Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Иван Перлик 

 

Сазандзила – хозяин пруда

 

В начале каждого лета родители отвозили меня в село к бабушке и забирали только в конце августа. В этом году я ждал отъезда с нетерпением: ведь это был мой первый год в школе. И вот закончились последние майские занятия, и мы мчимся в отцовском «Москвиче» в село.

Как же там чудесно летом! Всё цветёт, пахнет и растёт… и самое главное – очень многое можно сорвать и с удовольствием съесть!

У бабушки мне предоставлялась огромная свобода действий: гулять и играть с друзьями, купаться и плавать на пруду я мог с утра до вечера,– но, конечно, если была необходимость, от работы в огороде я не отлынивал, добросовестно полол, сажал, пилил и копал и делал всё, что мне указывала любимая бабушка. Но, если честно, сильно работой она не загружала, и у меня была масса свободного времени.

Из всего огромного выбора сельских развлечений я с самых малых лет предпочитал рыбалку, тем более что неподалёку от бабушкиного дома находился старый деревенский пруд.

Глубокий, с высоченной дамбой из крупного ракушечника, с огромными ивами по берегу, пруд начинался от лесного родника и на одну треть, более узкой частью, находился в лесу. Могучие ивы спускали свои тяжёлые ветви к воде и создавали естественные навесы. Под этими навесами резвились большие стайки мальков. Дальше к лесу пруд был сильно закоряжен, везде на поверхности виднелись ветки, по которым можно было понять, что в глубине лежат огромные деревья. Как раз в этих тихих местах и проживали самые крупные обитатели водоёма. И, как правило, рыболовы-знатоки всегда стремились занять местечко в лесу: расчищенных от коряг просветов было всего два-три. На сделанных из досок мостках опытные деды с утра до вечера высиживали «крупняк».

И вот в один из деньков, нагулявшись вдоволь с друзьями до обеда, я решил попытать счастья и порыбачить. Наскоро замесив тесто, собрав нехитрые снасти, я запрыгнул на свой велик и помчал на пруд. Подъезжая к лесной части, к своей великой радости увидел, что дальний помост был свободен! На всех парах я промчался по лесной тропинке и быстренько облюбовал заветное место. Разбросал прикормку, достал полученную по наследству от деда, видавшую виды закидушку – «комбайн» с пружинкой, снарядил её и с размаху закинул. Заброс получился точный! Груз плюхнулся недалеко от большой ветки, но не в коряжник. Я приладил к леске кусочек теста, скатанного «шариком» для сигнала поклёвки, примотал мотовило с остатком лески к принесённому с раскладному стульчику, присел и стал ждать, похрустывая запасёнными яблоками.

Но клёва не было… хотя неподалёку, в ветках, судя по звукам, явно ужинал сазан. Солнышко клонилось к закату и ласково пригревало, меня разморило и стало клонить в сон.

Чтобы, приснув*, не пропустить поклёвку, я намотал леску закидушки поверх рубашки на руку, доел последнее яблоко и стал подзасыпать.

Сколько прошло времени, я, конечно, не запомнил, но первое, что почувствовал – это мощнейший рывок, который сдёрнул меня со стула, после чего я очутился, свисая по пояс над водой, на краю помоста.

Не успел опомниться, как второй рывок, значительно сильнее первого, сорвал меня с мостков в прохладную воду. Леска была намотана на совесть, да и в прочности её не было никаких сомнений; стульчик, примотанный концом лески с мотовилом, плюхнулся в воду за мной и потягивал руку с другой стороны.

Меня с усилием повело по воде; еле держась на поверхности свободной рукой, я старался раскрутить леску. Куда там! Леску потянуло с такой силой, что об освобождении не было и речи!

Начиная осознавать, что меня утаскивает на глубину неведомое чудище, я начал орать во всю силу своих лёгких, но, видимо, к вечеру ушли по домам даже деды с соседних мест, и меня никто не слышал. Проезжая мимо дамбы, я видел тракториста, намывавшего трактор водой из пруда, но от того места, где я находился, до дамбы было далеко, да и трактор был заведён и тарахтел довольно громко, поэтому тракторист не услышал бы и выстрел!

Я продолжал бороться с тянувшей меня силой, свободной рукой пытался схватиться за что-нибудь и, наконец, каким-то чудом натолкнулся на большой обломок плавающей по поверхности ветки, за который и ухватился, как утопающий за соломинку. Ветка едва держала меня, но дала возможность хотя бы перевести дух.

Но ненадолго! Монстр, находящийся на другом конце лески, потянул снова и, как мне показалось, ещё сильнее, словно почувствовал, что сил у меня оставалось уже немного.

Вдруг я ощутил резкое натяжение второго конца лески: видимо, стульчик с прикреплённым мотовилом, тянувшийся по дну, зацепился за корягу. Теперь натяжение с двух сторон становилось невыносимым, и я опять стал орать во всю силу своих лёгких. Но помощь по-прежнему не приходила…

Однако от крика или по какой-то другой причине, рыба немного ослабила леску, и я, изловчившись, смог подтянуть и перекрутить её через ветку, за которую держался. Это было моим спасением! Последовавший рывок ветка приняла на себя, она работала как амортизатор! И хотя второй конец лески потягивал руку, боль уже была не такой сильной.

Так борьба продолжалась довольно долго, монстр тянул, а я продолжал держаться за ветку, и мы оставались практически на одном месте – примерно посередине пруда. Внезапно зверюга изменила направление движения, видимо, поняв, что я просто так не сдамся, и решила укрыться в корягах у берега. Мы плавно развернулись, стульчик после разворота, вероятно, отцепился, и мы начали перемещаться к берегу. По скорости движения было видно, что монстр тоже выдыхался...

Наконец, когда до берега оставалось метров двадцать, на поверхности воды впереди меня показалась огромная чёрная спина, поросшая тёмной тиной. Я потихоньку начал подгребать ногами и одной рукой к берегу, но вдруг нога зацепилась за что-то на дне и сковала мои движения. Монстр словно почувствовал это и снова потянул меня на глубину. Я отчаянно сопротивлялся, пытаясь освободиться, но не мог. Крича, зовя на помощь, стал погружаться под воду.

Пока мы боролись, наступил вечер, и солнце почти село. Под водой было темно, холодно и страшно. Я начал задыхаться, хотя хорошо нырял и умел задержать дыхание. В глазах уже потемнело, мысли путались и, захлёбываясь, я начал расслабляться.

Вдруг передо мной что-то вспыхнуло, ощущение было такое, как будто светили фонариком, и в голове зазвучал строгий, но добрый голос: «Ты чего это тут сидишь? Тебя же бабушка заждалась! Ну-ка, давай скорее наверх!»

Как мне показалось, чья-то тёплая рука освободила мою ногу и подтолкнула под зад наверх! Я вылетел на поверхность, как пробка из бутылки шампанского – с шипением, свистом и брызгами! Не обращая внимания на леску, погрёб из последних сил к берегу.

Почти возле коряг под берегом меня подхватили и вытащили из воды сильные руки – это был тракторист, услышавший мои последние вопли и поспевший на помощь.

Обессиленный, я лежал под ивой и сквозь пелену в глазах смотрел, как тракторист (здоровенный мужик) ещё минут двадцать сражался с моей добычей. Наконец, рыба сдалась, и он подтащил её к берегу. Подхватив за жабры, с огромным трудом вытащил на берег и положил возле меня.

Мы с монстром лежали рядом и смотрели друг другу в глаза! Это был старый, огромный сазан, длиной больше метра и весом явно больше тридцати килограмм! Глядя на меня, рыба жадно глотала воздух ртом, в котором торчали крючки, не только мои, но и куча оборванных им со снастей других рыболовов.

Радостный тракторист, снимая с себя мокрые штаны, приговаривал, какой чудный шашлык и знатная уха получатся из этого поросёнка.

Но я вдруг вспомнил всё свое сражение от начала и до чудесного освобождения, вспомнил голос и тёплую руку… Потихоньку вынул все крючки из пасти рыбины, подождал, чтобы тракторист отвернулся, поцеловал монстра в могучий лоб и, упираясь ногами изо всех сил, столкнул его в воду!

Почувствовав свободу, сазандзила, махнув на прощание красным хвостом, быстро погрузился в воду.

А я, наслушавшись поучений и упрёков от Григория (так звали моего спасителя), со всей серьёзностью заявил, что это – хозяин пруда, царь сазан, и варить из него уху было бы просто кощунством!

Пошумев ещё немного, Григорий помог мне выкрутить мокрую одежду, смотать леску и отвёз меня на своём тракторе домой к бабушке, которая уже начала волноваться. Там он не преминул рассказать ей всю историю моего сражения, которую я поведал ему, пока мы ехали. и глупого, по его мнению, отпуска рыбы на свободу.

Бабушка, посмотрев на мою порезанную леской до крови руку, ободранную ступню, начала заливать меня йодом и забинтовывать. Окончив с лечением и накормив ужином, уложила спать. Поцеловав в лоб, перекрестила меня, себя и сказала, что это ангел меня спас.

А по селу потом долго – не один год! – ходили легенды о моём сражении с гигантом.

 

 

*заснув, задремав

 

 

 

Укрощение Казбека

 

То лето выдалось очень жарким, уже к середине июня температура на солнце доходила до сорока градусов. Днём спасение было только в тени или в прохладной воде деревенского пруда. Но я со своими деревенскими друзьями никогда не скучал, и всегда мы находили какое-нибудь весёлое занятие даже в такие жаркие дни.

Одним из развлечений было посещение расположенной неподалёку от нашей улицы молочной фермы. Отец моего товарища работал на ферме ветеринаром и поэтому нам троим: мне, Сашке и Лёшке – не было преград! Приходили мы туда поваляться на сеновале, попить парного молока и прокатиться на лошадях. Могли заглядывать в любой уголок фермы; доярки, работавшие на смене, всегда угощали нас парным молоком, и, напившись, мы валялись в сене, которое хранили в высоченном и потому прохладном деревянном сарае. Какой же чудесный там был запах свежевысушенного сена!

Но основная забава нас ждала только в определённые дни к вечеру, когда с пастбища пастухи пригоняли коров и давали нам, конечно, под присмотром, прокатиться на пастушьих лошадях. Лошадей было три. Старый, тощий, но очень добрый, с печальными глазами Симка. Высокий, грязно-белого цвета сейчас, серый в яблоках раньше, видимо, был когда-то завидным жеребцом, но его возраст – около двадцати семи лет, – сопоставимый с возрастом восьмидесятилетнего старика, сказывался как на его внешнем виде, так и на скорости передвижения. Из-за возраста Симку на пастбище брали очень редко, и тренировочные заезды на нём практиковались и в утренние прохладные, до жары, часы. Про галоп на нём можно было и не думать, он еле-еле разгонялся до медленной рыси. Мы все трое научились сидеть и управляться с лошадьми благодаря доброте нашего старика Симки. Поэтому все трое любили его и всегда баловали всякими лакомствами, принесёнными из дома, но сахар для него был просто манной небесной. За кусочек сахара пожилой Симон так энергично кивал головой, что иногда возникало ощущение, что она может отвалиться!

Вторая лошадь – рыжая кобыла Олёнка, хоть и молоденькая, трёх лет,– была спокойная и резвая. После медленного, неповоротливого Симки – просто ракета! Все любили на ней прокатиться, она не была строптивой, хорошо слушалась и никогда никого не скидывала из седла. Слабостью Олёнки были яблоки – очень она их любила, а у моей бабушки в саду было полно яблонь… поэтому я слыл любимцем у Олёнки. С ней мы всегда вытворяли всякие весёлые трюки – быстро срывались в галоп и так же быстро останавливались, прыгали через разные барьеры и даже научились кланяться, подгибая одну ногу!

Но гвоздём фермы, конечно, был Казбек!

Иссиня-чёрный с белой звездой на лбу и белыми носочками на передних ногах, огромный – около ста восьмидесяти сантиметров в холке, с длинным хвостом и густой гривой семилетний жеребец. В его глазах постоянно горел огонь! И этот огонь соответствовал его нраву. Не каждый пастух мог с ним справиться – таким норовистым был Казбек. Ни шпоры, ни нагайка не имели на него воздействие. Очень часто скидывал седоков вольнолюбивый конь. Ну а нам к нему вообще не дозволяли приближаться, хотя тайком все мы таскали ему угощение, и поэтому нас Казбек подпускал к себе без боязни. Но, конечно, никто из нас на нём верхом не сидел.

Как-то солнечным днём мы направились на ферму. Солнце припекало, шли мы медленно, и вдруг увидели впереди, в стороне фермы, дым. Сначала не придали этому значения, думали, может, часть скошенной соломы на поле подожгли, но когда услышали звук колокола и крики людей, со всех ног рванули туда…

Залетев в ворота, мы сразу поняли, что загорелся сеновал. Как это произошло, выяснили уже потом: тракторист уснул с зажжённой сигаретой, сам еле успел выскочить, но затушить начавшееся разгораться пламя не смог.

Когда мы прибежали, весь персонал: четверо доярок, горе тракторист и двое пастухов – всеми силами пытались выгнать коров из коровника, который стоял рядом с полыхавшим сеновалом. Задача была далеко не из лёгких, дым и вид пламени очень пугал животных, и они ни в какую не хотели двигаться.

Кое-как пастухи протянули первого бычка почти волоком, а уж за ним двинулись ближние коровы. В этот момент подул сильный ветер, и пламя перекинулось на коровник. Соломенная крыша быстро прогорела, горящие обломки упали внутрь коровника, разделив оставшееся стадо на две части. Первая часть резво рванула на выход, а вторая столпилась перед закрытыми воротами с другой стороны.

Всё это происходило так быстро, что мы только и успели, что добежать от ворот до середины двора. Только здесь мы реально поняли размеры бедствия. И что вторую часть стада спасти уже практически невозможно…

Тут я внезапно вспомнил про лошадей, запертых в сарае как раз позади коровника, и понял, что про них-то забыли совсем! Закричал ребятам: «Давай в обход через забор!»

И мы понеслись.

Перескакивая через забор фермы и оббегая между коровником и входом в сарай-конюшню, на ходу хватаем уздечки, Сашка – седло, я кричу ему: бросай, какое седло, так пойдём!

Перепрыгиваем невысокую загородку – и вот они, наши красавцы! Сашке – Олёнка, Лёшке – Симка. Ну а мне – Казбек остаётся. Да ещё и без седла!

Благо, сахар в кармане был у всех, задобрили мы быстро лошадок, уздечки накинули, парни на своих запрыгнули, а мой-то гигант! Но стоит, не сопротивляется. Подвёл я его к ограде, да только оттуда и запрыгнул на него.

Тут мы понимаем, что не отворили загородку. Недолго думая, разгоняю Казбека, и – мы резко её перепрыгиваем! Парни за мной, Симка только малость зацепился, но всё-таки перескочил её со страху. Выскочили из сарая и слышим рёв коров за воротами коровника: эти тыльные ворота так и не открыли, из передних ещё скот выгоняли!

Ворота-то замкнуты. Замок здоровенный, амбарный. Лёшка кричит: «Давай верёвки накинем и засов сорвём, может, и получится!» Саша быстро верёвки из конюшни на Олёнке подвёз, накинули мы их на петли и на шеи лошадям… Симка с Олёнкой потянули. А Казбек стоит как вкопанный, не могу его сдвинуть!

Наклонился я к нему и шепчу на ухо: «Ну миленький, ну давай, потянем, поможем!» – и сахарок ему в рот. То ли сахар подействовал, то ли слова мои…

Как рванул Казбек – так мы одну воротину и вырвали! Она так за нами и потянулась, остановились мы только у другого края фермы. Смотрим: коровы повыбегали с той стороны коровника и к концу фермы рванули.

Тут как раз пожарники подъехали, ещё народ сбежался, тушить начали, но тушить уже особо нечего было: коровник и сеновал почти дотла сгорели. В основном старались, чтоб на конюшню и на второй коровник пламя не перекинулось.

Мы стояли в стороне, как три мушкетёра, на лошадях, без сёдел, и могли только молча наблюдать за этим процессом.

Подъехал отец Саши. Первыми нас увидел, кинулся, порасспросил всё, и сразу животных осматривать, но пострадавших практически не было, пара подпалённых коровьих боков да нога тракториста!

Коровник и сеновал потом быстро восстановили, тракториста, конечно, уволили. А нам выдали грамоты всем троим и невиданные по тем временам для детей деньги – по десять рублей! Но лучшей наградой для нас был безграничный допуск к лошадям. И к красавцу-силачу Казбеку – тоже!

 

Новости


18.12.17 

23.08.18 

17.09.18 

22.09.18 

14.10.18 

 

Идёт формирование предновогоднего, в праздничном оформлении, 104 номера.
Примерная дата отправки в печать - конец ноября - начало декабря.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS