Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Юлия Титова

 

Я – никакая, и мне это нравится

 

«Последнее время такое ощущение, что во мне просыпается или оживает кто-то чужой… В смысле – совсем чужой, чуждый, не знакомый, не похожий ни на кого. Моё эмоциональное состояние при этом болтается, как сошедший с ума маятник, от бешенства и злобы до «ничего не выйдет и всё – тлен».

Этот кто-то очень кровожадный, неконтролируемо яростный, опасный. Я чувствую опасность не только для окружающих, но и для меня самой. Этот «чужой» настолько кровожаден и ненасытен, что не удовлетворяется словами или простыми действиями. Он жаждет пыток для людей, причинивших мне боль, рисует в моей голове (в моей!) картины возмездия и расправы. Я не могу отследить, когда он подкрадывается, прихожу в себя, когда уже поздно что-то изменить. Я его боюсь…

И в то же самое время накатывает порой такая благодать, что благословляю всех негодяев и мучителей моей жизни, да так тотально, что поделать ничего с собой не могу. Правда, вслед за благословлением уродов тут же приходит мощнейшее обесценивание себя, и я с остервенением начинаю себя гнобить… до тех пор, пока вдруг не понимаю, что мне чертовски нравится заниматься самобичеванием.

Я – никакая! И мне это нравится!»

 

***

 

«Назойливый шуруп в голове не даёт покоя, пронзая острой болью всю правую половину головы, вытесняя собой все мысли, память, волю, силы для обыденных дел.

Хотя я сказала память… нет, не правда, не всю память. Какие-то древние воспоминания швыряют меня куда-то в далёкое прошлое, и я вижу себя двадцатилетней давности – тонкую, звонкую, но уже несчастливую. Мучающуюся такой же головной болью, как и сейчас, только тогда она выглядела, как молоточек, бьющий в одно и то же место настойчиво и уверено. Я вижу себя, держащуюся руками за голову, закрывшую глаза в попытках обрести равновесие и душевное спокойствие.

И вдруг эта чёртова память снова меня швыряет, только теперь мне два года, я сижу на полу большой полупустой комнаты, а мой отец яростно, но методично бьёт мою мать об стену головой. Ужас охватывает всё мое тщедушное существо, и нечто чёрное и бесформенное начинает заполнять моё тельце через горло. Оно словно хочет спрятаться во мне, как и я сама, только вот мне-то деться совсем некуда.

Внутри отца такая же темнота, непроглядная и вязкая. Без проблеска надежды, без просвета и даже попытки… Хотя я своими, ещё по-детски видящими, глазами замечаю склонившуюся над ним горящую свечу, любящую и сострадающую, словно плачущую по не реализованным возможностям этого человека, такого жестокого и бездушного сейчас».

Когда-то у него был выбор, и он его сделал. Глупая ситуация. Мать отругала за что-то, наорала, потом несправедливо наказала, попрекнула куском хлеба. А он, душевно ранимый, но не познавший любви и нежности, стал уже колючим и ершистым, приобрёл склонность к садизму над более слабыми существами, с целью выместить на них свою боль и отчаяние отвергаемого ребёнка. И при очередной несправедливости мальчишка решил, что вообще не стоит стараться быть хорошим.

Да по-честному, мать часто была несправедлива к сыну. Он ей мешал. Мешал с самого своего рождения, а точнее с момента, как она узнала о его появлении в себе. Её охватил страх тогда, паника. Вокруг свирепствовала война, времена были голодные и бедные, а места и до того не отличались изобильностью. Мужчина, от которого она забеременела, не позволял ей питать иллюзий об их совместном будущем. Его взгляд на положение был циничен и беспощаден. Она подвернулась, он воспользовался, он вожделел, а ей нравилось его внимание, и она не отказала. Теперь она не нужна ему. Она хотела уехать с ним из проклятых мест, но он не хотел, его всё тут устраивало… Она уехала одна, точнее, с сыном под сердцем. С тех пор этот ребёнок был вечной палкой в колесе её жизни, подножкой для удачи, ударом под дых её возможностям.

Мужчина же не хотел покидать эти мрачные места. Они, как ничто другое, соответствовали его самоощущению и видению мира. Мрак и леденящий холод наполняли его изнутри. Сердце его лишь выделялось ещё большим сгустком темени и льда. Он давно уже был не способен к чувству, он даже не помнил, что когда-то был способен. В редких рваных снах он видел тёплое свечение шара над собой, мерцающего голубоватыми токами, пытающимися поделиться с ним своими жизненными силами, нейтральными и спокойными. Но наяву молодой человек метался, словно запущенный чьей-то рукой воланчик, или нёсся бессмысленно со скоростью ракеты, чьё стремление было только лететь с бешеной скоростью и преодолевать огромные расстояния с нетерпением и суетой.

Всё, что было способно отвлечь его от мрачного и беспросветного настоящего, он отвергал. Всё, что могло напомнить об ушедшем в небытие прошлом, он игнорировал. Ибо лёд и тьма сердца стали привычными и настоящими, а радость и свет несуществующей теперь для него реальности прошлого способны были лишь терзать нещадно, но не стать частью жизни. Время было упущено, и шансы потеряны.

 

***

 

Молодой мужчина предпочёл забыть навсегда те жуткие воспоминания, когда очень давно, пятилетним мальчиком он бежал по грязной, разбитой осенними дождями, деревенской дороге. Босой, в старой залатанной одежде, с зарёванным лицом и протестным криком, рвущимся из растрёпанной детской души, раздавленной недетскими переживаниями. Он бежал за телегой, на которой из-под накинутой дерюги видны были несколько пар голых покойницких ног. Это было всё, что осталось от его, беспечной ещё недавно, жизни, полной родительской любви и непосредственной радости. Несмотря на очень простой уклад жизни, атмосфера тепла в их семье, где он рос единственным ребёнком, была неизбывна. Он охотно помогал родителям в силу своих ребячьих сил и никогда не чувствовал себя ненужным, забытым или одиноким. Теперь всё кончилось…

Нет, брошен на произвол судьбы он не был. Тётка взяла его в свою семью, в которой он продолжал жить с оравой сводных сестёр и братьев, где получал еду и одежду, но и близко не находил нежности и заботы, свойственной его родителям. В новой семье всё было гораздо формальнее, и хотя никто не чувствовал себя обделённым, маленький мальчик хорошо ощущал разницу. Ему было, с чем сравнить…

Конечно, тётка любила его по-своему, она желала ему добра в силу своих душевных сил. Но силы эти были на исходе, так как финансовые затруднения не оставляли времени на нежности. Её собственные дети подрастали, и требовалось всё больше средств на то, чтобы пристроить их по жизни более или менее сносно. Поэтому, как только мальчику стукнуло двенадцать, было решено отправить его на заработки в город. Далеко от дома, к незнакомым людям, но зато прибыльнее. Так парнишка совсем юным попал в ещё более чуждую для него среду, где выполнял обязанности подсобного рабочего, трудился, понукаемый ненасытным работодателем и требованиями тётки присылать денег в семью. Он не роптал и не жаловался, но душа его, пролив своё не одно ведро слёз, начала подмораживаться. Да и компания в общежитии, где вынужден был жить мальчик, оставляла желать лучшего. Но человек ко всему привыкает, втянулся и наш герой.

Вскоре детские шалости превратились в мелкие пакости, а там недалеко было и до настоящего преступления. Жизнь юноши катилась под откос, с каждым его действием набирая обороты, грозящие разбить в дребезги всё его будущее.

Однажды тётка увидела сон. Он был до того живой и реалистичный, что проснулась она в холодном поту с рвущимся из груди криком боли и отчаяния. Грустный молчаливый образ умершей сестры, матери приёмыша, явился ей в том сне. Несчастная мать, наблюдавшая за жизнью сына, была снедаема горем, видя, что происходит непоправимое. Она, словно в волшебном кинозале, показала своей сестре всё происходящее в городе на заработках, показала также ближайшее будущее, горькое и плачевное, будущее отдалённое, где ещё недавно сердечный и ранимый мальчик превратится в чёрствого и похотливого мужчину с чёрным ледяным сердцем. Затем она спросила сестру, действительно ли та желает своему племяннику такой судьбы, в самом ли деле она настолько безразлична к его будущему. Нет, конечно, нет, формальность и суетливость вовсе не были врождёнными качествами женщины. Тёплое доброе сердце и открытая душа были измучены, но не потеряны навсегда.

В этот момент озарения уютное туманное облако окутало её тело, и всей своей душой она ощутила, словно её наполняет любовь, нежность, умиротворённость. Силы душевные росли и умножались, простираясь на всю её семью и выходя за её пределы. Тёплое облако любви и душевности распространилась до того места, где жил юноша. Оно накрыло его спящего, и силы исцеления и единства обживались теперь и в его сердце, свет и радость расширяли её скукожившуюся и леденеющую душу. Всё тело мальчика начало светиться изнутри, меняя реальность. В этой новой реальности в приёмной семье совсем оказалась другая жизнь. Душевных сил тётки теперь хватало на всех. И дети её и племянник растут в атмосфере любви и понимания. Несмотря на стеснённые обстоятельства, красота их сердец не тускнеет, мир и покой сопровождает их по жизни. Нашего героя уже не отправляют на заработки, дав повзрослеть дома, опираясь на родных людей. Позже, когда он обретает уверенность в своих силах, у него появляется желание добиться чего-то в жизни, стать опорой самому себе и своим родным. Вот тогда он отправляется в мир, сопровождаемый благословениями и любовью приёмных родителей, и вскоре выбивается в люди.

Будущее его тоже меняется в корне, благодаря своевременному вмешательству матери. Юноша становится зрелым мужчиной, способным оценить всю прелесть человеческих взаимоотношений. Теперь это сильный, уверенный в себе мужчина, с открытым добрым сердцем и богатой душой. Он способен и умён, упорен и силён. Его избранница счастлива рядом с ним, как и он сам. Только с женщиной из прошлой реальности он так и не встретился. Его судьба перескочила на другие рельсы, и пути их не пересеклись.

 

Продолжение следует…

 

Новости


24.10.19 

02.11.19 

17.11.19 

23.11.19 

 

Завершено формирование #115 в новогоднем оформлении. Идёт вёрстка.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS