Три желания

trigelanija.webstolica.ru

 

Кристина Волчецкая


Случай в больнице

 

Тусклое осеннее солнце ненавязчиво пробивалось в запылённое окно маленькой палаты; за окном покачивались крепкие, высокие сосны, они клонились к карнизу больничного здания, словно подглядывая за суетливыми людьми, снующими туда-сюда. Сколько людей, сколько судеб видели они, скольких они встретили на узкой, посыпанной колкой хвоей, тропинке, скольких проводили, махая на прощание густыми мохнатыми лапами…

В сумраке маленькой больничной палаты, на старой железной кровати, лежала женщина. Она не шевелилась, только изредка издавала тихий, глухой стон, он шёл из глубины её измученного и изнурённого тела. Болезнь измучила её, она ждала только успокоения, больше ничего. Больше года она боролась с онкологическим заболеванием, сначала операция, потом химиотерапия. Последняя химиотерапия далась особенно тяжело, женщина ничего не ела и не пила, с сильным обезвоживанием она попала в эту пропахшую сыростью и плесенью палату.

Она смотрела в серый, слегка освещённый солнцем потолок, и слушала, как бегают люди в коридоре за тонкой гипсовой стенкой. Их движение казалось ей таким глупым и бессмысленным. Время само всё расставляет по своим местам: как бы ты ни торопился жить, как бы ты ни опаздывал всюду, ты окажешься в том месте, где тебе суждено быть – вовремя. В своё время.

Дверь палаты скрипнула, внутрь вошёл доктор – если бы не трагичность ситуации, его можно было бы назвать забавным. Яркие каштановые волосы, явно недавно выкрашенные, тяжёлой копной спадали на лоб; ему было далеко за пятьдесят, он с любопытством разглядывал женщину. Совсем недавно он видел её, ничто не предвещало беды, и вот сейчас она лежит здесь – беспомощная и больная.

– Доброе утро, голубушка! Как себя чувствуем? Да-с… Неважно, неважно себя чувствуем. Анализы у вас неважные. Оперировались, химиотерапия была проведена...

Он задавал вопросы и сам отвечал на них, женщина лишь устало смотрела в потолок.

– А как началось, симптомы, так сказать, какие были предвестники? Поздно, голубушка, обратились, поздно – четвёртая стадия! А родственники онкологией страдали? Отец? А отец тоже от онкологии умер?

Женщина закашлялась и устало произнесла:

– Я ещё не умерла.

Через две недели женщина пошла на поправку, и её выписали.

А доктор… умер. Умер от сердечного приступа в подъезде своего дома, куда он вышел покурить. Ровно через месяц после того разговора...

 

 

Цирк

 

Для маленького провинциального городка приезд цирка всегда событие. Не важно, какое представление ожидает зрителя, полный зал цирковым артистам обеспечен. Цветные афиши расклеены на немногочисленных стендах, столбах, заборах. В детских садах, школах радостные дети обмениваются полученными купонами, предварительно разнесёнными агентами циркового шоу. Маленькие зрители с нетерпением ожидают заветную дату. В цирк дети идут нарядными и весёлыми, с предвкушением чуда, обещанного умелыми рекламными агентами. Маленькие зрители не так требовательны, как взрослые, для них достаточно, чтобы на сцену вышли весёлые клоуны или пара милых крашеных пуделей. В отличие от взрослых, сопровождающих их, дети едва ли заметят одутловатые лица клоунов, ещё не отошедших от вчерашней попойки, поношенные и затёртые костюмы гимнастов и усталый вид измученных животных.

В вестибюле небольшого кинотеатра шумно, дети толпятся в очереди за попкорном, сладкой ватой и игрушками, которые продают по баснословным ценам. Слышны недовольные крики, плачь, смех – всё смешалось в диком круговороте радости и веселья. Наконец, начинается представление. Играет музыка, дети в восторге хлопают в ладоши. Гаснет свет, по сцене пускают дым, кое-где раздаются недовольные возгласы, чихание и кашель. Шоу начинается. Конферансье в помятом костюме рассказывает о содержании представления, он представляет гимнастов, затем клоунов. Клоуны дурачатся, их номер не оригинален, но дети в восторге, отовсюду слышен смех и забавные выкрики. За клоунами на сцену выходят люди в костюмах героев детских мультфильмов, детвора ликует, только на последних рядах тихо. Не потому, что билеты на задние ряды не были распроданы, эти места цирк любезно предоставил детям-сиротам, детям из детского дома. Их немного, человек семь-восемь. Они избранные – те, кто хорошо себя вёл и заслужил этот подарок судьбы. Ребята от семи до десяти лет, мальчики и девочки. Взрослые дети, не умеющие радоваться и выражать свои эмоции открыто и непринуждённо. Их смех краток, улыбки робкие и несмелые. Две девочки, сёстры, держатся за руки, будто боятся потеряться в небольшом, но незнакомом им месте. Этих детей не часто балуют подобными выездами – вот для кого этот вечер стал настоящим событием. Они сидят в самом последнем ряду, выделенные обществом и людьми, сделавшими им этот подарок. Их билеты стоят на сто рублей дешевле, чем билеты в первых рядах, но сегодня эти билеты цирк предоставил детям бесплатно!

Жаль, что огромные шары, которые кидает клоун, никак не могут долететь до конца зала; зал вопит и ликует, но только не последний ряд. В последнем ряду сидят воспитанные дети, они выслушали лекцию на тему «как следует вести себя в общественном месте», они не привыкли к подаркам и поблажкам, они не ожидают призов, не рвутся на сцену, не тянут руки к большому удаву, что проносит на шее вдоль рядов кинотеатра жонглёр в цветном костюме.

К середине представления многие уходят, маленькие дети начинают капризничать, взрослые устают от шума и духоты и выходят в фойе. Но последний ряд – в полном составе. Дети не выходят в туалет, не просят пить, выказывают выдержку и терпение. Женщина, сопровождающая их, устало смотрит на сцену, периодически цокая на детей, которые пытаются перешёптываться. За шипением и цоканьем следует тишина, никто не хочет быть наказан.

Наконец, представление закончено. Слышны оценивающие реплики, критика взрослых, снова плачь детей, не получивших увиденную игрушку. Дети из детского дома не торопясь покидают свои места, они ждут, когда зал опустеет. Мимо стеллажей с игрушками дети проходят, как привидения, боясь показать своим видом, как сильно они желают эти незамысловатые фонарики, красные носы и светящиеся бабочки. Но даже волшебный мир цирка не в силах сотворить такое чудо! Дети проходят, стараясь не глазеть на разноцветные витрины с выложенными на них сокровищами. Дальше попкорн, сладкая вата, кока-кола. Маленькая девочка, похожая на воробушка, отбившегося от своей стаи, боязливо озирается. Высматривает в движущейся толпе людей знакомые лица. На маленьком личике удивление, смешанное с лёгким испугом. Глаза уставшие, смотрит, как молодой парень ловко наматывает сладкую вату на тоненькую белую палочку.

– Вату хочешь? – парень улыбается, обнажая ослепительно белые зубы. – Неси деньги, иди, проси у мамы!

Девочка словно просыпается, вздрагивает и пятится назад.

– Не хочешь – как хочешь! – пожимает плечами парень.

Пожилая женщина, приметив детдомовскую девочку, тихонько толкает её в плечо:

– Подожди, не убегай, я куплю тебе вату.

Девочка всё не может прийти в себя, страх в её глазах не наигран, она в испуге ищет глазами остальных детей, она напугана тем, что не может отыскать их.

Женщина протягивает ей большой сладкий кокон и берёт за руку.

– Не бойся, пойдём к раздевалке, вон ваши ребята, беги,– она слегка подгоняет растерянную девочку.

Ребята почти одеты, воспитатель начинает ворчать и выказывать недовольство отсутствием девочки; увидев в её руках огромный шар сладкой ваты, замолкает. Ребята обступают девочку, в надежде получить свою порцию розового сладкого чуда. Девочка с улыбкой делит полученное богатство, разорвав вату на клочки, оставляет себе небольшой шарик на палочке. Мечтательно закрывает глаза, только сейчас попробовав это маленькое счастье, к которому позволили прикоснуться и ей. Она горда тем, что ест вату с палочки, а не так, как все – с ладошки. Мимо проходят хорошо одетые дети, вата и попкорн летят в мусорный контейнер, установленный неподалёку. Счастливая девочка, озираясь, прячет палочку за пазуху не по размеру подобранной курточки и мечтательно улыбается. Вот он, оказывается, какой – цирк!

 

 

Пунктиры

 

В коридорах бесконечных тёмных улиц,

Не рассеивая тени-силуэты,

Мы с тобою, одинокие до боли,

Рисовали бесполезные сюжеты.

 

Как прохожие, чужие до безумия,

Жаждали хоть лучика от света,

И тонули в одинокой ночи,

А хотели солнца, моря, лета.

 

Как жильцы разменянной квартиры,

Каждый о своём в углу тоскуя,

Суеверно верили в приметы,

И как чуда ждали поцелуя.

 

Заблудились, право, заблудились,

Или я одна во тьме плутала?

Я искала. Я хотела счастья.

Может, я совсем его не знала?

 

Под зонтом, промокший и угрюмый,

Ты такой холодный и нелепый,

А я всё ещё тебя рисую,

В своих мыслях я всё верю слепо.

 

Слепо верю в темноте холодной,

В пустоте разменянной квартиры,

Всё ловлю руками силуэты,

И не ставлю точку, всё пунктиры...

 

 

Мне нравится задумчивость небес

 

Мне нравится задумчивость небес,

Когда они на нас роняют слёзы.

Когда приходят первые морозы,

Мне нравится задумчивость небес...

 

Когда опять пушистый снег воскрес,

Куда-то птицы снова полетели.

Не за горой морозы и метели,

Мне нравится задумчивость небес.

 

Мне нравится природы волшебство,

Полёт ветров, снежинки на ладони.

Снегов холодных тонкая рука

На обветшалом, одичавшем поле.

 

Я пью простор, я в нём тону сама!

Я восхищаюсь этой дикой волей!

Я словно ветер, рвущий небеса,

Не чувствую ни холода, ни боли…

 

Мне нравится задумчивость небес,

Когда они на нас роняют слёзы.

Когда приходят первые морозы,

Мне нравится задумчивость небес...

 

Новости


17.04.17 

22.04.17 

15.05.17 

24.05.17 

19.06.17 

 

Идёт формирование № 89 с ориентировочной датой отправки в печать - середина-конец июля.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

О проекте · Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS