Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Наталья КИМ


Её кумир

 

Он был самым лучшим, она это знала. Так же, как и то, что ничего у них не получится – слишком разными они были. Жили в разных измерениях. Она – дочка академика, а он – простой мальчишка, почти что с улицы.

Он стал лучшим, когда однажды вступился за неё на переменке. В школьной столовой она заняла очередь и уже хотела расплатиться, как её оттолкнули. Какие-то мальчишки из параллели вылезли вперёд, а он неожиданно вступился, не побоялся – один против троих. Уже назревала драка. Она попыталась примирить их, но тут к нему подоспела помощь – друзья. Столкновение отложилось само собой: трое против троих. Кажется, они договорились встретиться после уроков.

А она была ошарашена: ещё никто не заступался за неё в школе! Да никто и не обращал внимания – подумаешь, новенькая.

Он стал её кумиром. Самым настоящим рыцарем.

Он жил с матерью в каком-то бараке. Мать мыла полы в цеху, и он был всё время предоставлен сам себе. Улица стала его вторым домом, как и друзья – второй семьёй. Он был ей не пара – это она тоже сразу поняла, и терялась в догадках, почему он заступился тогда?

После ей очень хотелось подойти к своему заступнику хотя бы для простого «спасибо». Но случая всё не подворачивалось. А однажды он попросил списать решение задачки, и она с тайной радостью отдала тетрадь, забыв, что в ней осталось фото: отец пробовал новый фотоаппарат с мгновенным проявителем и заснял её, смеющуюся. Она потом перерыла всю комнату, но снимка не нашла и посчитала, что он потерялся. Жаль было кадра – такие естественные эмоции она проявляла редко.

На выпускном она видела его мельком: он просто забрал аттестат и тихо исчез. Не остался, не выслушал поздравительную речь директора. Ему это было не нужно ровно настолько же, насколько ей необходимо видеть его. Каждый день.

Разумеется, школу он окончил с натягом – аттестат выдали «по личной просьбе» кого-то там. Никуда не поступал. Кажется, его сразу забрали в армию. Она не знала наверняка, а верить слухам про «скатившегося парня» не хотела.

Отец прочил ей великое будущее в своём НИИ, но она выбрала журналистику. После скандалов в семье и сожалений родителей о потраченных на неблагодарную дочь нервах она поступила. Легко училась, легко окончила вуз. Практику проходила в бесконечных выездах на репортажи. Писала очерки. И между этим всем, не переставая, думала о нём.

Пыталась узнать о его дальнейшей судьбе – ничего не вышло. Кто-то рассказывал, что после смерти матери он уехал – вроде попросился назад на службу уже контрактником. Его друзья – ребята со школы – разъехались кто куда. Больше о нём ничего не было слышно, но она продолжала искать, надеяться, ждать.

 

***

 

В один из тихих дней в редакцию ТВ поступило сообщение: заминирован крупный торговый центр. Террористы взяли заложников. Её руководству понадобился срочный репортаж с места событий. Она узнала об этом первой и сразу же помчалась туда.

–…Ведётся съёмка в прямом эфире. Неизвестные захватили здание торгового центра. Требования стандартны: деньги и вертолёт. Здание заминировано. Мы остаёмся на связи…

Никто не догадывался об истинной цели такого её рвения. Коллеги за глаза тут же прозвали карьеристкой. А она не смогла бы объяснить, откуда в ней проснулось это. Просто почему-то она решила, что террористом мог быть он – её школьная мечта, её рыцарь. Её кумир.

–…На место прибыли сапёры. Ведутся переговоры…

Когда прозвучал выстрел, она вздрогнула всем телом. Террористов оказалось двое: одного ранили, второго убили при попытке сбежать.

Крики боли, женский плач, отборный мат, грохот штурма – всё стихло, когда в открытых дверях толпа увидела страшную картину: девочка лет семи обмотана каким-то проводами, маленькие пальчики, сжимающие чёрную коробочку, побелели от напряжения…

– Сапёров, живо! – раздался зычный голос.

Откуда-то из толпы выдвинулась фигура с лицом, закрытым шлемом. Манипуляции с проводами производились размеренно.

Те несколько минут лично ей показались растянутыми на несколько часов.

Но сапёр знал свое дело: размотав провода на отключенной бомбе, он отпустил девочку к рыдающей матери, рвущейся из рук какого-то омоновца. Снимая на ходу шлем, был встречен аплодисментами.

И тут она его узнала. По глазам – она запомнила этот взгляд ещё со школьной столовой.

Раненый террорист воспользовался отвлёкшимися от него людьми. Рыкнув, он молниеносным движением выхватил из-за отворота голенища сапога небольшой предмет и выбросил вперёд руку. Стальная звёздочка-лезвие тонко просвистела и впилась в шею сапёра. Террориста расстреляли в упор.

А она… она бросилась к сапёру, зовя на помощь, и он тяжело осел на её руках. Не понимая, откуда кровь, и почему парень не двигается, она трясла его. Бегали люди, что-то крича, пытались оттащить её от тела, но она отчаянно сопротивлялась. Вцепилась в него так сильно, что сорвала пару пуговиц с камуфляжной формы. Из нагрудного кармана выпал небольшой потрёпанный прямоугольник. Это оказалась фотография – её, счастливой, улыбающейся, глядящей в объектив.

 

***

 

В их городке есть отдельное кладбище для военных, павших смертью храбрых. Там похоронено много людей, и все они – герои, награждённые посмертно. Но одна могила выделяется среди других – там всегда лежат живые цветы. Кладбищенский сторож часто видит девушку – это она кладёт цветы и молча сидит, подолгу рассматривая какую-то фотографию, которую всё время приносит с собой. На памятнике высечены даты жизни и смерти, а внизу цифры: 250.

Теперь она знает: ровно столько мин её кумир успел обезвредить за свою недолгую жизнь.

 

 

Наталья Ким

 

Её весна

 

Вот грусть нагрянет: ведь так бывает,

Что время мчится, уносит прочь?

И только память вдруг накрывает,

Седой волчицей приходит в ночь,

Когда в затишье природа смолкнет,

Зальёт печалью тепла волну, –

И только слышен вороний гомон,

Она встречает свою весну.

 

Ей снова снится рябое небо,

Июньский полдень и тихий зной.

Её ресницы целует лето…

А в окнах – осень в ночи сырой.

Холодной птицей рассвет застанет,

Желтея, с крыши прольётся день,

А ей всё мнится: прикрыты ставни,

И там неслышно ступает тень.

 

Её разбудит не спящий город:

Бушуют вёсны, волнуя кровь;

Чужие судьбы, чуть слышный шёпот,

Там всё так просто – там есть любовь…

Стучится с неба несмелым снегом

Ноябрь позёмкой, и у окна

Нагие ветви полощет ветром,

А ей всё снится её весна.

Новости


25.03.19 

03.04.19 

24.04.19 

 


Формирование двух частей 107 выпуска (который в итоге разделился на 107 и 108 номера) завершено.
Оба номера отправлены в типографию 24.04.19 г.


Началось формирование №109
Примерная дата отправки в печать: конец мая - начало июня. Присоединяйтесь!






ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS