Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Наталья Ельцова


Пуговки

 

Я никогда не была на море. Так получилось. Пока не нашлось даже недели для этого. Согласна, времени ещё достаточно. Не случится только детских историй о том, как маленькая я гуляла по песку, строила замки, училась плавать, да так и не научилась… Мои двоюродные сёстры на море были и рассказывали, как там здорово. Мы с Алёнкой слушали их воспоминания в просторной бабушкиной квартире и представляли себе яркое солнце и, конечно, само море. Как на картинке. Как в телевизоре.

Наше детство летом – это не море, это бабушка. Это пешком до огорода, поездки на троллейбусе и продырявленный билетик. Это разговоры о чём-то очень важном на местном холме, с которого видно речку. Это соседская ирга, маняще свисающая на бабушкин участок. Это новые маршруты, которые мы открывали, исследуя тот самый кусочек города, на котором живёт бабушка. Это самый вкусный пломбир, который покупал дедушка.

Бабушкина квартира была просто огромной. Две просторные комнаты и маленькая спальня. После небольшой двушки, в которой умещались родители, трое детей, кот, собака, попугаи и рыбки, бабушкина квартира казалась наполненной воздухом. Первые дни здесь мы проверяли, не появилось ли чего нового. В большой комнате обычно искать было нечего. Кроме, пожалуй, цветов на подоконнике. Но они не могли впечатлить маленьких девочек. А вот спальня... Здесь был бабушкин шкаф, а там – платья. И дело даже не в них. Дело в брошках. Всякий раз, когда мне вдруг приходило в голову взглянуть на бабушкины сокровища, я тихонько открывала шкаф и, как огромные листы книги, перелистывала платья. На каждом была брошь. Они были разные. И мне, конечно, казалось, что камни непременно должны быть очень дорогими. Из-за этого я боялась брать их в руки.

Третья комната называлась между нами прабабушкиной. Там когда-то она и жила. Здесь мы проводили значительную часть времени дома. Здесь стояла большая двуспальная кровать, на которой как раз прекрасно умещались две внучки, здесь был шкаф и большой стол. В непогоду или вечерами мы рисовали, гадали на картах, как умели, или просто придумывали какие-то игры, чтобы занять время до сна. Но главное для нас здесь было другое – ножная швейная машинка. Это был стол, половина которого занята собственно машинкой, а вторая – отдана на разные мелочи для шитья. Отдельное место на столе занимала довольно крупная овальная коробка с пуговицами.

Мы с Алёнкой любили рассматривать эти пуговки, доставали их, крутили в руках, вглядывались в отражение глянцевых красавиц. Бабушка не очень одобряла наше увлечение, говорила, что пуговиц не достать, и если мы что-то потеряем, то будет плохо. Мы и сами это понимали, потому что пуговицы были нужны и нам. Для игры в пуговки. Правил в этой игре совсем не было. Главное – воображение. Мы с Алёнкой располагались на широченном подоконнике. Из окна были видны пешеходы, автомобили. Соседские мальчишки проходили рядом и смущали нас одним лишь только появлением. Но, заигравшись, мы не замечали никого.

Все пуговицы были высыпаны на подоконник. Из книг надо было сделать что-то вроде сцены. Пуговки попроще – большие и плоские – становились креслицами для главных – короля и королевы. Ими, безусловно, становились самые красивые. И это всегда были пуговицы с ножкой: лицевая сторона у них красивого ярко-синего цвета с глянцем, а окантовка манила своей золотинкой. Король и королева располагались на креслицах, и начинался бал. Чёрные пуговки строились рядами, во главе вставал высокий дирижёр. Начинала звучать музыка. Вальс? Возможно. Днём по проводному радио звучали сказки или разговорные программы, но иногда можно было услышать и песни. Под них и танцевали наши герои. На праздник приходили другие пуговицы – широкие с красными платьями, высокие с зелёными, почти изумрудными юбками, скромницы в горчичных нарядах и юные леди в белом. Их приглашали на танцы кавалеры в синих и коричневых костюмах. Они кружили своих принцесс в танце, ловко перемещаясь по широкому подоконнику. Иногда после танцев влюблённые парочки уходили в сад – романтические вечера они проводили, прогуливаясь между кадок с белоснежной глоксинией и пахучей геранью. Кто-то возвращался обратно чуть раньше, а некоторые смельчаки умудрялись доходить совсем далеко – между разноцветных фиалок к одиноко растущему алоэ. Бабушкин подоконник был настолько широк, что иногда на нём хватало места и для пары королевств, которые устраивали совместные балы. Но все они стремительно заканчивались с первым поворотом ключа. Как будто часы били полночь, и карета начинала превращаться в тыкву – с такой же скоростью мы собирали пуговки в овальную коробку. С этого момента начинались разговоры у телевизора, гадания за большим столом. Наше волшебство никуда не исчезало – мы знали, что завтра снова будет бал. Пуговки ждали.

 

Новости


17.04.17 

22.04.17 

15.05.17 

24.05.17 

19.06.17 

 

Идёт формирование № 89 с ориентировочной датой отправки в печать - середина-конец июля.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

О проекте · Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS