Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Нина ОСОКИНА

 

Выключи!


Вечером неожиданно погас свет в квартире. В самый разгар моей работы. То ли плановый ремонт в доме, то ли какая-то авария – выяснять не пыталась. Темноты не боюсь, да её как таковой и не было – свет от включенного ноутбука создавал уютный полумрак. Посмотрела в правый нижний угол экрана – уровень заряда батареи достаточно высокий, часа на два хватит. Жаль только, затруднительно вслепую пользоваться клавиатурой, разве что пасьянс разложить. А ещё можно почитать – книг в электронном виде у меня накопилось немало. И музыкальных записей тоже, надо только наушники найти. Но вместо этого почему-то откинулась на спинку стула, выпрямила плечи и начала поочерёдно растирать уставшие от долгого печатания руки. Мелькнула мысль, чем сейчас заняты соседи, особенно те, у кого нет компьютера? Сериал, увы, не досмотреть, время здорового ужина уже прошло, а в постель – ещё рано.

И вспомнилось мне вдруг раннее детство. Прошлый век, конец пятидесятых. Жили мы в небольшом посёлке, вдали от крупных городов, как говорится, вдали от цивилизации. Посёлок возник в годы первой пятилетки, когда начали строить завод. Производил завод дубильные экстракты для кожевенной промышленности. А ещё обеспечивал жителей электричеством и водой. Газа не было, и телевидение ещё не добралось до наших мест. На зиму заготавливали дрова. В нашем доме кроме русской печки была ещё и печка-голландка, бока которой обогревали все комнаты. Сама топка находилась в детской, и мы, дети, очень любили смотреть на пылающие дрова. Но чаще всего дверцу топки держали закрытой – чтобы тяга в дымоходе была лучше, а ещё в целях безопасности.

Наши многодетные родители были учителями, поэтому детский досуг старались организовать педагогически грамотно. Настольные игры, турниры по шахматам или шашкам, ну, и конечно, чтение и рисование. Очень хорошо помню, как в один из зимних вечеров, когда мы играли в лото, вдруг погас свет. Мы не забеспокоились – заводская турбина часто выходила из строя, наоборот, обрадовались, что теперь нам разрешат посидеть у огня. Быстро притащили из кухни табуретки, положили навзничь, сверху ватные одеяла – для мягкости – и, усевшись, стали ждать, когда папа начнёт загадывать загадки… И вот мы уже решаем головоломки, играем в города, соревнуемся, кто больше знает художников, писателей и композиторов (естественно, надо было перечислить и названия их произведений). Колеблющиеся блики пламени неровно освещают комнату, делают её таинственной, волшебной. Папа тоже кажется нам добрым волшебником, и по его улыбке чувствуем, что ему, как и нам, нравится сидеть у печки. Как хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно! Но внезапный свет стёр волшебство.

И тогда мои младшие брат и сестра закричали:

– Выключи!

 

…Воспоминание рассеялось. Глаза уже свыклись с темнотой – отчётливо виден прямоугольник картины на стене перед столом. Но изображённый городской зимний пейзаж не различим. Воображение у меня хорошо работает, и я мысленно дорисовываю здания, заиндевевшие деревья на переднем плане, маленькие фигурки прохожих на тротуаре, автобусы. Чуть ниже картины – прямоугольник поменьше. Это – фотография покойного мужа. Застеклённая рамка отсвечивает как зеркало, и вместо улыбающегося Володи проступает моё лицо, освещённое ноутбуком. Вздохнула. Я старею, зато он в моей памяти становится всё моложе…

Продолжаю праздно сидеть, тем более, что в темноте и тишине хорошо думается… Когда-то здесь было шумно. Какое это, оказывается, счастье – шумный дом, детские голоса. И мы с Володей – тогда ещё молодые родители. Дочек растили без бабушек, живших вдалеке от нас. Наверное, тяжело было, но сейчас трудности забылись. Зато с благодарностью вспоминаю, как много помогал Володя – и по дому, и в воспитании дочерей. Постоянно занимался с ними и старался не пускать на самотёк их свободное время – как когда-то и мой отец. Театры, спортивные секции, музыкальная школа,– всё это висело на нём. И по вечерам, пока я на кухне готовила ужин, обычно находился с дочками. Учил играть в шахматы, а если сильно был занят, включал телевизор, либо ставил детские пластинки – чтоб не докучали. Моя очередь наступала позже, после завершения всех домашних дел. Володя устраивался в кресло с газетой, либо смотрел телевизор. Я же читала девочкам вслух – самый верный способ уложить их спать. В общем, обычная жизнь, обычные вечера.

Но однажды выдался особенный вечер. Кажется, это было в декабре – запомнилось, что рано стемнело.

Муж задерживается на работе. А я уже пробежалась по магазинам, забрала шестилетнюю Ирочку из садика и теперь чистила на кухне картошку. Дочери в комнатах – Наташа, пятиклассница, учила уроки, младшая рисовала. На плите тушилось в сковороде мясо, вот-вот закипит вода в кастрюле. Осталось приготовить пюре да сделать салат… И тут гаснет свет – в самый неподходящий момент. Ищу на полке свечу, зажигаю. А девочки уже на кухне:

– Мам, что случилось?

– Ничего страшного, наверное, ремонт в доме идёт. Скоро включат, – утешаю и себя, и их.

Ремонт это или авария, но света не было около часа…

И было замечательно. На кухонном столе уютно горела свеча, за столом сидели дочки и заворожённо смотрели на пламя. А я, освоившись с полутьмой, побросала очищенную картошку в кипяток, потом открыла банку с маринованными огурцами – салат делать передумала. Накрывая на стол, одновременно вспоминала задачки из своего детства, что подкидывал когда-то папа. И вот девочки уже гадают, как перевезти через реку волка, козу и капусту. Минут через двадцать сообща решили – мне тоже пришлось поломать голову, потому что забыла ответ.

К этому времени еда была уже готова. В процессе ужина при свече азартно играли в города, а когда иссякли названия на букву «А», снова пошли головоломки… Очень долго не могли сообразить, почему мужчина, живущий на десятом этаже, поднимается на лифте только до седьмого, а дальше идёт пешком. Лишь после моего наводящего вопроса: «Интересно, а достанет ли наша Ирочка до верхней кнопки?» – Наташа догадалась, что это карлик. Я глядела на дочек – весёлые, щёки раскраснелись, глаза блестят, ждут с нетерпением следующей загадки. Неожиданно ослепительный до рези в глазах свет нарушил нашу идиллию.

Девочки зажмурились и точь-в-точь, как когда-то мои брат и сестра, одновременно закричали:

– Выключи!

 

…Ну вот, дали, наконец, свет. Засияла над головой люстра, мерно затарахтел старенький холодильник на кухне. А спустя несколько минут приятный сюрприз – неожиданно пришёл Антон. Сообщил, что останется ночевать, потому что домой ехать уже поздно, и что мама разрешила. Допытываться у внука, где гулял, и почему так поздно пришёл, не стала, всё-таки парню восемнадцатый год пошёл. Довольствуюсь тем, что сам расскажет.

Мы сидим за обеденным столом, он пьёт свое любимое молоко – от ужина отказался – и демонстрирует мне разные интересные функции своего нового айфона. Я радуюсь его радости, хотя и недоумеваю, какая может быть от них польза (на моём смартфоне таких возможностей нет, и я прекрасно без них обхожусь). Потом слушаю какую-то жуткую музыку, извергаемую айфоном. Честно признаюсь, что не воспринимаю. Он поражен:

– Бабушка, это же Чиж! Ты вроде бы говорила, что он тебе нравится, он из твоего времени, как и Гребенщиков, и Бутусов, и Цой!

(Для внука то, что было до его рождения – доисторические времена. Но хорошую «доисторическую» музыку любит, и мои вкусы обычно разделяет. Вот только я не все его вкусы разделяю. Например, не считаю Оксимирона поэтом. И ещё не одобряю новую прическу внука – бритые виски, хвост на затылке. Однако стараюсь слишком не ворчать. Лишь бы в жизни у него было всё хорошо…)

Делаю попытку отвлечь его от айфона:

– Что бы ты стал делать, если бы дома внезапно вырубилось электричество, а у тебя, как назло, разрядились все гаджеты?

Не задумываясь, ответил:

– Без проблем – у меня есть аккумулятор.

– А если и он вышел из строя? – настаиваю я. – И под рукой только свечи. Помнишь, как однажды мы все – я, ты, твои родители – играли в «Монополию» на даче при свечах? Когда авария была на подстанции? Ведь здорово было, не правда ли?

– Ну, здорово. Но когда свет дали, стало ещё более здорово.

По моей реакции понял, что не то сказал, и поспешил исправиться:

– Ладно-ладно. Книжку тогда буду читать…

Потупил глаза, видно, сам не верит в это.

Наверное, это и правда абсурд – в двадцать первом веке читать при свечах...

Новости


25.08.17 

26.09.17 

16.10.17 

 

Идёт набор текстов в № 94, который в печать пойдёт в декабре и будет по сложившейся традиции в новогоднем оформлении.


Формирование  № 93 завершено. В типографию его отдадим в конце октября.

О точной дате будет сообщено дополнительно.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS