Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Иван БАЙДАКОВ

 

Песчаный замок

 

Берегом моря идущий прохожий,

Что же твой лик такой непогожий,

Хмур ты, устал, тело жаждет постели,

Ушедшие дни твою души изъели.

 

Найдёшь впереди по дороге ты вскоре

Замок песчаный, что век под горою

Стоит, он для путников славный приют,

Они там и пищу, и отдых найдут.

 

Как подойдёшь, поклонись у порога,

Ты не спеши и помедли немного,

Тот замок веками дух стережёт,

Он стар и не скоро к двери подойдёт.

 

Как только откроют, входи и не бойся,

В залах просторных от жизни укройся,

Тебя здесь никто ни к чему не принудит,

Коль будешь ты спать, так никто не разбудит.

 

Справа ты пищи найдёшь и вина,

Слева – веселья и счастья сполна,

Спереди ждёт тебя мир и покой,

И будет повсюду прислужник с тобой.

 

Замок наш издавна звался Мечтою,

Пристанище тех, кто выходит из моря

Жизни, сует бесконечных и смут,

Тебя здесь, конечно, прекрасно поймут,

 

Коль устал ты от дел, коль устал от забот,

Коль бежишь от страданий, и безжалостный кнут

Изодрал тебе спину, коль жизнь уж сполна

Несчастному сыну намяла бока.

 

Здесь много таких, кто отринул мучения,

У каждого есть своя тёплая келья,

Мы станем с тобою едины в судьбе,

Найдётся постель в нашем замке тебе.

 

 

Мчись, душа

 

Мчись, душа, во весь опор

Через воды рек, озёр,

Сквозь леса и сквозь поля,

Через годы и века!

 

Не сдержать порывов страсти,

Как первейшей в мире власти

Над сердцами и умом!

Нам повсюду в мире дом,

 

Где и плачут, и поют,

Где излечат иль убьют,

Где найдём мы тем для песен,

Будь хоть грустен, будь хоть весел.

 

И чувствителен поэт

Что тончайший инструмент,

Как сыграешь – так споёт,

Иль излечит, иль убьёт.

 

 

О гладком и не очень

 

Мила мне более всего шероховатость,

Будь то колючая щетина на щеках

Иль на руках мозолей грубоватость,

Что в тяжких заработана трудах.

 

И в гололёд песок на тротуарах,

Мне добрая опора при ходьбе,

И счастье наше в перпендикулярах,

Никак не в параллельности земле.

 

Но, впрочем, что же, я люблю и гладкость!

Она ль не честность в лучших зеркалах?

И, право, разве же не в радость

Зимою ровный лёд нам на катках?

 

И женихам всегда отдохновенье

На нежной коже их младых невест,

И в мягкости их губ для них спасенье,

Как, впрочем, и поболе скромных мест.

 

К чему я это? А к тому лишь только,

Что на бильярдном шаре жить нельзя!

К тому, что соскользнуть с него недолго,

И слава Богу, что неровная Земля!

 

Немало кто кричит: «Несовершенен

Тот мир, где мы который век живём!» –

Но я кричу: «Нет! Знайте, совершенен!

Непревзойдён в несовершенстве он своём!»

 

 

 

Иван БАЙДАКОВ

 

Путь домой

 

Он шёл по пустынной ночной улице. В спину ему дул сильный ветер, бросал за ним следом охапки сухих листьев. На нём был бежевый плащ и чёрный котелок на голове, который он придерживал рукой, чтобы тот не сорвало ветром.

Дорога была дальняя и поздняя, он устал и засыпал на ходу. Тут он услышал за спиной странный звук, словно кто-то сдвинул бетонную плиту, обернулся, но света фонарей было недостаточно, чтобы что-то разглядеть в темноте. Он постоял пару секунд, обернувшись назад, потом пошёл дальше.

Через несколько шагов он снова услышал тот же звук позади и оглянулся. И что же, прямо у него за спиной стояла стена. Не было сомнений, когда он проходил здесь секунду назад, аллея была свободна от всяких преград. Мужчина удивился, решил продолжить путь, но и перед собой, прямо на пути, натолкнулся на стену. Так же и с обеих других сторон, он был заперт в узком пространстве не более метра длиной и шириной. Он взглянул вверх и увидел там крохотный квадрат открытого пространства, слабо освещённый звёздами и луной.

Тут кирпичи в окружающих его стенах стали выдвигаться в шахматном порядке, словно предлагая ему карабкаться по ним наверх. Так он и сделал, переставляя ноги с кирпича на кирпич, перехватывая руками, он начал восхождение к далёкому простору наверху.

Мужчина забрался почти наполовину, как вдруг кирпичи снизу стали сдвигаться, захлопывая всё пространство внутри трубы, угрожая раздавить его, если он не поторопиться забраться наверх. Он стал кричать, как можно скорее хвататься за всё подряд, а отверстие высоко над ним не приближалось, а наоборот, отдалялось с той же скоростью, с какой он взбирался наверх. Снизу уже поджимала смертельная ловушка, вот он приготовился к тому, что его раздавит, но неожиданно всё прекратилось так же, как и началось, в последний момент.

Человек встал на образовавшийся под ним пол, а кирпичи снова спрятались в стену, карабкаться выше было невозможно. Долгое время ничего не происходило. Он сел на пол, обхватил колени руками, покачивался взад-вперёд и смотрел наверх, на небо. Так продолжалось долгое время, мужчина не знал, сколько, потому что часы на его руке остановились, а стрелки размякли и болтались на циферблате, словно две чёрные нити.

Вдруг он услышал странный шум, гул над своей головой, эхом отдававшийся в узком закрытом пространстве. Он поднял взгляд к небу и заметил, что оно приближается, спускается со своей высоты прямо к нему. Вот он увидел, как небо стало проникать в трубу, оно стекало по её стенам густой вязкой массой. Небо достигло той глубины, где он сидел, и стало медленно заполнять трубу. Он вскочил, стал снова пытаться залезть наверх, но стены были гладкими, ноги скользили по ним, он уже стоял по самую грудь в густом чёрном пространстве, искрящимся яркими звёздами.

Когда его накрыло с головой, он стал яростно барахтаться, боясь, что задохнётся, но вот воздух в лёгких кончился, ему пришлось вдохнуть и оказалось, что он может дышать свободно, не боясь задохнуться, а стены трубы, окружавшие его, растворились. Теперь его окружал лишь простор неба, воздух был прохладен и свеж, вокруг светились звёзды, а вдалеке была луна, и он поплыл к ней.

Мужчина подплыл ближе к луне, встал ногами на её поверхность и увидел дверь, к которой вела узкая дорожка. Он пошёл к двери невесомыми шагами. Дойдя до неё, он посмотрел внимательно и узнал дверь собственного подъезда. Мужчина залез в карман и достал ключи, приложил магнитный ключ к замку, дверь запищала и открылась. Он посмотрел вглубь подъезда, а потом обернулся и не увидел ничего, что было с ним до этого. Вокруг была привычная улица, привычный двор, на площадке скрипели от ветра качели и шумела листва тополей. Минуту он медлил, размышляя о чём-то, а после улыбнулся, кивнул кому-то в темноте, зашёл в подъезд, а дверь затворилась за ним.

 

 

Двое

 

На берег реки вышли двое, Юноша и Девушка. Закат огнём отражался в струящейся воде, а вода – в глазах двоих.

– Может, пойдём искупаемся?

– А ты не боишься обжечься о солнце?

– Ну что ты! Конечно же нет, ведь оно в прохладной воде, значит не горячее.

Они разделись и почувствовали, как их тела обволакивают потоки прохладного воздуха. Казалось, что ветер – такой же живой, как они. Он устал блуждать целый день в полях, шуметь листвой деревьев, а теперь лишь хочет обнять кого-то крепко и унести с собой в полёт. Каждому порой нужен кто-то, кого можно подхватить и унести.

Юноша и Девушка зашли в воду по пояс и стояли неподвижно лицом к закату. Вокруг тихо шуршала листва, журчала вода, пальцы были погружены в обтекающую их воду, а солнце в лицо заставляло щуриться. Они дышали глубоко, неспешно. Покой и тишина, словно бы это ничто, но это всё же так много.

Глаза их были зажмурены из-за огненных отблесков солнца на ряби воды, Двое стали грезить наяву. Вот у них исчезли ноги, растворились по пояс, слились воедино с водой, подобно тому, как в кентавре человек сливается с лошадью. Они двигались синхронно, словно в танце, повторяли движения друг друга. Они подняли руки к глазам и увидели, как по венам у них струится огненная вода, что пылала вокруг них в свете заходящего солнца, они посмотрели друг на друга глазами, сверкающими жидким огнём.

И вот пустились они в лучший танец на свете. Обнажённые, искрящиеся, кружились они вокруг друг друга, свивались в спираль, подобно спирали ДНК, то взмывали ввысь на огромных столбах воды, то ныряли глубоко под воду, плыли друг к другу и соприкасались ладонями, сливавшимися воедино. В воздухе они сплетались в причудливые узоры со многими петлями, узлами, так кипящая лава растекается по рельефу местности, бороздам и впадинам. С их пальцев летели во все стороны брызги, сверкающие искры.

Двое стали единым целым в этой воде. Не всякий сможет усмирить свой пыл, обретя такое чудо. И вот в своём танце они обняли друг друга и взмыли так высоко, что коснулись солнца и вмиг обратились в пар. А спокойный ветер подхватил их на свои крылья и унёс далеко-далеко. Он устал блуждать весь день над полями и реками, шуметь листвой деревьев, а теперь лишь хочет обнять кого-то крепко и унести с собой в полёт. Каждому порой нужен кто-то, кого можно подхватить и унести.

 

 

Звёзды в пруду

 

Мальчик смотрел на водную гладь пруда, на отражение звёзд, колышущихся, когда водомерки пробегали по поверхности воды.

Он опустил руки в воду и зачерпнул три звезды. Немного полюбовавшись на то, как они сверкают в ладонях, он поднёс их к губам и начал пить маленькими глотками. Со стороны было видно, как звёзды проходят через горло в желудок, они тихо просвечивали сквозь плоть и кости. Так он проглотил ещё несколько звёзд, его живот светился мягким жёлтым светом. Мальчик закинул голову назад, прикрыл глаза.

Когда открыл глаза, увидел далеко под собою лес, где он был, и пруд, из которого пил звёзды. Оказалось, что теперь он стоит ногами на небе. На ощупь оно было похоже на водяной матрас, а в глубине его, как и в пруду, были те же звёзды и луна.

Мальчик прошёл несколько шагов по небу, поглядывая порою на покинутую землю. И вдруг набрёл на молнию – застёжку на поверхности неба. Немного подумав, он опустился перед ней на колени и расстегнул. И небо полилось на землю, вместе со звёздами и луной. И оно затопило землю. А мальчик со светящимися в животе звёздами забрался через отверстие туда, откуда вылилось ночное небо, застегнул его изнутри и так и остался на небе единственной, самой яркой звездой.

 

Бутылочка

 

– Добрый вечер, мадам.

– Здравствуйте, добрый вечер.

– Мы с вами не знакомы, но вы теперь стали главной фигурой в моей жизни. Видите ли, так сложилось, что я сидел в кафе через улицу и заказал бутылку вина. После того, как вино было выпито, у меня появилось игривое настроение. И я начал играть в бутылочку. Правила таковы, что тот, на кого покажет бутылка, должен меня застрелить. Она указала на вас, и я вынужден спросить, нет ли у вас с собой пистолета?

– Ох, увы, но он не при мне, а дома, в сейфе. Если вы уверены, можете проводить меня, а дома я окажу вам эту услугу. Но взамен, пока мы идём, вы должны рассказать мне самую забавную историю из вашей жизни. Мы договорились?

– Извольте. Вспомнить, конечно, нелегко, но я попытаюсь. Вот, хотя бы эта история...

 

…– О, это действительно очень забавно! Я посмеялась от души, а вы чудесный рассказчик. Жаль, что не встретила вас раньше, при иных обстоятельствах, но теперь мы связаны договором. Меж тем, я принесла пистолет. Прошу вас, встаньте так, как вам хотелось бы принять смерть, и я застрелю вас, как обещала.

– Думаю, вот так будет довольно удобно.

– Что ж, вы готовы?

– Абсолютно. Благодарю вас, мадам.

Выстрел.

 

 

Пассажир

 

Он очнулся на заднем сидении автомобиля. Огляделся, прислушался, стараясь дышать тише. Кажется, вокруг машины ходит много людей, все они говорят, смеются, плачут. Вокруг кипит жизнь, а в самой машине очень тихо, воздух застыл, а через тонированные окна почти не проникает свет.

Он задумался, когда и как попал сюда, на заднее сидение, но никак не мог вспомнить. Ничего не мог вспомнить, даже как жил до этого. Словно вот так просто и родился впервые здесь.

Послышалось, как открылась водительская дверь, кто-то сел в машину и дверь захлопнулась. Водителя он видеть не мог, так как пассажирское сиденье было отделено от водительского непрозрачной загородкой. Двигатель завели, машина тихо завибрировала и тронулась с места.

Он гадал о том, куда они едут. Гадал о том, кто же водитель. Гадал о том, как же всё-таки оказался здесь. Но вскоре это утомило ему, он устроился на заднем сидении поудобнее, откинул голову, закрыл глаза.

«Какой смысл гадать обо всём этом? Оказывается, здесь моё место. Я всего лишь пассажир, и только. И только».

 

 

Новости


17.04.17 

22.04.17 

15.05.17 

24.05.17 

19.06.17 

 

Идёт формирование № 89 с ориентировочной датой отправки в печать - середина-конец июля.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

О проекте · Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS