Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Катя ИВАНОВА


Свекровь

(из цикла «Любовницы»)

 

Нина Петровна не любила третью сноху, избранницу самого младшего сына. Старшие снохи были ей любы.

Первая, и когда-то единственная – работящая и души не чающая в её сыне.

Особенно любила среднюю. Сноха была из зажиточной семьи, от родителей получила хорошее приданное, и сын смог сколотить немного денег и открыть своё дело. Родила двоих внуков, помощников отцу.

Сама женщина одна воспитывала и поднимала троих сыновей, с мужьями не повезло, и семейная жизнь не сложилась, да теперь ей и не хотелось это вспоминать. Всё своё время она посвящала внукам и «промыванию мозгов» младшей снохи.

Старшие не слушали советов и нареканий, средняя даже могла прикрикнуть. «А что, – думала она, – я самая обеспеченная из трёх снох, и мои родители отлично помогли нам в жизни. Помогли создать бизнес, а её сын, как пришёл из армии, так в одних носках и остался... мать толком и одежду ему не смогла приобрести. Мои родители помогли мне его обуть и одеть. Будет ещё в моём доме меня учить, как мне жить. Да и муж мой материально помогает ей ежемесячно, и я пока молчу... мать же всё».

Свекровь в глаза младшей снохе шипела сквозь зубы:

– И что мой сын в тебе нашёл? Ни рожи, ни фигуры... ещё и с ребёнком – таким длинным хвостом, мог бы и «без довеска» найти, вон, сколько девок в городе.

Официально оформлять отношения молодые не хотели.

–Зачем? Мне и в гражданском браке неплохо,– отвечала молодуха. – Вот родим второго ребёнка с вашим сыном и на материнский капитал приобретём жильё, как раз денег на домик на окраине города хватит.

–Зря, зря... надо всё по-людски делать, – журила старушка молодую женщину. – Вечер торжественный провели, гостей накормили, напоили, деньги потратили... ты фату на голову нацепила, а штамп в паспорте не поставили. Так и будешь любовницей числиться моему сыну.

– Не любовницей, а гражданской женой, – оправдывалась сноха.

– Нет, любовницей,– настаивала свекровь. – Нет такого понятия – гражданская жена. Есть жена или любовница – беспутная женщина! Всю жизнь в любовницах будешь ходить! Вот если бросит мой сын тебя, найдёт другую, что будешь делать? – колола и колола свекровь.

Прошло время, родила третья сноха мальчика, очередного внука Нине Петровне. Старушка очень полюбила малыша, а мать его ещё больше стала есть поедом.

– Нечего дома сидеть, сына выгнала на работу по вахтам... дочка в садике, и ты выходи на работу, я с малышом водиться буду. А то моему сыну тяжело всех вас тянуть.

– Так три месяца только младенцу, – удивилась молодая мать.

– Ничего, ничего... я справлюсь, да и ты по сменам в пекарне работаешь... Мой сын должен всю ораву кормить, а внука даже не оформили на нашу фамилию... мать-одиночка – любовница моего сына!

– Матери-одиночке государство платит пособие,– тихо возражала сноха.

Так и выгнала сноху на работу свекровь.

Прошло время, четыре года исполнилось младшему внуку... большой, уже и детсад посещает. Случилась беда у Нины Петровны, разбил её паралич, инсульт перенесла и осталась прикованной к постели. Врачи разводят руками: «А что вы хотели, возраст. Выпишем домой, нужен больной уход. А там видно будет, может быть, ещё и походит своими ногами».

В больницу каждый день к свекрови бегала младшая сноха – старшим некогда, у них дети, семьи, работа, только несколько раз проведали свекровь.

– А что тебе делать, ты младшая, тебе за свекровью и ухаживать, – приказным тоном громко произнесла средняя. – Мы и так ежемесячно деньгами помогаем. С твоим ребёнком она больше всего времени проводила. Да и муж у тебя в командировках постоянно. Перевози себе домой и не нужно будет бегать... так вместе и будете жить.

– Да, да... ходи в свою пекарню только в ночную смену, и дети под присмотром будут, и старушка, она хоть и лежит, но голос подаёт... да ещё и громко кричит, – добавила старшая. – Мне тоже некогда. Скоро дочь единственную буду замуж выдавать, надо к свадьбе готовиться.

Так и осталась в доме младшей снохи свекровь... А куда ей деваться?

Лежит на диване Нина Петровна в доме у нелюбимой снохи и думает: «...вот любовница... уже пять лет как любовница моему сыну, и внук не носит нашу фамилию... А я всё учила и учила, и недолюбливала, а пришла беда, так она оказалась самым близким человеком. Как мир не справедлив! И почему так в жизни происходит?»

Пришла сноха утром с работы, давай сына в садик, дочь в школу собирать.

– Доченька,– тихо прошептала Нина Петровна.

Хозяйке даже не поверилось, что свекровь её доченькой назвала, думала – послышалось.

– Подойди ко мне. Ты прости меня за всё. Вот карточка, сними деньги и купи детям всё, что нужно, – тихо произнесла старушка и протянула банковскую карточку. Крупная слеза скатилась по морщинистой щеке.

– Спасибо, Нина Петровна, но у нас всё есть. Может, вы хотите, чтобы я вам что-нибудь вкусненького купила?

– Возьми карточку, она мне не нужна. Там есть деньги, много денег... Бери и пользуйся, мне они уже ни к чему.

 

 

Петька-маньяк

 

Петька, тридцатилетний мужчина по прозвищу «маньяк», поздним вечером сидел за кухонным столом, не спеша ел наваристый борщ. Кликуха «маньяк» к нему прилипла с раннего детства – любил пугать своими неадекватными выходками друзей, сестру и родителей. Особенно доставалась старшей сестре Катьке: пятилетнем ребёнком соорудил в детской катапульту и облил голову сестры чернилами. За это стоял в углу целых полчаса. Подростком, напялив резиновую маску гориллы, поздним вечером подкараулил сестру в тёмном подъезде, напугал. Было много таких случаев, всех он и не помнил. Доставалось и родителям от его шуток, но они очень любили единственного сыночка и потакали его выходкам. Сейчас-то Петька и не помнит, кто первый обозвал его маньяком: кажется сестра, а может быть, одноклассники – когда он учудил очередную шутку.

На столе стояла открытая бутылка водки и гранёный стакан. Хлебая борщ и причмокивая, он смотрел телевизор и поглядывал на часы, висящие на стене. Ждал, когда стрелка покажет два часа утра. Налив в стакан водки, махом выпил. «Надо собираться. На улице темень... да и холодища, минус пятнадцать, ветер. И кто в такую холодрыгу в парке прогуливаться будет? Может, не идти? Нет... идти нужно, как без этого. Без этого никак нельзя», – подумал он и встал из-за стола.

Мужчина несколько раз в неделю по ночам выходил в небольшой старый парк возле дома. Он, как охотник, шёл за своей добычей, как охранник, вёл и охранял её. Особенно любил наблюдать издалека, спрятавшись за стволом большого дерева, как по дорожке торопливо бегут и ежесекундно оглядываются по сторонам женщины или как беспечно быстрым шагом семенят молодые девушки, «треща» по айфону... ничего вокруг не замечая.

Петька облачился в камуфляжного цвета тёплую куртку, на голову напялил чёрную вязаную шапочку, натянув её почти на глаза, шарфом замотал шею, подбородок, сунул в карман большой кухонный нож, в другой – электрошокер, пачку дешёвых сигарет, зажигалку, надел чёрные перчатки, неслышно вышел из квартиры.

Редкие фонари освещали извилистую дорожку в зимнем парке. Трещали ветви деревьев, дул ледяной ветер.

«Маньяк» неторопливо подошёл к толстому стволу дерева. Его любимый многовековой дуб... Спрятался за него, закурил и стал ждать. Ждал недолго: торопливо пробежала худощавая фигурка в тёмной куртке, джинсах и кроссовках на толстой подошве, кутаясь в шарф, пряча голову в высокий воротник... Издалека не понятно, кто это – парень-подросток, девушка или худощавый мужчина.

Пётр ждал; как хищник, всматривался в силуэты прохожих... Вот торопится, бежит, от холода быстро семенит ногами – пара... парень с девушкой – видно по одежде.

«Нет, это не то,– подумал ожидающий, нервно теребя сигарету, сплюнул в небольшой сугроб. – Когда же моя появится на горизонте, – начинал злиться. – Вот она: в светлом пуховике, яркой шапочке, красных зимних сапогах. Идёт не торопясь, наверное, не замёрзла? И никуда не спешит!»

Ему даже показалось – идёт вразвалочку!

Девушка прошла мимо дуба.

«Сейчас я её...» – про себя проговорил «маньяк». И неслышно вышел из-за дерева, протянул руку к куртке девушки.

Она резко оглянулась.

– Пётр, ты опять меня пугаешь? – звонко засмеялась.

– Хотел быстро схватить тебя!

– А я бы не напугалась. Я же знаю, что мой любимый муж где-то недалеко и незаметно охраняет меня.

–Вот и испугать уже не могу!

– И не нужно. Пошли быстрее, холодно, – она взяла супруга под руку, и пара прибавила шаг по пустынной дорожке парка.

 

Новости


18.12.17 

27.12.17 

25.02.18 

31.03.18 

04.06.18 

 


Завершено формирование юбилейного номера 100.
Идёт согласование корректуры
(в печать - в июле)
.

Далее у редакции отпуск.
О начале формирования 101  выпуска будет сообщено дополнительно.

открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS