Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Лариса Покровская

 

В чём смысл жизни?

 

В одном цветнике, разбитом когда-то много лет назад старым, добрым садовником, вырос подсолнух. Его семечко попало в цветник совершенно случайно, и садовник хотел было вырвать маленький росточек вместе с сорняками, но не стал торопиться – слишком быстро и жизнелюбиво он начал расти, обгоняя соседние цветы. К тому же, садовник не сразу сообразил, что это за растение, и ему было любопытно, что же вырастет из крепкого росточка-бодрячка.

Цветник находился рядом с красивым каменным, выкрашенным белой краской, домом, стоящим на отшибе села. За ним начиналось бескрайнее, бесхозное поле. Благоухание цветов привлекало к себе множество бабочек и различных насекомых. С утра и до самой ночи, не переставая, слышались вокруг шуршание разноцветных крылышек, жужжание трудолюбивых пчёл и ос, стрекот кузнечиков и цикад.

Этот прекрасный цветник находился на самой солнечной стороне палисадника и часто, особенно в жаркие дни, цветы изнывали от беспощадных, обжигающих солнечных лучей. Садовнику по многу раз за день приходилось поливать и опрыскивать бедняжек прохладной водой, чтобы они совсем не засохли.

Все растения цветника роптали на беспощадно палящее солнце. Иногда оно казалось им просто невыносимым. Не роптал только подсолнух. Он быстро рос и любил солнце всей душой. Каждый день он искренне радовался его появлению на горизонте. Как только его жёлтых лепестков касались первые солнечные лучи, он распускался им навстречу и весь день был обращен к ослепляющему, сияющему, огненному диску.

Все дни, с утра и до ночи, он стоял, как солдат на посту, навытяжку, боясь потерять из вида своё любимое солнце. Встречая утром его с одной стороны небосвода, вечером провожал, развернувшись к другой. Эта нескрываемая любовь к солнцу, доставлявшему столько проблем цветам, и такое глупое, по мнению всех, поведение подсолнуха раздражало обитателей цветника. Они часто посмеивались над его занятием и делали язвительные, колкие замечания.

–Ты, дружок, ещё не устал смотреть в сторону этого палящего светила? – позёвывая, спрашивала проснувшаяся после короткой летней ночи красавица роза. – Твоё мерзкое, противное солнце совсем не даёт никому выспаться. Рань-прерань опять засветило...

Тут же в разговор вступали и другие цветы. Отовсюду слышался ропот.

– Это просто невыносимо! Опять нестерпимая жара! – сокрушались ромашки.

– Да, да, а вы обратили внимание, как оно беспощадно слепит и жжёт,– поддакивали гнусавыми голосами, растягивая слова, садовые голубые колокольчики. – Оно как будто просвечивает тебя насквозь и видит все тайные закоулки твоей души! Это так неприятно! Лучше бы его не было вовсе! – при этом они жеманно, как бы слегка поёживаясь, потряхивали своими голубыми цветками.

– А ещё это солнце, кажется, слишком много о себе мнит, словно оно центр вселенной, и требует к себе всеобщего внимания,– добавляли масла в огонь красавцы нарциссы.

И весь цветник с негодованием обрушивался на подсолнуха.

– Ну чего ты в нём нашёл, в своём солнце? – слышалось с разных сторон. – Думаешь, оно тебя пощадит? Или, может быть, тебя ждёт другая участь, нежели всех нас? Наивный! Также отцветёшь, как все, и завянешь осенью наравне с другими, и твоё солнце тебе не поможет. Что ты вообще о себе возомнил? Ты что здесь – самый умный?

– Да он с нами даже общаться не хочет, у него одно солнце на уме... Ответь! Тебя спрашивают, истукан! За что ты его любишь? Пойми, ведь это глупо: тратить свою жизнь на бессмысленное занятие – наблюдать за этим равнодушным, огненным шаром. Разве ты этого не понимаешь? Ну уж если ты у него в любимчиках, попроси тогда его нас не обжигать, пусть убавит яркость и жар. Ну что, не можешь? Не слышит тебя твое светило? Можно подумать, твоё солнце вообще тебя слушает и восходит на небо по твоей указке! Опомнись же, дурень, на что ты тратишь всё своё время. Это же бессмысленно! Да что толку с ним разговаривать, с этим длинноногим, головастым уродом? Урод – урод и есть. Он и в цветник-то к нам попал случайно. Наверное, хозяин бросил горсть шелухи вместе с семечкой. Ни цветок, а незнамо что! Только всех раздражает! Умник нашёлся! Куда только садовник смотрит, выкинуть его давно пора из цветника вместе с сорняками, пусть там, из компостной ямы, и общается со своим драгоценным солнцем.

Подсолнух старался не обращать внимания на эти обидные слова, но иногда всё же совсем не реагировать не получалось, и он вступал в навязанную жителями цветника дискуссию, отвлекаясь от своего любимого занятия.

– Друзья мои, чем же я вам так досадил? Ведь я вам не сделал ничего плохого. Разве моя любовь к Солнцу чем-то мешает вам жить? В служении ему я вижу смысл своей жизни. Ведь я создан по его образу и подобию. Разве вы не находите сходства между нами? Как же мне его не любить, если в нём вся моя жизнь? Когда поздним вечером я вижу его, заходящим за небосвод, я грущу и уже начинаю скучать по нему, с нетерпением ожидая новой встречи. И мне непонятно, друзья мои, как вы можете не любить его... Ведь оно – источник жизни. И если не в нём, то в чем же вы видите смысл своей жизни?

Когда подсолнух вступал в разговоры и обращался к цветам, они на время переставали его бранить. На самом деле им было даже интересно с ним пообщаться, это разгоняло скуку, царившую в цветнике.

– Забавный ты, однако...– ухмылялась прекрасная красавица роза,– «в чём смысл жизни?» Ах! Ах! Какие глобальные вопросы вселенского масштаба мы вынуждены обсуждать на нашей клумбе благодаря тебе, дружок! – тут она обратилась своими благоухающими бутонами к другим цветам и продолжала при этом рассуждать: – Надо полагать, у каждого он свой, этот «смысл». Я, например, думаю, смысл жизни в том, чтобы нарастить острые, твёрдые шипы, тогда никто тебя не сможет обидеть. Ещё – лично я – должна поддерживать свою форму, и своё предназначение вижу в том, чтобы всех восхищать собою. Конечно же, внешней красотой. До внутреннего мира, я считаю, никому вообще нет никакого дела. А уж если кому я и готова подставлять свои лепестки, то, скорее, милому садовнику, который меня поливает и опрыскивает, а не твоему жестокому, обжигающему солнцу.

– А смысл нашей жизни,– вступали в рассуждение ромашки,– в том, чтобы сберечь свои нежные лепестки. Это очень, очень важно и ответственно! – объясняли они наперебой подсолнуху. – Ведь по нашим лепесткам все гадают... Стоит не досмотреть и потерять хотя бы один лепесток, и «любит» превратиться в «не любит»... Представляешь, какова степень ответственности?! Для кого-то это будет трагедией всей жизни!

– А я считаю, что главное в жизни во всём быть первым, всех опередить и зацвести раньше всех. И ещё важно быть в центре внимания других цветов, – подключался к разговору нарцисс. – Только в этом весь смысл!

Садовый колокольчик всё тем же гнусавым голосом, и так же, как и прежде, жеманно растягивая слова, высказывал свою версию смысла жизни:

– Удовольствие! Наслаждение и удовольствие! Только получение их может сделать нашу жизнь наполненной! Нет сомнения, что гедонистическая составляющая – это основа смысла бытия. Ты, дружок, упускаешь массу возможностей быть счастливым, тратя время на общение со своим солнцем.

– Побыстрее зацвести, созреть и накопить побольше семян в коробочках – только в этом весь смысл нашей жизни! – утверждали глоксинии.

– Нет, нет, вы неправильно рассуждаете, дорогие соседи, смысл жизни вовсе не в этом! – тоном, не терпящим возражений, перебивали всех гордые гладиолусы. – Смысл жизни только в детках! В маленьких луковичках – отпрысках, которые появляются от нас! Все лучшие соки надо отдавать им! Это даже не обсуждается! – резюмировали они.

Подсолнух слушал их всех, и его душа сжималась от боли. Находясь среди множества цветов, он чувствовал себя совсем одиноким. Никто не мог его понять. Да он уже и не надеялся быть понятым. Какие мелкие «смыслы» у всех вокруг... Разве в них можно найти мотивацию к жизни? – размышлял он про себя. – И как же тесно становится внутри от этого бессмысленного, бесконечного общения, которое ничего не даёт и не наполняет. Все эти пустые разговоры, на которые даже жаль тратить драгоценное время жизни. Ну, а если начинаешь меньше общаться с цветами вокруг и жить своей жизнью, ты автоматически становишься изгоем... Как всё же трудно жить! Только в Солнце моё утешение»,– думал подсолнух и опять поворачивал к нему лицо. И вновь слышал со всех сторон: «Да вы только посмотрите на него! Он брезгует нами! Он не хочет общаться и тратить на нас свои внимание и время! Какай эгоист! Какой задавака!»

Подсолнух не отвечал на обиды, он мысленно разговаривал с Солнцем и просил Его всех простить и не слишком опалять нежные лепестки жителей цветника. Они слабы и беззащитны и многого в жизни просто не понимают.

Так шли за днями дни. Лето было на исходе. Уже многие цветы отцвели и опали.

Первыми завяли сочные и, казалось, никогда не увядающие нарциссы. Вслед за ними пожухли и засохли голубые колокольчики. С каждым днём редели ряды жителей цветника. Это было грустное зрелище, и очень печалило подсолнуха.

Наступала ранняя осень...

Солнце уже не так сильно палило, как летом, и немногим оставшимся цветам стало не хватать его, такого утомительного в летнюю пору, тепла. Многие уже не бранили подсолнух, как прежде, а и сами, глядя на него, стали подставлять солнцу свои увядающие лепестки. Многие уже хотели дружить с солнцелюбивым огромным высоким цветком.

«Что-то всё же в нём есть, в этом подсолнухе... – стали рассуждать они между собой. – Эта его самодостаточность, независимость от мнения окружающих и эта его преданная дружба с Солнцем... Она, надо признать, принесла удивительные плоды. Он вырос таким огромным, таким красивым, наверное, потому что тянулся изо всех сил к своему Небесному светилу... Возможно, жить, служа Солнцу, не такая уж и глупая затея для цветка...»

Подсолнуха это запоздалое признание очень радовало. Какое счастье, что хотя бы на исходе дней у него появились единомышленники. Жаль только, что многих уже нет на свете, и лето безвозвратно прошло...

Но главное испытание для него было впереди. Наступал холодный октябрь. Подули промозглые, ледяные ветры, срывая последние лепестки оставшихся на клумбе цветов. Подсолнух сбросил все до одного вызревшие семечки. Он всё так же мужественно стоял посреди опустевшего, когда-то буйно цветущего, цветника, и горстка чудом оставшихся блеклых цветочков сиротливо прижимались к нему, в надежде хоть немного согреться.

Солнце всё реже проглядывало сквозь затянутое тучами хмурое осеннее небо.

И подсолнуха вдруг охватило отчаяние. Он мысленно разговаривал с еле проблескивающим сквозь тучи светилом: «Как же мне понимать тебя, мое ненаглядное Солнце? Вот я стою перед тобою гол и наг, и злой ветер срывает с меня последние лепестки. Посмотри, моя голова стала совсем лысой. Многие ищут у меня поддержки, думая, что мне открыты все тайны бытия. А моя душа полна сомнений! И при мысли о компостной яме, в которую я скоро пойду наравне с другими, моя душа содрогается и приходит в ужас и трепет. Но в чём же тогда смысл моей жизни? Солнце! Ответь мне! Солнце, в чём же смысл моей жизни? Кто, кроме тебя, сможет дать мне ответ? Почему ты не отвечаешь мне? Выходит, я зря служил тебе всю свою жизнь? Может быть, никакого смысла в моей жизни вовсе нет? О ужас! О ужас! Моя душа в смятении! Я так верил и так надеялся, что всё не бессмысленно!»

Солнце не отвечало своему любимцу ничего, только нежно улыбалось, глядя на подсолнух, и ласково, прощально гладило его своими, уже совсем не обжигающими, лучиками.

Пришёл день, и садовник скосил все оставшиеся в цветнике цветы, в их числе был и подсолнух. И все сомнения, все вопросы, задаваемые когда-то Солнцу на этой клумбе, остались без ответа. Наступила суровая, снежная зима.

Цветник сначала оцепенел от ледяного холода и после заснул глубоким сном, укрывшись снежным покровом.

Этот сон длился бесконечно долго... Над цветником всю зиму летали сны об ушедшем лете. В этих снах здесь всё ещё светило яркое солнце, на синем небе проплывали перистые облака, над цветами порхали бабочки и стрекозы, жужжали трудяжки-пчёлы, и на всю округу разливалось благоухание роз и нежный, тонкий, медовый аромат цветочного нектара. Иногда от лёгкого дуновения ветерка в синее небо улетали парашютики белых одуванчиков.

Сны летали, кружили, порхали с цветка на цветок. Казалось, зима никогда не закончится. Но после долгой, холодной зимы наступила долгожданная весна...

Всё вокруг оживало. Зажурчали ручьи, проклюнулись на деревьях первые листочки.

Садовник вновь пришёл к своему любимому цветнику... Он не поверил своим глазам! Диво дивное! Весь цветник был заполонён маленькими, бодрыми подсолнушками!

– Вот те раз! Кто бы мог подумать! А как же мой цветник? Но с другой стороны, какой смысл мне спорить с природой? – размышлял садовник. – Зачем выпалывать все эти подсолнушки? Значит, им здесь и жить под их любимым солнцем!

Садовник неспешно проходил по своему цветнику, улыбался своим мыслям и разговаривал с ожившими цветами.

Вот проклюнулся росточек кокетливой красавицы розы...

– Мелкие, мелкие цветы были прошлый год на тебе, моя милая,– сказал ей садовник,– вырождаешься! Пересажу-ка я тебя на другое место. Не будешь мешать подсолнушкам расти.

И он шёл дальше...

– Вот нежданная радость встречи! Мои милые ромашки! Глупые немного, правда, но очень милые... Все бережёте свои лепесточки и хотите всем угодить и понравиться, забывая главное – ведь чтобы на вас погадать, вас бессердечно срывают и выбрасывают за ненадобностью, вон, как мусор...

Он шёл дальше, осматривая ростки и разговаривая с самим собою.

– Да, да, ведь это просто чудесно! Это даже лучше, чем я мог бы придумать! – бормотал еле слышно он себе под нос. – Непременно. Непременно... И как же я раньше не догадался? Это будет замечательное подсолнуховое поле! Я даже легко себе могу его представить. До самого горизонта, насколько хватает взора, жёлтое море из подсолнушков! И как это кстати! Вот хозяин обрадуется! Хорошее масло получится, много хорошего доброго масла. И семечки всем на утеху. Хороши семечки! Я и сам люблю, особенно с сольцой. Какая радость! Какая радость! Понимаю Ван Гога! Как не вдохновиться этим великолепием. Возьму-ка и я краски, и сам напишу на досуге картину. Море подсолнушков! Какая радость! А ведь я в прошлом году тот подсолнух за сорняк было принял. А какой он рослый вымахал! Какой крепкий! Чудно: он так на солнышко всё неотрывно глядел. И сам, как солнышко. Когда другие цветы тени искали, он только к солнышку в небо стремился! Видно, почва подошла ему здешняя, не все тут приживаются. Всё хорошо... Всё очень правильно. Много доброго масла получится! Доброе, доброе семя...

Новости


16.10.17 

23.10.17 

27.10.17 

09.12.17 

 


Завершено формирование № 95. О дате отправки в печать будет сообщено дополнительно.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS