Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Катерина Шатрова


Развод с идеальным мужем

 

У меня была знакомая по имени Валентина. Она не являлась моей приятельницей, и уж тем более подругой. Мы жили в одном многоквартирном доме, и, безусловно, иногда встречали друг друга, здоровались. Бывало, сидели на лавочке в выходной, наблюдая за своими детьми, усиленно ковыряющимися в песочнице, и вели нехитрую беседу: о погоде, о ценах в продуктовом магазине, обсуждали популярные сериалы. Конечно, глупо ожидать, что она придёт на день рождения с шикарным букетом роз и будет кричать: «Аллка! Ура! Ты сегодня стала совсем старой!» – повиснув на моей несчастной шее, но если вдруг узнает, что я именинница, то наверняка улыбнётся и скажет: «Поздравляю».

Я точно не знала, сколько ей было лет, однако догадывалась, что она не намного старше меня. Но существовал один факт, который знали все во дворе, от молодых девушек до ветхозаветных старушек: у Валентины был идеальный муж. Вот идеальный, и всё тут! Они часто ходили друг с другом за руку и постоянно улыбались. Их ближайшие соседи не слышали ругань (а стены у нас просто картонные), когда-либо доносящуюся из квартиры. Все женщины завистливо вздыхали:

– Вот у Вальки муж-то идеал! И красивый, и на иномарке новой катается, и близняшек сделал! Нам бы такого! А ведь сама-то не красавица. Ну ведь ничего же выдающегося нет!

Засим сплетницы обречённо махали рукой и шли кормить пьющих-бьющих супругов.

Когда мне исполнилось тридцать шесть, и дети уже подросли, наша семья переехала в другой район города. Бывших соседей я больше не встречала, за исключением близкой подруги, которая раньше жила в том же доме, что и я, и тоже уехала. Один раз она пришла ко мне с горящими глазами и выпалила:

– А Валя-то Григоренко развелась! Хотя, наверное, теперь у неё другая, девичья фамилия...

Поначалу я даже не могла вспомнить, о ком она говорит. Но, наконец, до меня дошло.

– Неужели?! – тут даже я изумилась, хотя копаться в чужой личной жизни было не в моих правилах. – Они же были прекрасной парой! Из-за чего?!

– Не знаю, – развела руками подруга, – это тайна, покрытая мраком. Я тоже бы хотела узнать. Слушай, а может её муж наркоманом был? Да что ты на меня так уставилась? В тихом омуте чертей знаешь сколько?

Я скривилась:

– Ну не наговаривай на людей! Можно такое напридумывать!

Однако мне тоже стало интересно: чего это они? Тут за своего, мягко скажем, неидеального мужика держишься, как утопающий за соломинку, а Павел Григоренко – Аполлон писанный! Богатый! Интеллигентный! А может, это он её бросил? Однако какими горящими глазами он смотрел на свою жену, когда помогал ей выйти из машины, и даже через лужи переносил на руках. Во дела!

Судьба распорядилась так, что мне всё-таки удалось узнать правду.

 

В канун Нового Года я слонялась по торговому центру, стремясь купить подарки детям и мужу, и уже было совсем обессилела, как кто-то коснулся моего плеча:

– Алла! Привет. Не узнаёшь? Мы жили с тобой в одном доме несколько лет назад. На Чапаева.

Я пригляделась и ахнула:

– Валентина!

Валентина выглядела свежей и яркой. Несмотря на то, что ей сейчас было около сорока пяти – больше тридцати семи не дать. От неё так и благоухало какими-то духами и ещё чем-то вкусным. Может быть, счастьем?..

Она предложила сходить в кафе. Здесь же, в торговом центре. Я немного удивилась – ведь мы раньше не были особо близки, – но согласилась.

Поговорили о том о сём: детях, работе, планах на будущее. Меня всё время подмывало задать главный вопрос, однако я стеснялась: мне казалось это неуместным и нетактичным. Однако любопытство оказалось сильнее, и я решилась спросить:

– Валентина, прошу прощения за то, что лезу не в свои дела. Но тут до меня дошли слухи, что ты развелась с Павлом. Скажи, правда ли это? И если да, то почему? Я бы правда не спрашивала, но внешне вы были идеальной парой, и ваш распад – какое-то Восьмое Чудо Света. Ей-богу, загадка природы! И как-то очень хочется её разгадать.

Валентина потарабанила холёными пальчиками по крышке стола, отодвинула тарелку с недоеденным пирожным в сторону и неожиданно рассмеялась:

– Я и не сомневалась, что люди об этом говорят. Что ж. Секрета никакого в этом нет, просто мало кто это может понять, да и ситуация немного странная, и, быть может, даже идиотская. Но я расскажу. Я думаю, ты поймёшь. Или хотя бы сделаешь вид.

Да, Павел действительно был идеальным мужем. Он любил меня больше, чем я его – что уж тут скрывать? Он заботился о наших детях, почтительно относился к моим родителям, не мешал мне общаться с подругами и даже с друзьями мужского пола. Как-то он узнал о моей измене и простил. Не было даже скандала. Сказал, что физическая измена без чувств – это не страшный проступок.

Павел был и красивым, и богатым, и умным одновременно. Да и сейчас таким остаётся для другой женщины. Но меня в последнее время начало в нём что-то бесить. И я не могла понять что! Хоть убей, но вот смотрю на него, и меня аж дрожь берёт! Потом поняла – наверное, дело в том, что он очень хороший. А иногда так хотелось хоть какой-нибудь червоточинки! Но апофеоз всего этого случился позже.

Как-то зашла я в магазин техники – посмотреть видеорегистратор в подарок мужу. Ходила по рядам, присматривалась к ним и к другим товарам тоже: вдруг передумаю, и что-нибудь другое приглянется? И тут ко мне подходит консультант:

– Извините, я могу вам чем-нибудь помочь?

– Нет, спасибо, – ответила я и вновь стала оглядывать полки с товарами.

Я немного походила по магазину, как вдруг ко мне опять подходит тот же молодой человек:

– Извините, давайте я вам всё-таки помогу? Я просто рад подсказать такой милой покупательнице, как вы! Ну же, не смущайтесь! Какой у вас автомобиль?

Стоит этот консультант, улыбка на лице от уха до уха, все тридцать два тщательно выбелены. И вдруг я пригляделась и... увидела в нём своего мужа. Такого же приятного, услужливого, вежливого. Работник магазина ещё что-то говорил, но я его не слышала. Уши заложило, стало тошнить, да так, что чуть не вырвало прямо там, в магазине... И на следующий день я сказала мужу, что хочу развода.

Валентина замолчала, потом опять придвинула к себе пирожное, сделала глоток кофе.

А я сидела, словно громом поражённая, и не могла вымолвить ни слова.

 

 

Тетрадь со стихами

 

2001 год.

16 мая не предвещало беды. Солнце грело по-летнему тепло. Деревья с зелёными кронами, огородные работы в самом разгаре.

Люда, не торопясь, шагала домой из школы. Жили они втроём в небольшой квартире на первом этаже двухэтажного дома – Люда, тётка Надя и мама.

В подъезде её встретила карета скорой помощи. И это страшное, ужасное слово – инсульт. У мамы инсульт… Вот так, в четырнадцать лет Людмиле резко пришлось повзрослеть.

2004 год.

От Риммы плохо пахло. Неизвестно почему. Может – болеет чем-то человек, а может – не моется.

Над Риммой почти все смеялись. Она вела себя странно. Почти ни с кем не разговаривала, и всё время писала в своём коричневом блокноте. Люда не спрашивала, что она там кропает. Один раз увидела мельком столбцы, когда проходила мимо. «Стихи», – решила Людмила.

Люда хорошо относилась к Римме. Было в девушке что-то такое – странное, но вместе с этим и притягательное. Они стали сидеть за одной партой. Несмотря на то, что в медицинском училище учились не только девочки, которые недавно встали со школьной скамьи, но и взрослые, например, такие как Ангелина, однокурсницы смеялись над Риммой. Мальчиков в их группе не было.

Ангелине стукнуло двадцать пять. Она носила шубки, солнечные очки и писала с чудовищными ошибками. И сразу стала главной, не будучи даже старостой. Иногда с её посыла группа уходила, не дождавшись начала занятия. Оставались только Римма с Людой, которых растерянные преподаватели отпускали.

Однажды в начале декабря Люда и Римма после занятий стали собираться домой – жили они не так уж далеко друг друга. Римма укуталась в свою старенькую кацавейку, Люда надела куртку, и они вышли из здания.

За углом их ждали однокашницы: Ангелина и две её прихлебательницы – Полина и Оля.

– Ну что, курочки, по домам направились? – осклабилась Ангелина.

– Да. Пропустите, – Люда старалась, чтоб её голос не дрожал.

– Ты-то иди, – Ангелина кивнула, – а с этой вонючкой мы разберёмся.

– Не трогайте её! – воскликнула Люда и инстинктивно схватила Римму за руку.

– Полина, врежь этой немытой! А ты, защитница, уходи, повторяю в последний раз. Сгинь!

Полина выступила вперёд, нехорошо улыбаясь. Выставила правую руку вперед – всё произошло за считанные мгновения – и рука соприкоснулась с носом Риммы. Та не успела защититься, от боли взвыла, хватаясь за нос, из которого брызнула кровь.

–Пошли, быстрее! – Ангелина крутанулась на каблучках, Оля и Полина быстрым шагом отправились за лидершей.

Римма плакала.

– Ну-ну, не плачь, им ещё воздастся! – стала успокаивать Люда девушку.

– Со мной никто не дружит! Никому я не нужна, никому! – всхлипывала Римма.

– Неправда! Ты хорошая! Ты мне нужна, – говорила Люда, сжимая её руку.

Они медленно пошли в сторону своей улицы. Люда зашла домой к Римме, успокоила её, убедилась, что кровотечение остановилось, и побежала домой, так как ей нужно было сменить тётку – та собралась на рынок, а мама нуждалась в постоянном уходе.

 

***

 

Люда долго думала, как она решилась на это. Просила прощения у Бога, плакала не одну ночь, ломала себе ногти от боли – но что сделано было, того не воротить…

В конце декабря, за пару дней до праздников, в перерыве между занятиями, к ней подошла Ангелина.

– Разговор есть, – ухмыльнулась она.

– Нам не о чем с тобой разговаривать, – парировала Люда.

– Ты же единственная подруга замарашки, – начала Ангелина.

– Во-первых, она не замарашка! А во-вторых, Римма очень хорошая! – пылко ответила Людмила. – Вам же хуже, что вы так к ней относитесь!

– Интересно, что будет делать Римма, когда от неё все отвернутся? Как думаешь, Люд?

– Ты о чём, Лина? – Люда слегка прищурилась.

– Сможешь стащить у неё тетрадку, в которой она что-то постоянно пишет? Ты с ней сидишь за одной партой, она не прячет от тебя свои записи. Стащишь на перерыве или позже, после окончания пар.

– Да ты в своём уме?! – вскричала Людмила. – И вообще, зачем тебе это надо?!

– Я хочу видеть вонючку полностью одинокой и поражённой, – глаза Ангелины смеялись.

– Мой ответ – нет!

– Ортопедический матрас. Против пролежней. Я тебе заплачу столько, что ты сможешь его купить. Думай, милая, думай!

Люде было очень трудно жить с мыслью о том, что она сделала. По ночам ей снилась Римма, которая то ругала бывшую подругу, то молча и с укором смотрела.

Римма ушла из училища в начале 2005 года.

А Людмила ещё долго вспоминала, как её внезапно одеревеневшие руки хватали коричневый блокнот за корешок.

Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS