.

Яков, привстав, церемонно поклонился ей. Потом слез с телеги и направился к пещере. Однако в неё он не вошёл, а стал производить какие-то действия с бутылкой у входа. Было слышно, как он бормотал: «Пять влево, семь вверх, четыре направо…» Наконец, он остановился. Ударил молотком по скале и провозгласил: «Здесь!» Потом ударил ещё и ещё… Внезапно от скалы отвалился небольшой кусок, за которым оказалась пустота.

– Помогите мне! – Яков стал ломать края отверстия.

Скромный человек молча посмотрел на лейтенанта и указующе мотнул головой. Лейтенант пальцем поманил двоих подчинённых: «Эй вы, живо на помощь!»

Оказалось, что в скале была ниша, заложенная камнями. В нише стояли бочонки и лежали ящики. Яков кивнул на них:

– Вытаскивайте! Открывайте.

Солдаты вытащили один из бочонков. Отбили крышку. Бочонок был полон золота. Яков даже как-то выпрямился:

– Баронесса, вот ваше наследство! Это сокровища вашего отца. Они ваши по праву…

Наступила благоговейная тишина, которую внезапно нарушил чей-то стон. Обернувшись, Клео увидела, что атаман пытается приподняться. Она подошла.

– Какой сегодня день? – вдруг спросил тот.

– Какой день?..

– Да, да… Какой день?

– Первый день осени, – ответила подошедшая мадам Фиорентина.

– Спасибо, – атаман упал на траву уже мёртвым.

– Какая судьба, – покачала головой мадам Фиорентина. – Столько времени искать сокровища, а оказалось, что они совсем рядом…

Под бдительным присмотром скромного человека ящики и бочонки были погружены на телегу. Мадам Фиорентина оглянулась:

– А где Тереза?

Мадам Берсинье обнаружилась на прежнем месте, за скалой. Она сидела на камне, обняв ствол мушкета и опустив голову, а рядом с ней, прямо на земле, сидел какой-то верзила и, обнимая её колени, что-то говорил, глядя ей прямо в лицо.

Услышав шум шагов, мадам Берсинье подняла голову и застенчиво улыбнулась:

– Этот человек служил когда-то под командованием моего покойного мужа…

– Мадам, – лейтенант подкрутил ус. – Этот человек разбойник! И он заслуживает того, чтобы его повесили! Эй ты, мерзавец, пошли!

– Прощай, моя любовь, – верзила поднялся и взял руку мадам Берсинье. – Последняя моя мысль будет о тебе…

– Стойте, – мадам Берсинье вскочила. Вид у неё был решительный. – Если этого человека ждёт виселица, то я требую соблюдения обычая! Я беру его в мужья!

– Мадам, – лейтенант ошеломлённо потёр лоб, – но ведь это разбойник…

– Этот человек служил у моего покойного мужа, а месье Берсинье никогда не брал к себе плохих людей!

Всю обратную дорогу Арман был молчалив и грустен. Клео старалась развлечь его болтовнёй, но он отвечал односложно и нехотя. В конце концов, ей это надоело.

– Любовь моя, да что с тобой?

– Со мной? Со мной ничего. А вот с тобой… Ты теперь баронесса, ты богата, у тебя замок. Разве ты обратишь своё внимание на бедного художника?

– Ах это, – Клео облегчённо улыбнулась. – Неужели дело только в этом? Боже мой, Арман…

Что без тебя прекрасный этот свет?

В нём только ты! Другого счастья нет.

Ты моё сокровище!

Арман изумлённо уставился на неё.

– Откуда ты знаешь эти стихи?

– Их очень любил мой… – Клео запнулась, – отчим. Он всё время повторял их, глядя на меня. А богатство…

Они приблизились к замку.

– Стойте! – Клео подъехала к телеге и взобралась на неё. Потом откинула покрывало с открытого бочонка и приглашающе махнула рукой. – Мои добрые друзья! Вы сослужили мне хорошую службу, а значит, вы достойны награды. Подходите!

Солдатам досталось по пять золотых, сержанту, естественно, десять, а лейтенанту – двадцать. Что касается скромного человека, то он, кроме двадцати монет, получил и два больших изумруда, нашедшихся в бочонке.

Внезапно в замке распахнулись ворота, из которых показалась целая толпа слуг. Они подошли и поклонились. Яков слез с козел и тоже поклонился. В глазах у него мелькали весёлые искорки:

– Каковы будут ваши приказания, баронесса?

– Мои? – Клео на мгновение задумалась. – Накормить и напоить эту славную компанию! А мне нужна портниха! Мне… нам нужны два свадебных платья!


Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS