Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Наталья Швецова

 

Застенчивая Фантазёрка

 

В связи с переездом семьи Маше с восьмого класса пришлось перевестись в другую школу. Класс, в который пришла Маша, с начала учебного года заметно обновился. Некоторые ученики ушли в техникумы, училища, а на их места по разным обстоятельствам пришли новые.

Новые ученики знакомились со старыми, между старыми и новыми постепенно начинали образовываться дружественные союзы. Маша была застенчивой девочкой и всегда долго приглядывалась, прежде чем заводить с кем-то дружбу. У неё к концу первой четверти близких подруг ещё не было, хоть со всеми она поддерживала добрые отношения. И вдруг...

У одноклассницы Риммы Соболевской пропали деньги, пропали сегодня в школе из записной книжки, которая лежала в портфеле. Сумма была довольно крупная, для детей почти астрономическая. У Риммы была мечта заниматься фотографией, и её родственники, посовещавшись, на день рождения подарили ей не фотоаппарат, а деньги, чтоб девочка купила его сама. Теперь деньги пропали. Римма, рыдая, сообщила о пропаже классной руководительнице, и та объявила экстренное собрание. После уроков велено было всем остаться на своих местах. Ну, раз велено, то и Маша осталась.

Из души исходил некий протест – чего мне-то оставаться? Не я стащила, не у меня стащили, я не знаю, кто это сделал, чего мне-то сидеть на этом собрании? Желудок с душой был солидарен, тем более что Маша знала, что дома сегодня на обед любимые сырники. Но раз велено было всем присутствовать на собрании, то и законопослушная Маша присутствовала. Именно только терпеливо присутствовала.

Она, узнав о пропаже, сразу попыталась проанализировать, как такое могло случиться. Но соображений, какие могли бы помочь следствию, у неё не было. Маше подсознательно не очень нравилась девочка, которая сидела на одной парте с Риммой, но ведь это ещё не повод... Тем более что Римма с этой девочкой уже крепко подружилась и, наверняка, знала её лучше. Девочка ходила домой к Римме, вместе делали уроки.

Маша слушала вполуха, думая больше об интересной книге и вожделенных сырниках, которые ждали её дома. Хотелось поскорей домой. Вдруг сквозь литературно-гастрономические размышления она услышала, как Римма гневно выкрикнула, что воровства в их классе не было, пока не пришли в класс новые ученики. Про деньги на фотоаппарат знала только её самая близкая подруга, которая сейчас сидит с ней на одной парте, но та, хоть и из новых, вне всяких подозрений.

«Что же это получается? – подумала Маша. – Я тоже только что пришла в этот класс, так что же, и меня будут подозревать только потому, что я новая?» Маше стало как-то не по себе.

То, что её тоже будут подозревать в воровстве, показалось таким обидным и унизительным, что девочка почувствовала, что начинает краснеть. Почувствовав, что начинает краснеть, она с ужасом подумала, что если кто-нибудь сейчас на неё посмотрит и увидит её румянец, то сразу подумает, что «на воре шапка горит». От этой мысли Маша испытала ужас и почувствовала, что у нее не только щёки, но и всё лицо стало пунцовым, а из глаз сейчас, того и гляди, брызнут слёзы. Маша положила на парту портфель и уткнулась в него лицом. В голове обречённо проносилось, что если сейчас начнут обсуждать причину её густого румянца, то она предложит себя обыскать. Только после этого она уже не сможет учиться в этом классе, в этой школе... Что нужно, чтоб перевестись в другую школу? В какую лучше? Только ведь и там узнают, что её заподозрили и обыскали. И так далее...

Пока Маша сама себя изводила своими же фантазиями, собрание закончилось. Никто на Машу не посмотрел, никто её ни в чём не заподозрил. Только ужас, до которого она сама себя довела на этом экстренном собрании, запомнился ей на всю жизнь.

Кстати, Риммина соседка по парте через некоторое время ещё что-то украла у неё из дома. В дело вмешалась уже милиция.

 

 

Сначала надо помыться

 

Как-то, возвращаясь с работы, я зашла в магазин «Спортивные товары», и взгляд сразу выхватил из серого унылого однообразия яркий детский снегокат. Он был маленький – именно такой, какой подошёл бы моему племяннику. По голубому фону крупными чёрно-серебряными буквами было написано «SNEGIR» и «MADE IN USSR». В те далёкие «совковые» времена, как их сейчас называют, это была большая удача – купить такой шикарный снегокат без длинной очереди и без переплаты. Была осень, снегокаты только сегодня завезли, и их не успели ещё все раскупить. Мне же повезло втройне, я сразу придумала, как и из этих надписей извлечь пользу.

Моему племяннику Мише было в то время года три или четыре, точней не помню. Точно помню только то, что он ещё совершенно не умел читать. Это и давало мне шанс использовать яркие надписи на снегокате. В те времена всё наш милый мальчик делал хорошо и с удовольствием – гулял, спал, ел, но он категорически не хотел мыться. Ка-те-го-ри-чес-ки! Мы с мужем выпрашивали его к себе на выходные с условием, что непременно помоем.

Чтоб засунуть его в ванну, насыпали туда кучу игрушек, рассказывали сказки, муж и сам иногда забирался в ванну. Мы делали всё возможное и невозможное, но всегда, согласно уговору, в воскресенье вечером возвращали родителям мальчика, отмытого до блеска. Когда я увидела снегокат, то сразу родилась идея, как сделать, чтоб Миша сам залез в ванну.

Я еле дождалась, когда наступит пятница. После работы забрала малыша и, уже предвкушая триумф своей педагогической находки, привела к себе домой. Племяник из прихожей увидел снегокат и побежал, чтоб немедленно его оседлать.

«Стой! – закричала я. – Ты что не видишь? На нем же написано «СНАЧАЛА НАДО ПОМЫТЬСЯ». Сейчас тебя помою, а потом ты можешь садиться на него, сколько угодно». Мишка опустил уже было задранную ногу, постоял, помолчал, тяжело вздохнул и глубокомысленно изрёк: «Не буду мыться, всё равно на улице ещё снега нет». Моя гениальная педагогическая находка мгновенно потерпела крах...

Пришлось дожидаться, когда придёт с работы муж и, как обычно, с игрушками, с приплясываниями, со сказками мыть обожаемого нами обормота.

Когда его, отмытого, облачённого в тёплую пижамку, я понесла в спальню, Миша возмущённо потребовал, чтоб несла не в спальню, а на снегокат. Педагогиня уже и про существование этого снегоката успела забыть, а мальчик помнил... Пришлось нести на снегокат, раз основное условие он выполнил – помылся. Вернее, разрешил себя помыть.

Прошла осень, наступила зима, выпал снег. Папа водил Мишу в парк кататься с горок. Все дети катались на санках или на лыжах. Такой роскоши, как снегокат, почти ни у кого из детей ещё не было, а наш мальчик катался на снегокате.

Как-то к ним подошёл мужчина и попросил снегокат прокатиться его сыну, который не сводил восторженных глаз со «Снегиря». Мишин папа, конечно, любезно согласился одолжить снегокат незнакомому мальчику.

Миша стоял и внимательно слушал словесные расшаркивания двух мужчин. Потом подошёл к своему сокровищу и, проведя пальчиком по надписи «MADE IN USSR», спросил: «А вы видите, что здесь написано?». И для убедительности прочитал им ещё и вслух:  «Сна-ча-ла на-до по-мыть-ся!»

 

 

Переводы с кукольного

 

Ко мне в гости пришла бывшая одноклассница со своей трёхлетней дочкой Аллочкой. Нам с подругой хотелось поговорить приватно, а для этого нужно было чем-то занять девочку. Моя мама расщедрилась и достала из надёжного места немецкую куклу, семейную реликвию. Её привёз мне папа после войны из Германии. Кукла была большая, красивая, в роскошном платье. Если её наклоняли вперёд-назад или наоборот, она издавала звуки, что-то вроде «уа-уа».

Аллочка была очарована немецкой красавицей. Она гладила её, целовала, пыталась причесать, пеленала, кормила, укладывала спать. Одним словом, вела себя с ней, как мама с любимой дочкой.

Мы с подругой уже вдоволь наговорились, пора было расставаться, но Аллочке не хотелось уходить. Она ещё не наигралась и не сводила влюблённых глаз с куклы.

Девочку начали одевать, а я, надеясь подсластить горечь расставания, стала качать куклу туда-сюда, туда-сюда и та запричитала: «Уа-уа, уа-уа».

– Слышишь, что она говорит? Она говорит: «Аллочка, скорее приходи опять ко мне в гости».

Девочка внимательно слушала нас с куклой, сосредоточенно обдумывая что-то. Потом отвела мамины руки, сделала ко мне решительный шаг и твёрдо возразила:

– Нет, это она ко мне домой просится.

 

 

Дальтоник

 

Как-то в разговоре взрослых Туся услышала новое для себя слово «дальтоник». Говорили про дядю Андрея и почему-то называли его дальтоником. Девочка, которой, как и любому ребёнку, всё было интересно, стала допытываться, какой такой дальтоник её любимый дядя Андрей. Мама, как могла, объяснила. Девочка решила проверить, как это выглядит на практике. И в одну минуту родилась новая игра.

В комнате на стене висел большой шерстяной ковёр. Для Туси тогда он оказался настоящим кладом – в нём было огромное множество цветов и оттенков. Она водила по ковру пальчиком, остановившись, спрашивала у дяди: «А это какой цвет?». Дядя Андрей внимательно рассматривал, иногда хмурил лоб, иногда почёсывал голову, но всегда отвечал неправильно. Туся сокрушённо качала головой, иногда строила смешные рожицы, иногда от неожиданного ответа заливалась смехом, потом говорила дяде, как правильно называется цвет, и её пальчик скользил по ковру дальше. Кем она себя при этом воображала? Может, учительницей, может, врачом. Игра эта нравилась ей довольно долго.

Однажды Туся в компании взрослых шла встречать Новый год. Идти нужно было через парк минут двадцать. Над головой звёздное небо, под ногами хрустит снежок. Рядом мама, папа, дядя Андрей... Настроение у всех приподнятое – впереди весёлый праздник. Идти молча и не играть девочке было скучно. Она вспомнила про свою новую игру «Это какой цвет?» Дядя Андрей был рядом, но рядом не было ковра. Это не беда. Туся решительно изменила условия игры.

– Дядя Андрей, а синий цвет – это какой?

– Жёлтый,– уверенно ответил дядя Андрей, и все засмеялись.

– Дядя Андрей, а розовый цвет – это какой?

– Голубой!

– А зелёный?

– Красный!

Тусе было очень весело. Она чувствовала, что игра всем очень нравится, что сейчас она, Туся, герой дня. Вопросы своему дяде-дальтонику она задавала всё сложней и сложней.

– Дядя Андрей, а бледно-сиреневый – это какой? – уже кричала девочка, чтоб перекричать слушателей, изнемогающих от смеха.

– Тёмно-фиолетовый! – кричал дядя в ответ.

– А кофейный?

– Чайный!

Как прошли безлюдный парк, как миновали лесок, никто даже не заметил. Всю дорогу все от души смеялись, а некоторые даже до слёз.

 

 

Теперь знаю

 

Ко мне на дачу вбежал возбуждённый, взъерошенный пятилетний племянник Аркаша.

– Натик, Натик, не выходи на улицу.

– А что там случилось?

– Стадо в деревне.

– Ну и что? Я коров не боюсь.

– Сегодня бык в стаде.

– А как ты его определяешь?

– Ты что не знаешь? – Аркаша смотрел на меня с недоверием.

– Нет, – слукавила я, простодушно улыбаясь.

– Эх ты… У быка шея толще и вымя меньше. Ну теперь-то знаешь?

– Теперь знаю.

 

 

Новости


18.12.17 

10.08.18 

23.08.18 

17.09.18 

22.09.18 

 

Идёт формирование 103 номера. В печать - в конце октября.

открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS