Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Ольга Камарго.


Непрошеные гости

 

Жило-было раздражение. Маленькое зёрнышко, неизвестно откуда взялось, но обитало оно до поры до времени тихо и вроде бы незаметно… Тянуло силы, появляясь то тут, то там, вместе с адреналином приправляя события в жизни, будто вкус пищу. И человек, в котором оно жило, долгое время этого не замечал. Ведь в жизни много разных событий происходит, эмоции включаются разные – не робот и не автомат, реагирует. А потому человек и не знал, что раздражение живёт уже своей жизнью. И это непрошеному квартиранту очень даже нравилось, – главное, за пределы тела наружу не вылезать, а то лечить начнут.

Время шло, раздражение смелело и крепло. Оно уже само кидалось в атаку и, конечно же, притягивало других людей и ситуации с раздражителями, ну, чтоб веселее было тусить всем вместе. Человек же не замечал, что его жизненная сила подъедается квартирантом да гостями. Но бесследно это не проходило – будто липкая лента, чужое раздражение налипало на него и продолжало кормиться его силой. Человек не был чрезмерно эмоционален. Да и воспитание держало его в рамках до известного предела. Но ленточки липкие всё нарастали и силы вытягивали, держать себя в руках становилось всё труднее.

Поначалу казалось, ленточки сами отвалятся, раздражение уйдёт. Но время шло, их становилось всё больше. Они уже мешали передвигаться в пространстве, сами налипали на других людей. Вроде бы и не больно, потянешь – отлипнут, но их столько, что от всех быстро не освободишься. И чем больше с ними борешься, тем больше их прибывает, и тем сильнее они становятся. Да и раздражение внутри крепло и выросло до размеров средней собаки и кидалось на защиту границ, которые уже считало своими без спросу. Человек уставал всё сильнее, ведь именно его сила кормила весь этот зоопарк вместо его самого.

Эти «хвостики» тянули вниз, но были и чужие, и все они не хотели уходить и лишаться подпитки. А уж раздражение и подавно. И они разбудили дремлющие внутри страхи и тревоги, чтоб мозг затуманивать.

А человек очень устал, страхи и тревоги глаза застят. Он стал всё чаще ошибаться: бывает, ищет он, ищет, но так, будто в лесу по бурелому пробирается, да ещё и в темноте. Посмотрит человек себе под ноги – нет под ними опоры, будто не держит земля его. Остановится он… и выдохнет свою усталость. Да будто бы и замер, слушает, что там происходит внутри него. А там раздражение да страхи с тревогами, думают, никто о них не знает да не замечает. А энергия вдруг поступать почти перестала! Завозмущались, загалдели – как это так? Кто ж голодным-то хочет ходить… А человек запросил помощи у стихий: у Огня, что очищает всё живое – отозвалась стихия, почистила. Обратился к Воздуху, что пепел уносит, импульс и лёгкость даёт – ответил тот ветерком, остудил немного. Земля отозвалась ему теплом, денежным деревом, да с деньгами. Вода приняла эмоции, переработала их и вернула позитивом.

Посмотрел человек по сторонам – стоит он на земле, дышит чистым воздухом, греется на солнышке, пьёт воду – и снова функционирует система, раздражение снова уменьшилось до размеров зёрнышка, зато разрослись цветы, из зёрен желаний взращённые, солнцем веры и надежды прогретые, воздухом мечты обласканные да водой радости напоённые.

Крепко стоял теперь человек на земле, но захотелось ему взобраться поближе к солнцу. И увидел он, что находится у подножия горной гряды, и чем выше смотрит, тем выше вершину он видит. И стал он тогда подниматься – всё выше и выше... Но это уже совсем другая история.

 

 

Как воду мешком носили

 

Обезьянка увидела у себя под домом почти сухой колодец. Ещё накануне, прыгая по веткам, она думала, как было бы славно иметь воду поблизости. Сейчас за водой приходилось идти на край леса. Это не очень далеко, но неудобно и небезопасно. А колодец оказался прямо под её деревом, только он был незаметен под ветками и лианами. Знакомая Девушка показала ей, как бы он должен работать и человекоподобная призадумалась… Она уже и так, и этак. И расчистила верх. И накрыла лианами. И ведро кидала, потом вытягивала. И уговаривала воду. И пришла к выводу, что единственное решение – наполнить его водой.

Как только стало вечереть, но до ночной охоты хищников, она спустилась с дерева и пошла к реке с подаренным ей когда-то Девушкой ковшиком. Туда помещалось очень мало воды. Напившись у реки, Обезьянка принесла его полный и вылила в колодец – даже плеска не услышала. Кинула камушек – только эхо отозвалось от стука об стенки. Тогда она вспомнила, как носила апельсины с Того берега. Тогда Девушка научила её пользоваться мешком. И этот мешок у неё остался – большой и крепкий. А чтоб нести было удобнее и быстрее, Обезьянка взяла велосипед. Съездила пару раз – вроде больше воды принесла, а эффект тот же. Ещё несколько рейдов сделала – всё не заметно наличия воды в колодце. Зато вся дорога, которой ездила к источнику, почему-то размыта.

Пыталась Обезьянка и быстрее ездить, и медленнее. И дороги пробовала разные. Даже один раз по веткам несла свой мешок. Местные жители за ней наблюдали с любопытством, но ничего не спрашивали. Все знали её как пересмешницу, никто не хотел быть осмеянным. Её родственники жили в джунглях и в экспериментах не участвовали. Для них насущнее было пропитаться и не попадаться на глаза хищникам. Так бы и маялась бедняжка, да пришла Девушка в гости.

– Что ты, – говорит, – хозяюшка, тут делаешь? Сороки-сплетницы сказывают, будто реку хочешь перенести к себе в колодец. Ой, какое болото ты вокруг него развела! Кто ж мешком воду носит – он же протекает!

Уставшая, но непобеждённая, человекообразная исследовала мешок.

– Почему протекает? Целый вроде.

Девушка молча провела её по мокрым следам к реке и, набрав немного воды в мешок, приподняла его над водой.

– А что же делать? – совсем расстроилась Обезьянка. – Может, бочку взять? У тебя есть?

– У меня-то есть, и одолжить не жалко. Но ты подумай сама – если так можно было бы наполнить колодец, то после ливневых дождей он был бы полон. Бросай-ка велосипед, пойдём, погуляем.

– Надо доделать сначала, – попыталась упереться труженица.

– Да тебе так жизни не хватит доделать. Идём, говорю. Думать надо. А это легче на ходу делать.

Они обошли колодец подальше – ни к чему не пришли. Впрочем, заметно подальше они наткнулись на давно пересохшее русло широкой и глубокой реки. Нашли они Сову и спросили её, была ли там река.

– Да, была. Да вам-то что? Колодец ведь наполняется не наземной рекой, а подземной. Нужно его вычищать и углублять. Тем более что у вас дно бетонное – не сделаете вы канал от реки. Бесполезно.

– А если новое место поискать? – спросила Девушка. – Раньше ж находили? С рамками, с лозой ходили искали.

Сова ухнула недоумённо:

– Зачем вам это надо? Во-первых, этот способ никогда не считался верным. Выроете новый колодец, а воды нет. Как тогда быть?

Девушка и Обезьянка переглянулись.

– А во-вторых, у вас уже есть колодец, отделанный бетоном. Значит, кто-то до вас эту работу проделал. Не просто так у людей не в каждом доме были колодцы, правда? Да и нехорошо это для Земли-Матушки. Так что приводите в порядок то, что есть.

Поблагодарили они Сову и пошли чистить колодец. Видят, зайцы бегут.

– Зайцы, хотите воду в безопасном месте? Тогда давайте чистить вокруг колодца.

У реки встретили бобров.

– Привет, бобры! Помогите колодец почистить!

Выдру попросили, кротов привели. И все вместе за несколько дней почистили и углубили колодец. Вот уже и вода пошла. Бобры сделали крышку и ворот. А у Обезьянки под деревом с тех пор стало собираться общество – воды попить в безопасности да посплетничать. Вода теперь всегда была, а наполненное ведро они оставляли. Не все же умеют воротом пользоваться…

 

 

Игрушечная история

 

В комнате не было места – всё было заставлено игрушками. Только в них никто не играл – негде, зайти и то трудно. А ребёнок просил все новые. И родители не хотели уже их покупать – зачем, если они лежат без дела, и не бережёт он их. Убирать комнату вместо него родители отказались – он уже достаточно большой. Вот только Ярик ничего не убирал, а канючил. Сами же игрушки будто бы постепенно гасли от невнимания и заброшенности и пыли. Ребёнок задремал как-то раз, зайдя в комнату. И услышал разговор.

– Жаль, что наш маленький хозяин не хочет играть, – сказал большой рыжий Медведь. – Мы все здесь куплены недавно и уже заброшены.

– Да уж, – подтвердил трёхколёсный велосипед. – У меня вот цепь заело – и всё. Стал не нужен сразу. Я бы и рад возить своего мальчика. Ведь у каждого велосипеда есть мечта – показать своему седоку мир. А двухколёсные ещё и в гонках готовы участвовать.

– Не умеют теперь дети беречь игрушки, – ответили кубики в недостроенном доме. – Вот начал было строить, да бросил. Кубиков ему показалось мало. Уже и новый набор кубиков подарили, лишь бы строил. Да где там, уже все подходы сюда завалены, ему и неинтересно.

– А у меня он ухо оторвал, и забросил,– жаловался заяц. – Ведь он так и с людьми будет поступать. Бросать, не разбираясь, даже если сам же и повредил.

– Нас тоже забросил, – вторили большие цветные книги. – Читать не хочет учиться, всё с компьютером или с телевизором. Их тоже не бережёт. Недавно соком залил клавиатуру. И всё требует от родителей новых игрушек. Как у других детей.

– Да уж, – поддержал конструктор. – А родители отказать не могут. Играть с ним им некогда, а сам он не умеет. Растерял детали, вообще не берёт в руки меня.

– Я слышал, что родители не будут ему больше покупать игрушки, пока не наведёт порядок, – возразил солдат на посту. – А он не хочет разбирать, только бы в кучу всё свалить, место освободить.

Загалдели обиженно все игрушки, завозмущались.

– Что же нам делать? Сами мы убраться и починиться не можем. Давайте попросим его родителей, пусть нас отдадут другим мальчикам и девочкам. Не все родители могут столько игрушек покупать своим детям.

– Может, устроим бунт? – предложили солдаты. – Сядем в машины и сами вернёмся в магазин. Не для этого нас на фабрике выпускали.

– Тихо, ребята, не шумите – вдруг сказал человечек в зелёном с двумя зонтами – цветным и черно-белым. – Я покажу ему сон, он всё поймет. И когда проснётся, всё сделает. Давайте дадим ему последний шанс. Он – добрый мальчик, только заброшенный, как и вы. Родителям всё не до него, на работе всё время. В сад он не ходит, на улице почти не гуляет, и дети к нему не приходят. Просто не знает, как играть, наверное.

– Да, покажи ему сон красивый, понятный и цветной! – согласились все. – А он себе друзей вернее нас не найдёт!

В комнату вошла мама и увидела, что сын улыбается во сне, такой добрый сон смотрит.

– Мама, мамочка! – сказал он, как проснулся.

– Да, сынок, – мама присела рядом с ним на кровати.

– Можно, я мальчиков позову поиграть? Мы игрушки разберём. Замок достроим и гараж для машин.

– Ну конечно. Раз вы порядок наведёте – зови.

На следующий день мальчики пришли из школы и стали разбирать игрушки.

– Сколько же у тебя игрушек! – сказал один.

– Да и у нас тоже много. И тоже все разбросаны, – добавил другой.

– Давай сначала у Ярика разберём, у него скоро день рождения. А потом и к нам пойдём, – предложил первый.

Сказано – сделано. Быстро у них дело спорилось. Мама пришила зайцу ухо. Папа помог поправить велосипед. На другой день сходили помогли другому мальчику. Через неделю – к третьему. Всем им Ярик рассказал про свой волшебный сон. Часть игрушек, из которых они уже выросли, передали в детский садик. А ещё дети стали изучать книжки с картинками и даже читать. Ведь в них написаны всякие интересные истории, которые можно потом разыгрывать. И игрушки им в этом помогали.

 

 

Стихийное равновесие

 

Огонёк жался у дальнего угла камина и тихо прогорал. Вроде еды для него достаточно – газеты, ветки, – но в центре очага, не дотянуться. И силёнок маловато, и страшно – вот так выти на всеобщее обозрение. А вдруг не то что-то сделает? А он слабенький да хиленький. Да и как не быть таким, если в его углу нет ничего, даже воздуха не хватает. Немного больше тяги, и он бы разгорелся, но некому открыть заслонку сильнее. Вот и остаётся единственное что – сидеть да прогорать.

Открылось с шумом окно. Это Ветер перемен принёсся в тишину кабинета, едва не затушив Свечи:

– Пришла весна, просыпается природа! А у вас тут сонное царство. Воздух вон за зиму протух! Как заколдованные.

Перебаламутил всех, чуть не затушил свечи совсем и уж потом, когда страсти улеглись, раздул снова. Сегодня было тепло, бриз был приятным, и огоньки разгорелись ровно.

– Ну, чего разбуянился? – заворчали Свечи. Их зажечь было некому. – Гасишь нас, шалишь, а мы замёрзли за зиму!

Мягко отозвался Камин:

– Сезон снова сменился, снег скоро растает, солнце разбудит землю, и у тебя появится новая работа.

– О да, – весело поддержал Ветер. – И это приятная работа. Не всё ж ураганы гонять. Буду катать волны, шуршать листвой, облака шевелить. Солнце прогревает и настраивает на игривый лад.

Камин решил воспользоваться его благодушием, тем более что знал – озорник дружит с Солнцем и с его детьми.

– Солнце-то да, а вот приятель наш совсем заскучал. Смотри, вон жмётся в дальнем углу.

– Ой, а кто это там прячется у нас? – с любопытством заглянул Ветер внутрь, легонько пошевелив бумагу так, чтоб Огонёк смог заняться. – Вот, так гораздо лучше! В прятки играешь? Зачем в углу сидишь, спрашиваю!

Спросил он импульсивно, но ласково, дав разгореться.

– Так ведь настроения-то нету… – растерянно и тихо сказал Огонь.

– Ну, знаешь ли… Твоё настроение, тебе его и определять. Никто и не должен о нём заботиться!

Ветер легко играл бумажками в камине. Все знали, что он-то частенько меняет настроение, но что им движет – неизвестно. У него была репутация сумасброда, переменчивого и умного, но отстранённого до равнодушия и забывчивости. Если, конечно, ему самому не надо было казаться другим. Огонь весело потрескивал в Камине, когда новый приятель вдруг воскликнул:

– А ты знаешь, что это – девочка! Не Огонь, а Огнюшка!

– И о чём мне это должно сказать? – крякнул Камин.

– Как – о чём! Хвали её чаще! И всё у неё будет хорошо, особенно с настроением. Смотри, какая она у тебя красавица! В окне вон отражение. И ты пряталась! Ай, как не стыдно…

Засмущалась Огнюшка, заиграла язычками. Вроде и понимает, что дразнит её Ветер, да по-доброму, ворошит легонько, показывая ей саму себя то так, то эдак.

– Правда, красавица расцвела. И тепло, и свет несёт.

– И красоту, – гнул своё провокатор. – Смотри-ка, газеты сжигают. Так ты знаешь все последние новости, красавица?

– Ещё математику и языки, – смущённо ответила Огнюша… и зарделась.

– Ещё и умница какая! – моментально подхватил Ветер.

И она разгоралась всё веселее.

– Зачем ты так ей льстишь? – тихо спросил Камин.

– Но это правда! Смотри, как цветок расцветает. Весна, самое время кого-то разбудить для счастья. Это так нетрудно.

Ветер то дразнил её, то утихомиривал. Она согревала его и развлекала палитрой эмоций. Но у него было много самых разных занятий, и он, конечно же, уносился вдаль. Она ровно горела, могла и полыхнуть пожаром, но незачем. И стало ей безумно любопытно, что происходит в большом мире, куда исчезал её новый приятель и возвращался с ворохом новостей и впечатлений. Захотела она посмотреть, что там и какое оно – Солнце, её родитель. И вот огненным шаром выкатилась она на улицу и покатилась по земле к лесу.

– Кто это у нас тут такой пылкий? – услышала она ласковый голос Земли. – Для лучика ты слишком жаркая. А, беглянка! Куда путь держишь, непоседа?

– А ты не съешь меня, как лиса Колобка? – насторожённо спросила Огнюшка.

Заходила ходуном Земля от смеха.

– Ох, этот болтун Ветер, застращал своими байками! Я – мать всему, даже твоей пище, дитя.

– И мне тоже? – засмущалась непоседа.

– Нет, не всё так просто с тобой. О том Солнце надо спросить или людей. Ветер что-то знает, да захочет ли сказать? Он где болтун, а где – не вытащишь слова лишнего. Да и зачем тебе это? Тут поблизости есть вулкан, поможем тебе, вернёшься к своим.

– Я к Солнцу хочу, – жалобно пискнула Огнюшка.

И вдруг заметила неподалёку сверкание. Она двинулась туда и оказалась у глади озера, так похожей на знакомое ей оконное стекло. Так же сверкала поверхностью вода, но манила и притягивала. Где-то в её середине было отражение Солнца, к которому так хотела попасть беглянка. А вода молча переливалась, будто завлекая в глубину, хотя рядом с ней пылкой непоседе было холодно и пусто. Будто под гипнозом, стала она раскачиваться над водой: «То ли воля, то ли неволя – всё одно», – шептала она. И Вода отзывалась ей всплеском, показывая отражение Солнца всё глубже.

– Эй, вы чего?! – налетел Ветер, одним порывом отгоняя шар от берега подальше.

– Она сама пришла. Я её не звал, – отозвался из Воды насмешливо Дух, сверкнув по глади на прощание.

– Прекрати, говорю. Меня ты так легко не обманешь! Матушка, – обратился он к Земле, – присмотри за ней, пока не пропала. А я переворошу это болото!

Словно ото сна очнулась Огнюшка. Стала она меньше, будто блики откусили какую-то её часть. Земля подтолкнула её чуть подальше от воды, к заброшенному кострищу в пещерке, и не вмешивалась в разборки стихий, наблюдая. И тут было на что посмотреть.

Начал он с того, что поднялся в небо и, резко засмеявшись попыткам туч от него спрятаться, стал гонять их, собирая воду из воздуха над озером. Зрелище было и правда забавным – грязноватые тучи, словно овцы, разбегались от него, прячась друг за друга, но они были уже тяжёлыми, неповоротливыми и медленными. Ветер мог одним сильным порывом разогнать их собрание, но предпочёл пока сделать вид, что не замечает маневров. Часть туч были облаками с юга, часть – с севера, но все они уже накопили за дорогу очень много воды, и под давлением ветра и друг друга они полились ливнем в долину, поднимая воду озера. И это было только началом бури.

«Буря мглою небо кроет...» Казалось, ураган вынесет деревья, горы и пещеры, да и само озеро. Ветер с дождём кружились в диком, жестоком танце, снося всё живое – давно замолкли птицы, исчезли насекомые, прячась от непогоды. Казалось, не будет этому ни конца, ни края, только вздыхала Земля и её дети – деревья, кусты, цветы. Бесполезно было унимать спорщиков, силы их были равны.

Ночь прошла, забрезжило Солнце, а стихии всё бушевали. Земля надеялась, что красота восхода их вразумит, да только всё иначе вышло. Рассвет разливался по небу, наполняя красками, проступая всё ярче из утренних сумерек. Но на спорщиков это не возымело действия. Ветер всё вздымал и гонял волны, демонстрируя свою мощь. Дух воды глухо сопротивлялся. Небо очистилось, и выглянуло, потягиваясь, Солнце. Увидело оно, как воюют и разрушают стихии. Мягко запустило свои лучики посланниками, прогревая и Воду, и Воздух, и Землю, всё усиливая тепло.

– Ты же лучший! Такой умный и расчётливый, как ты дал втянуть тебя в этот спор? Ты-то знаешь, что истина не рождается там, где отстаивают свою правоту! – ласкало Солнце Ветер. Он согрелся, стал тёплым, лёгким и прозрачным, агрессия его почти вышла.

– Ты – такая хитрая красавица! – грело Солнце одновременно и Воду. – Зачем же ты позволила Духу тебя смутить и втянуть в интриги? Он же специально вытягивает твою мощь против Ветра! Тебе-то это зачем? – Вода прогревалась, муть оседала, и она отправлялась дальше течь по Земле.

– Кто бы заподозрил Солнце в дипломатии? – с радостным изумлением подала голос Земля. – Ты их развела друг на друга!

Радуга раскинулась через всё небо, Солнце задумчиво играло с ней, грея и Землю, и Воздух, и Воду.

– Знаешь, не совсем, – сказало оно. – Всё дело в том, что и у меня бывают вспышки. И у меня очень импульсивные и непосредственные дети, которые тоже могут выйти из-под контроля в любой момент. И тогда не остановить разрушительную силу стихии. Вот и наши с тобой друзья заигрались.

Согласно вздохнула Земля.

– А у меня тут есть кое-кто для тебя, – сказала она, тем более что Огнюшка подавала признаки нетерпения, прожигая её. – Непоседу чуть не затушил Дух Воды. За то и получил битву от Ветра.

Солнце посмотрело вниз.

– Кто у нас тут такой страстный? – ласково, совсем как Земля, спросило оно. – Да, Ветер добр к моим детям. Насколько он на это способен.

Огнюшка прыгала на месте, чтоб её заметили.

– Что, манит большой мир и его зеркало в воде, дитя моё? Ну, здравствуй. Куда путь держишь?

– Так к тебе же, к матушке, – ласково вступилась Земля.

– Ветер историй рассказал много? – засмеялось Солнце. – Я вижу тебя, не прыгай так. Не добраться тебе до меня – далеко сильно, даже друг наш не поможет. А уж Вода только погубить может. Что же нам с тобой делать-то?

Вернулся успокоившийся Ветер. Он, по возможности да под настроение, мог ладить и договориться со всеми. Он услышал последние слова Солнца.

– Сейчас обычай Ивана Купалы близится. Что если её направить в костёр, разгонять нечисть? Поможет своим.

Так Огнюшка и внесла свою лепту в борьбу Добра и Зла, в баланс стихий. Прыгали через костёр девушки, защищая себя на год от происков злых духов.

 

Новости


05.09.19 

16.09.19 

24.10.19 

02.11.19 

17.11.19 

 

Завершено формирование №114. Идёт вёрстка.

Началось формирование #115, в новогоднем оформлении.





ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS