Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Ольга Камарго

 

Жаркая переправа

 

На рассвете утром рано

Зацепились два барана.

Стоят, ничего не говорят, бодаются да пыхтят. Один – белый, другой – чёрный. Как уперлись рогами на мосту, так их не сдвинуть с места. Что не поделили – неизвестно, только перегородили дорогу – не проехать, не пройти.

Сперва никто не обратил внимания – кому нужны бараньи разборки? Однако не перейти на другой берег. Мост широкий загородили и упёрлись, чтоб не упасть. Ладно, левый встал близко к берегу, а правый, если не устоит, точно в воде бултыхаться будет. Смотрели на них звери с обоих берегов, смотрели – а на другой берег-то не перейти. Стали спрашивать спорщиков, в чём дело. Не отвечают, фырчат, но стоят насмерть.

Орёл спустился посмотреть и послушать, что происходит. Пыль поднимается от копыт да мост скрипит. Вот и всё. Пробовал увещевать – бесполезно, что с баранов взять…

– Подожди, Царь птиц, – ухнула Обезьяна. – Давай попробуем проще, без высокопарности.

Подошла она и пнула ближайшего:

– Слышите, бараны! Что вы могли не поделить, вы же одинаковые!

Возмутились оба спорщика, хотя и устояли, позиции не переменили.

– Чего это мы – одинаковые? Не видишь, что ли: я чёрный, а он – белый. Я – Правый, а он – Левый! – кричит один.

– Что ты врёшь! Это я – Правый, а он – Левый! – вторит другой.

Человекоподобная знай себе смеётся:

– Оба вы грязные и упёртые. Одной масти почти уже. Звери! – воззвала она к зрителям. – Помогите вы им! Скажите, кто из них правый, а кто – левый!

Зрители с левого берега указали белого – левым, чёрного – правым. С правого берега – наоборот. А Мартышка ещё и добавила:

– Да и силы ваши равны. Иначе один бы уже взял верх.

– Неправда. Я уже почти весь мост прошёл. Это он встал поперёк дороги, – сказал один.

– А тебе не подвинуться было? Мост широкий, разошлись бы, – ответил другой.

– Это я должен был подвигаться? Это он посреди моста. Мне что, по краю надо было пробираться?

– Сам ты посередине шёл. Я, что ли, должен всех пережидать, чтоб мост перейти? У моста поручней нет. Откуда я знаю, что у того барана на уме? Может, он мне подставит подножку.

– Да, – сказал свысока Орёл. – Есть проблема.

С ним согласились все, включая баранов.

– А проблема в том, что нет поручней и правил. Значит, надо их сделать.

– Ну, с поручнями-то понятно, бобры и дятлы подсобят. А как быть с правилами? – почесала затылок Мартышка. – Может, Льва позвать, он точно умеет их создавать.

Присмирели бараны. За перекрытую переправу не похвалят, как бы обоим не поплатиться. Орёл взмахнул крыльями:

– Лев нечасто пользуется этим мостом. Он всё больше по джунглям обходит. Да и занят он всегда царскими делами, неизвестно, когда сможет прийти. Давайте-ка сами, мы ведь все правые?

– Да! – единодушно загалдели все.

– Так давайте решим, что мост мы всегда переходим справа.

– Но ведь мы не можем быть оба справа, – возмутились бараны. – Получится, кому-то уступать придётся.

– А вы попробуйте! А мы посмотрим, что получится. Нам же интересно!

Взмыленные, они разошлись, глядя исподлобья, пошли через мост. Один – справа, но в одну сторону. Другой – тоже справа, но в другую. Косятся друг на друга, но переходят. И сами удивляются.

Все звери вздохнули с облегчением. И через пару дней все снова собрались здесь – делать поручни моста. Место хватило всем, не только нашим спорщикам.

 

 

Средство от забывчивости

 

Жил-был Белый Кролик. Суетливый, пугливый, нервный, бегал по лесу от кого-то, путая следы. И всё время некто за ним шёл, во всяком случае, ему так казалось. И он не останавливался, делая что-то на бегу, не успевая даже понять, получилось ли. А преследовали его не выполненные ещё дела и обещания. И он уходил от них, а «хвост» не отставал – вместо одного сделанного вроде действия появлялись новые, требующие внимания.

А Белый Кролик всё время боялся опоздать, терял перчатки и веер. Особенно, собираясь к Герцогине. Они ведь такие, эти высокопоставленные особы. Знаем мы, куда они ходят!

– Нельзя же так! – увещевала его Сова. – Рано или поздно выдохнешься, силы иссякнут. И что тогда делать?

И вот настал день. А может, утро. А может, вечер. Потому что сам Кролик не понимал уже, какой день и какое время суток, когда он «сгорел» – он сел на месте от осознания, что не может больше сделать ни шагу. Он сидел и даже не понимал, что его не догоняют, а лишь не могут дозваться. Словно выпал из жизни, батарейки отключились.

Только день спустя он стал приходить в себя, медленно и верно. Шаг за шагом. Сперва он услышал пение птиц – и уши его зашевелились. Потом увидел Солнце в лесу, как оно пробивается через листву, и постепенно осознал, что сидит под деревом и не может сдвинуться. Сороки на дереве загалдели – он очнулся.

Зачирикали синички. Прибежали дальние родственники – зайцы. Пришли бурундуки, стучали дятлы. Прилетела, ухая, Сова.

– Ну что, Кролик, добегался? Я тебя разве не предупреждала, что этим всё закончится?

Кролик всё ещё с трудом ловил себя в пространстве, понимая лишь то, что куда-то не успел. И это нервировало, злило и раздражало.

Зайцы сообщили, что они нашли его перчатки и веер. И даже проведали Герцогиню. Синицы доделали статью его для лесной газеты. Бурундуки натащили еды. Дятел, как глашатай, собрал всех на помощь. И Кролик сможет заниматься делами, но после отдыха и не всеми сразу.

Кролик восстанавливался быстро, и мог уже бежать. Да только понял он, что не нужно всё время это делать. Стал он бежать медленнее. Да ещё и белки-озорницы подзуживали:

– Как белка в колесе! Совсем, как мы!

И вот что странно – медленнее бежит, а успевает больше. И перестал терять перчатки и веер…

 

 

Мартышкин дом

 

Завела себе Мартышка дом. Нашла дерево повыше да по раскидистее и решила в нём расположиться. Натащила веток и листьев, раскинула шатёр и пригласила друзей на новоселье.

Пришли белки. Жильё оценили, но заметили:

– У тебя тут высоко. А вдруг упадёт вместе с листьями? Надо шатёр закрепить получше.

Жираф поздравил, но сказал:

– Высоко слишком. Зверям не дотянуться. Спустилась бы пониже.

Птицы прилетели. Посоветовали:

– Сверху маловато листьев, в дождь все промокнет. Надо сверху тент натянуть, как люди делают.

Слон притопал, раскритиковал за то, что слишком лёгкое строение.

Медведь заглянул. Отметил, что далековато и от пчёл, и от малинника.

Тигр – что слишком долго вылезать из дома. Пантера – слишком всё открыто, не защищено. Барсуку корни дерева показались ненадёжными. Кому-то не хватало в доме света, кому-то – воздуха. А кому-то и наоборот, было много. Были те, кто считал дом слишком высоким. И те, кто – низким. И так далее.

У хозяйки медленно, но неотвратимо портилось настроение. Уже не хотелось идти за угощением, и вообще… Придётся, наверное, переезжать и всё переделывать.

Позже всех, вечером, прилетела Сова. Послушала она разговоры, увидела, что Мартышка совсем расстроена. Говорить при всех ничего не стала, только похвалила дом да поздравила с новосельем. Подарила коробку для всякой всячины.

Гости разошлись, обсуждая, что Мартышка-то наша совсем поникшая, надо бы помочь ей всё переделать. А Сова осталась ещё, решив поговорить с хозяйкой. Села та, кажется, вот-вот заплачет. Только гостья жалеть её не собиралась, так, захотела научить кое-чему.

– Мне очень понравился дом, только я не понимаю, почему ты так расстроена в новоселье.

– Да вот, видимо, всё не так, как надо. Придётся переделывать, а может, переезжать даже.

– Подожди, зачем? Разве ты недовольна тем, что получилось? Мне казалось, когда ты созывала всех, ты была счастлива?

– Так все ругают только.

– А жить в этом доме кому?

– Мне.

– Ты будешь жить с кем-то из них? С пантерой, может быть? С жирафом? Уверена, что нет? Тогда зачем ты всех слушаешь и под всех хочешь подстроиться? Это же твой дом?

– Это ведь друзья. Они добра хотят.

– Конечно, хотят. Друзья же. Но ты должна иметь собственное мнение, что для тебя хорошо. Ты делала дом для себя и была им довольна. Зачем же всех спрашивать, как тебе жить?

– Я не спрашивала. Сами по дружбе сказали, помочь решили.

– Молодцы. Пусть помогут. Вместе работать веселее. Только зачем делать для кого-то? Хотят помочь – пусть помогут так, как тебе нужно. Не разрешай всем наводить порядок внутри твоего дома. Ведь он перестанет быть твоим.

– А вдруг они лучше знают?

– В вдруг – хуже? Они же не живут жизнью обезьян. Всё сделаешь по их рекомендациям, а жить не сможешь. Или не захочешь, а из признательности – придётся. Как тогда быть?

– А как сейчас быть? Они ведь придут помогать.

– Вот и прекрасно. Попроси помочь в том, что Тебе нужно. И увидишь, все ли друзья.

На следующий вечер пришли вчерашние гости. Попросила Мартышка помочь ей утеплиться да украсить дом, вместо переезда. Кто-то даже ушёл. Но почти все остались ей помочь, и все они прекрасно провели время.

Новости


18.12.17 

27.12.17 

25.02.18 

31.03.18 

04.06.18 

 


Завершено формирование юбилейного номера 100.
Идёт согласование корректуры
(в печать - в июле)
.

Далее у редакции отпуск.
О начале формирования 101  выпуска будет сообщено дополнительно.

открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS