Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Юлия Титова


Продолжение. Начало в №№ 111, 112

Эксперимент

 

И он когда-то постучится в двери,

И та откроется сама собой.

И ты мгновенно вспомнишь и, поверив,

На миг замрёшь и встретишься с... собой...

 

Одновременно Эвелина, сидевшая снаружи храма, и Эвелина, находящаяся внутри храма, подошли к его стене с разных сторон. Обе приложили ладони, словно касаясь ими сквозь стену, и та начала рассыпаться, чтобы дать им объединиться. На секунду девушки взглянули в глаза друг другу и тут же слились в единое целое. Теперь Эвелина ощущала себя совсем иной. Сила, внутренняя сила, которой достаточно молчать, чтобы менять пространство. Девушка чувствовала глубинный покой, исходящий из неё, соединение с Богом прорастало изнутри светом кристалла, находящегося теперь в центре сердца. И эта сила не требовала направления, ведь тогда она стала бы разрушительной. Она имела созидающее действие, только находясь в центре и распространяясь равномерно, оставаясь в молчании.

Теперь здание храма стало больше, как и холм, на котором он находился. Ставни и двери его были открыты, тёплый свет, одновременно с ним – прохладный голубой, и Бог свободно проникали в его недра. Казалось, изменения и энергии ступали за Эвелиной по пятам, достигая определённого радиуса действия, вне которого мир обретал привычные краски и признаки. В её присутствии были хорошо видны фрески и драгоценное убранство храма, образа, живыми глазами следящие за передвижением девушки. Икона Богородицы особо приглянулась ей, и она подошла, чтобы прикоснуться к святыне. Подойдя поближе и сложив руки в молитвенном жесте, закрыв глаза, Эвелина почувствовала, как поток энергии струится из лика Богородицы в её горло, и дальше в сердце, наполняя тёплым светом, знанием и опытом животворящей силы молчания, результатом не физических усилий, а лишь внутренних душевных.

«Я знаю свою тень, я – целостная, – прошептала Эвелина, – и теперь важна только своя собственная данность, я могу залезть на колокольню и видеть весь город, но ЭТО НЕ НУЖНО! Теперь я понимаю, что смысл только в концентрации энергии и силы… некричащей, нераспаляющейся…»

В этот момент пространство начало не то рассыпаться, не то перестраиваться, захватывая в вихрь трансформации и Эвелину, и храм, а затем и весь холм и город. Всё видимое рассыпалось в одночасье, чтобы через мгновение возродиться в новом качестве. Девушка стала храмом, на этой горе, растущим на глазах и превращающимся в некий женский образ, являющимся Духом-покровителем города. Она видела теперь не просто горожан, она читала их сердца, их чаяния и страхи. Вдруг перед ней предстала фигура Ильи, сжимающего своё широкое сердце тисками страха и страдания, сгорбленного под гнётом собственных предубеждений и скорбей, потерявшего веру и забывшего себя. Тёплый любящий взгляд Духа-покровителя города окутал молодого человека своей нежностью, молчаливая сила любви проникала в него медленно, но настойчиво, расправляя его напряжённые плечи и рассеивая пелену перед взором. «Я желаю тебе встретиться со своей силой, – словно говорили её глаза, – она рядом, просто не беги от неё». Он будто бы оттаивал под её взглядом, и в какой-то момент глубокий шумный вдох наполнил его лёгкие новой жизненной силой, а зрение – ясным видением. «Я благословляю тебя… я благословляю тебя…» – уже в полузабытьи слышал удаляющийся голос Илья.

 

***

«И, лишь найдя себя в грязи,

Отплакав и отмыв слезами

Всю душу. С чистыми глазами

Сквозь толщу нечистот взрасти».

 

Вмиг время закружило его и помчалось вспять, унося в далёкое детство. Он совсем малыш, три с небольшим, мама, заледеневшая в своём горе, ниточка вот-вот оборвётся. Но теперь он словно знает, что делать, он уверен, что он не один, что помощь рядом. Его маленькое горячее сердечко бьётся за двоих. Всеми своими детскими силами, искренними и чистыми, мальчик старается оживить тоненькую светящуюся ниточку, связывающую его с матерью. Он согревает её всем теплом своей души, вытесняя из сердца отчаяние и смертельную тоску любовью и нежностью. И вот ниточка становится крепче и толще. В ней засверкали два оттенка: белый, дающий ясность и концентрацию, и тёплый, обнимающий и согревающий. Мамины глаза проясняются, мрак и смерть нехотя выползают из них, цепляясь и вновь обрываясь. Теперь им не найти убежища в душе этой женщины, она пробуждается от тяжкого забвения и в слезах, уже горячих и живых, обнимает сынишку. Сердце её рвется от ужаса, но теперь это ужас от осознания, что могло случиться, а не по тягостным воспоминаниям прошлого. И ужас этот быстро рассеивается в объятиях сына, в его радостной улыбке, растворяется в слезах счастья.

Илья видит себя растущим в атмосфере любви и понимания, с глубокой верой в сердце, дающей ему силу менять пространство одним своим присутствием. Он любящий и молчаливый, спокойный и принимающий, он не стремится переделывать и усовершенствовать, а только лишь запускает резонанс любви своей души – и всё живое откликается на эти вибрации.

Инстинктивно Илья тянет руки к тому себе… Он страстно хочет научиться так любить и верить, перенять опыт другой возможной реальности жизни самого себя, получить возможность стать таким и так жить. И намерение его услышано. Грудь его разверзается и впускает в себя новый мир, новую жизнь, расставляющую всё по своим местам спокойно, неторопливо и неотвратимо.

Илья лежал на земле. Лицо его было мокрым от слёз, в груди горело, руки раскинуты в стороны, словно обнимали небо. Он чувствовал, что мир изменился. Его мир, потому что он сам стал другим в этом мире. Между лопатками свербело, он вспомнил о крыльях. Нет, их нет, есть только осознание, что, когда они понадобятся, могут быть, но это при переходе, сейчас в них нет необходимости. На голове ощущалось присутствие луча, но качество его сильно изменилось. Теперь это была радуга, разные цвета игриво переливались и понимались интуитивно очень ясно. Они были как бы дополнением к пяти органам чувств и сильно обогащали и обостряли восприятие окружающего. Губы его шептали: «Я есть жизнь…»

 

***

«Ты, прожив лета свои без Бога,

Вовремя раскаявшись, сознавшись,

Нам двоим открыла ты дорогу,

В прошлом на минуту оказавшись».

 

Илья огляделся вокруг. Он находился неподалёку от места обитания Хранителей. Сейчас молодой человек чувствовал острую необходимость посетить их и выразить своё почтение, что он и не преминул сделать. Они ждали его. Хранители бережно поместили Илью в центр своего кольца, и перед его внутренним взором пронеслась вся цепочка событий, произошедшая в старой реальности, приведшая к таким печальным последствиям. Он увидел события из жизни несчастной молодой женщины, лежащей на столе и подвергшейся эксперименту. Этой женщиной была Эвелина. Внедрённые в неё образы, а точнее, насильственно перемещённые, разведённые друг с другом её собственные структуры полностью нарушили взаимодействие в ней самой и её с окружающим миром. Ранее гармонично существующие и регулирующие колебания её души, они стали разобщёнными и тревожными, как расставшиеся по чужой воле влюблённые. Им не хватало друг друга, и они страшно скучали и страдали. В жизни Эвелины это выглядело, как постоянно срабатывающая кнопка газа – пускала вразнос её чувства, остановить которые был никто не в силах. Она разрушала свою жизнь, несясь без тормозов и остановок, нанося непоправимый вред себе и близким. Забытая и ржавая педаль тормоза, скрипящая и приводимая в действие ценой нечеловеческих усилий, использовалась крайне редко, так как до неё было невозможно добраться и, тем более, воспользоваться. Чувства были хаотичными и разлаженными. А воля – слабой и безжизненной.

Изменившийся Илья увидел и новую реальность Эвелины. Её мощь, силу любви и молчания в образе Духа-покровительницы города, её человеческую жизнь, полную гармонии и изящества. Пульсирующее солнце активности и жизнелюбия мирно сочеталось с долинами и холмами до самой линии горизонта, символизирующими некий предел ощущения конечности расстояния. Газ и тормоз в Эвелине урегулировали сами себя, делая существование молодой женщины уравновешенным и наполненным. Круги её счастья и совершенства расходились по воде от её сердца и расширялись до своей конечной бесконечности. Эвелина сидела на холме и любовалась закатом, прощалась с уходящим солнцем и осознавала предельность этого дня. «Когда я расширяюсь до горизонта, мне не нужен газ и тормоз, потому что мне не нужно никуда торопиться, я уже везде есть…»

 

Продолжение следует...

Новости


09.08.19 

05.09.19 

16.09.19 

24.10.19 

02.11.19 

 


Идёт формирование #114.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS