Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Ольга Камарго

 

Для чего нужно терпение

 

– Мартышка, отойди от дерева!

– Ну что ты меня всё тиранишь? Интересно же! Оно вон большое какое, созрело, поди.

– Лапы убери и не спеши! Ты утром смотрела уже. Ещё не созрело!

– Дааа. А если созрело?

– Ты вон так уже думала, про предыдущие два яблока. Ну и как?

– Кислятина.

– Вот и подожди ещё. Может, это уже и не яблоня…

Мартышка, ухая, прыгала вокруг дерева. Яблонь в лесу отродясь не было. И ей до страсти любопытно. А принёс саженцы в лес новый друг, Пёс. Он долго жил среди людей, ходил с хозяином на охоту. А когда умер Охотник, Пса никто не захотел брать к себе. Сторож из него никакой, со всеми людьми приветлив да ласков, только дворовую живность распугает охотничьими привычками. Подкармливали, но возиться с ним было некому. Ведь мало его выгуливать, тренировать надо.

И вот, заброшенный и грустный, Пёс отнес саженцы, которые не успел посадить бывший хозяин, в лес. Ведь там много деревьев растёт из земли, глядишь, и эти сгодятся для чего-нибудь. У зверей было сытое время, никто его злом не поминал за старое. Мартышке сразу стало интересно, чего это он мешок с палками таскает. Объяснил ей Пёс, они посадили саженцы, стали поливать. Много ли времени прошло, мало ли, в лесу про то неизвестно. Да только плоды стали появляться.

– Чего это не яблоня? Вон, смотри, такое же! – Мартышке не терпелось. Шутка ли, столько ждать – и опять нельзя! Она и на завтра-то не привыкла откладывать! А вон какие большие плоды висят, куда ж ещё-то! Ей бы хватило…

– Ну, я откушу на дереве – и пусть дальше зреет! – в который раз уже предложила она.

– Нет, так не созреет. Когда готовое, так падает само в лапу или на землю, – снова и снова терпеливо объяснял Пёс.

Мартышка изнемогала от ожидания долго, но потом ей надоело, и она вроде и позабыла. Вот так ждёшь, мучаешься, а потом – кислятина.

 

Плод зрел, краснел и становился пушистым. У него появился незнакомый запах. А Пёс-то прав – не яблоня это. И вот, когда зрели уже несколько плодов, этот упал вниз. Мартышка пропустила момент и, конечно же, огорчилась. Хотя и знала, что под деревом можно собирать, но столько ведь ждала и – пропустила!

– Мартышка, ладно тебе огорчаться, пробуй. Это персики, там косточка большая, аккуратно кусай. Я у людей видел, – подбодрил Пёс.

Мартышка откусила – и впервые в жизни попробовала роскошный, сочный и вкусный персик.

– Ах, какой сладкий! – радостно воскликнула она, причмокивая и пританцовывая. Она уже и забыла про недавние страдания.

Зрели плоды и на других деревьях, не только яблоки и персики. Они были ещё незнакомыми, и Мартышку ждало много интересного…

 

 

Как в лесу налоги собирали

 

Лев вышел на прогулку, решив проведать Обезьяну. Многие жаловались на неё в последнее время. И пересмешничает, и что-то не сделала, а, может, и сделала, но кому-то не отдала… Историй много рассказывали, одна запутаннее и невероятнее другой.

Можно было вызвать её и расспросить… Наказать… Или не обращать внимания. Ведь подданных-то много.

Но с хвостатой всё иначе.

Весёлая выдумщица, умная, добрая и наблюдательная, инициативная и шустрая – она привлекала внимание сплетников. Вписываясь в дела, частенько собственного изобретения, она активничала, немного пытаясь хитрить. Успеха в последнем, правда, достигала редко, не расстраивалась особо по этому поводу, но, так или иначе, заинтересованные морды в лесу раздражались этой её манере. Лев общался с ней при случае. Её гримасы и ужимки развлекали, меткие высказывания порой даже заставляли задуматься. Иногда он поручал ей что-то сделать. Она азартно бралась за дело, с выдумкой выполняя задания и частенько получая совершенно неожиданные результаты. А сейчас кто-то говорил ему, что Обезьяна болеет, стала раздражительной и ленивой.

– Ну, здравствуй, Мартышка, – Лев старался не напугать пафосом визита, входя к ней в беседку под деревом. – Как жива-здорова? Говорят, болеешь много.

Первое, что вошедшему бросалось в глаза,– книги. Мало того, что в лесу это – редкость, так ещё и количество их впечатляло. Хозяйка сидела в кресле и читала.

– Здравствуй, царь! – ухнула она радостно. – У меня как раз чай заварился – хороший, вкусный, присоединяйся. Да уж, болею. Уже и погода стала тёплая, а всё равно.

– Давно не вижу тебя. Вот, мимо шёл, думаю, дай зайду, справлюсь, не случилось ли чего?

Мартышка посмотрела на него внимательно, изучающе.

– Жалуются на меня, что ли? – спросила она прямо.

Лев усмехнулся в ответ.

– Не без этого. Давай, рассказывай сама, что здесь происходит.

А про себя подумал: «Да уж, проницательна и прямолинейна». Посмотрел, что читает. «Налоги леса». Это он сам недавно провозгласил, что теперь все будут хвостами платить налоги и выпустил книгу. Да кто ж её читать будет в лесу-то? Завёл налоговое ведомство, лисам поручил проверять и собирать. Много шума поднялось в лесу, противились звери новой системе. А вот Мартышка стала осваиваться – сидит себе, читает, да жалобы строчит.

– Письма твои читал на налоговых лисиц. Хорошо, по делу написано.

– Так они сами и баламутят лес. Сначала таскают запасы без спросу, потом народ лесной бегает в панике. Ведь пытаются обобрать вплоть до собственного хвоста. Кому-то даже удалось – вон, посмотри.

Она открыла ящик, набитый самыми разными хвостами: беличьи, волчьи, заячьи… Хоть фауну леса по ним изучай.

– Что, тебя тоже прижали? – усмехнулся Лев, вытаскивая обезьяний хвост.

– Меня – нет. Мне помогли. А это хвост родственника. С этого и началось… Стала писать жалобы. Не может же не быть управы! Это было бы нарушением равновесия.

– Ну хорошо. Дела пишутся, я многие из них удовлетворяю. Откуда пересуды? Чего хотят?

– Чтоб не трогали. А те, кого уже тронули, хотят, чтоб побыстрее вернули. А получается долго. Тут же ещё лесной банк у волков откусил и не сознаётся. Шуршу, а всё не найти. Банк информации не даёт.

Лев слушал внимательно. Ему издавна приносили каждый свои хвосты. Просто в систему он попытался это ввести недавно.

– А почему я не вижу у тебя даров? Всё съела?

– Так не приносят. Беды только да недовольство тащат. Ещё в первый раз могут с чем-то прийти. А потом – недовольство вываливают. Сделай, мол, так, чтоб не трогали. Или откусили больше, вернули меньше. Или долго. Считается у них, что если б я сделала с первого раза всё правильно, то уже бы всё было так, как они хотят.

– Ну а лисы?

– А что лисы? Бью по лапам, огрызаются. Видят твою резолюцию – стихают. Но лапы всё равно тянут. И любить они меня точно не будут.

– Это точно.

Едва стукнув, вошёл Барсук. Льва, сидящего спиной в кресле с высокой спинкой, он не увидел.

– Ну что, Мартышка, хвосты наши вернули?

– Так ещё месяц назад вернули. Забирай.

– Вернули маленький, откусывали большой. И времени-то много прошло.

– Барсук, всё не всё, а надо было что-то и отдавать. Сам же ты спрятался, вот и тащили тебя за хвост из норы.

– Это уже не тебе решать. Сколько могу, столько и дам.

– Мне не мне, закон для всех один.

Психанул Барсук, столбы чуть не снёс. Обезьяна кивнула ему вслед.

– Вот как-то так обычно и происходит. А ты говоришь – дары. И лисы своё гнут, они де всегда правы, это ему не так рассказали.

– Ну и чему ты удивляешься, что болеешь? Ни благодарности, ни понимания, ни даров. – Лев развёл лапами. – Вот умная вроде, а с народом всеё никак не поладишь.

– Так говоришь, говоришь, а толку-то? Вот с волками, например. Их банк обобрал. Там не лисы – кроты сидят, в их подпольях не так легко разобраться, информацию-то не всю дают. А волки на меня зубы точат. Я-то тут при чём? Я их заначки не трогала. Надо было пойти в банк, оскал показать – с трудом убедила. Сходили, а их не приняли. И всё. Теперь сидят, молчат, на меня скалятся.

– А отказывать пробовала?

– Пробовала. Только злятся больше. А говорят, что я злая стала. Да, я понимаю, как работает и как должна работать система. Но я же не отвечаю за неё, тем не менее.

– А здоровья уже не хватает. Знаешь что? Прекращай свою подрывную деятельность!

– Чего? – у Мартышки возмущение аж из неё выплеснулось.

– Прекращай, говорю, свою благотворительность! Развращаешь мне лесных жителей! Ставь цену и прекращай сама бегать.

Слово царя – закон для подданных. Лев запас Мартышку едой, и она перестала принимать зверей по-соседски. А ещё прошел слух о генеральной проверке лесного банка.

Не было предела возмущению. Попробовали напугать – а Мартышка, знай, своё. Запрещено и всё. Пошли жаловаться. Лев гонцов принял, однако запретил ходить к Мартышке с пустыми лапами.

– Закон един для всех! – гремел он. – Изучать не хотите, отрываетесь на том, кто что-то понимает в этом. Ещё и недовольны вечно.

– Так много лисы забирают!

– Я установил закон. Не будете соблюдать – съем. И в соседнем лесу вас никто не защитит. У них – свой закон. И его тоже надо соблюдать.

Пошумели да разошлись. Погудел ещё лес, да всё равно пришлось иначе на мир смотреть.

Пришёл Барсук к Мартышке за своим хвостом, да с грибами и орехами.

– Ты уж прости меня, не понимаю я в этом.

Стали приходить другие звери за хвостами, да не с пустыми лапами. А тут ещё и банк проверили, нашли волчьи хвосты в ассортименте. Довольны остались волки, поблагодарили Мартышку тоже. Она повеселела, перестала болеть. Порядок воцарился в лесу.

 

 

И никакой демократии

 

Кораблик штормило в открытом море, и толку ни от кого не добиться. Все только кричат друг на друга, кто виноват да что делать. И все – от юнги до капитана – что-то скрывают. То ли брешь есть и риск перевернуться, то ли – просто беспорядок. А капитан пытается услышать, кто и что хочет, о чём говорят.

Кораблик уже чихал и трясся, как простуженный. Увидев Капитана, он пустил воду через нос, чтоб показать, что у него проблема. И тут его заметили, раздался окрик:

– Всё лишнее за борт!

Все замерли, переглядываясь и не двигаясь с места. Раздался хлопок, и по судну пронёсся огненный шар, уничтожая всё на палубе и обжигая людей.

– Что ты делаешь? Людей не видишь? – загалдели все разом.

Но на Капитана, узревшего опасность, это уже не произвело впечатления.

– Говорю один раз. Немедленно. Всё. Лишнее. За. Борт. Никаких обсуждений. Несогласных снимаю с довольствия. Все по местам! Брешь заделать. С курса сбились! Быстро!

Он уже собрался снова запустить шар, но все уже испуганно замолчали. Матросы ставили парус, Юнга убирал палубу, ремонтники латали брешь, Штурман искал карты, бурча под нос.

– Ррразговорчики! Держать курс – твоя работа.

Всем стало не до шуток – должны были дойти до водопада, оказались в открытом море, да ещё и в шторм. Главный по картам проверил – за голову схватился. Юнга, убирая, в ужас пришёл, как сильно всё запущено. Матросы недоумевали, почему по сию пору не поставили парус. А его ещё штопать! У Кока пропала часть продуктов. Старший помощник не мог заставить людей работать. Тех самых, которые сейчас суетились, ловя указания. Механики вычищали и запускали машины под рёв: «На вёсла всех посажу!»

Боцман протрезвел с перепугу. Несколько пассажиров, которые разбудили капитана, поняв, что до водопада они так не доберутся, ушли в каюты. Больше никто не спорил, под горячую руку молча делали нужное. В шторм погибнут все, не до правоты.

Дыра оказалась небольшая, паруса поставили, встали на обратный курс. Впереди шёл большой Корабль. Он увидел Кораблик там, где его быть не должно.

– Э, что вы здесь делаете? Помощь нужна? – спросили оттуда.

– Возвращаемся, сбились, шли на водопады.

– Довольно далеко ушли. Повреждение?

– Да, но мы заделали. Якорь потеряли.

– У нас есть. И поблизости – стоянка.

– Продуктов бы… – пискнул Кок за стеной.

– Обойдётесь! Меньше разговоров будет, – рявкнул Капитан.

Спорить с ним не решились. Корабль помог горючим, дал якорь и отвалил. Кораблик встал на курс. А на мостике, на ветру перемен, стоял в одиночестве Капитан, медленно и мрачно понимая, что никто не разделит с ним его ношу ответственности. Тяжела она, шапка Мономаха. Но все должны делать своё дело неукоснительно.

Они вышли к водопаду, и им открылась красота. Пассажиры были довольны, да и экипаж, немного отрезвлённый твёрдой рукой, пришёл в себя. Капитан всё стоял, наблюдая и думая, как вредно иметь иллюзии в отношении людей.

 

 

Ночные разговоры

 

Я спала и слышала разговор гадальных карт.

– Как же она не уверена в себе! Регулярно нас пытает... Вроде и рано ещё, и переживать особо не из-за чего, а всё равно на нервах, боится, злится. Как её угомонить-то?

– Люди всегда пытались узнать будущее. Боялись всего, переживали, – улыбнулся всеобщий заступник, Король Пентаклей. – Почвы под ногами нет, вот и маются.

– А она ещё и влюбилась, – заметил ласково Король Кубков. – Ох её и болтает! От отчаяния к эйфории и обратно.

– А он-то что? – полюбопытствовала Королева Кубков.

– А что он? Живёт себе спокойно, в другом городе. Ей же уже чего-то хочется решать. А рано для обоих. Ну, даже и решишь сама, потом опять будешь страдать. Вот вы, женщины, странные… – пробурчал Король Мечей.

– Импульсивна и переоценивает себя, – пожал плечами Король Жезлов. – Эмоции женские, действия мужские. Обычное дело по нынешним временам. Тянет в амазонки, тем более, её.

– Но тебе-то она родная, огненная, а остальным что прикажете делать? – посмеивался Король Кубков. – Мою стихию она игнорирует, эмоции не разбирает. Зато силы на иллюзии тратит.

– Пожалуйста, спокойнее, – вмешался Король Мечей. – С нашими парнями она ладит. Да и с дамами неплохо. Это вот некоторые-иные раскачивают маятник эмоциями, девчонке самой не справиться. Помог бы ты ей, что ли, Жезловый? По действиям и решениям неплохо движется, твоя же протеже…

– С нашей мастью всё в порядке. Отношения перестраивает – с партнёрами, подругами, заказчиками, работниками… Не всегда просто, но делает. Для нас это естественный ход вещей. Карьера и творчество движутся. Сил не хватает, но и здесь разобрались – спорт, отдых. Что скажешь, Пентаклевый?

– А что скажу… Финансы ей подогнали через Жезлы. Ошибается по нашим законам, но уже несильно, выправляется. Сомнения одолевают разве что… Меченосный, по твоей части? В замки воздушные уходит и там теряется. Жалуется на миражи, а в реальность не хочет идти, боится.

– Так дай ей провожатого. Эмоции расходились, для женщины – не страшно. Она ведь, кажется, именно по твоему ведомству и присмотрела уже себе?

– О да, выбрала, – фыркнул Король Кубков. – Опять сложного, со своим багажом. А эмоции-то разошлись.

Король Пентаклей пожал плечами.

– Кто мешает? Просила помощи – получила. Теперь из одной крайности в другую мечется. Мы – земные, не живём такими страстями. Благо, хоть на позитиве успокаивается. Так возможности и появляются.

– Нервирует её сильно нехватка финансов, – заметил Король Жезлов.

– Всем людям не хватает. Но она учится использовать имеющиеся возможности. Блоки убирает – деньги приходят.

– Не лентяйка, – заметил Король Мечей. – Порой так хочется её посадить дома, отдыхать. Болела же поэтому.

– Веру в себя укреплять. И отдыхать для здоровья надо, – поддакнул Король Жезлов.

 

За окном шумел ветер с дождём. Я думала и об услышанном, и об имеющихся заботах. Усталость накрывала, постоянное смешивание работы и отдыха давали себя знать. Времени нет совсем, а хандра не отпускает.

– Слышала? А что ты хотела? По-старому не живётся. А по-новому – как умеешь, – чей-то голос вмешался в течение моих мыслей.

– А умею я плохо.

Я знала, что помогать вышла тяжёлая артиллерия – карта Смерти. Именно она ставит вопрос ребром, выбираешь ли ты Жизнь…

– Ты категорична сверх меры. На всё нужно время. Когда ты поймёшь, что нет готовых ответов?

– Так дёргают со всех сторон.

– Ну и хорошо. Значит, живая. Покой – со мной, со Смертью. А живой всё поменять может. Если не заняты руки старьём.

– Может, мне домой пора? Намаялась…

– Экая ты хитрая… Нет уж. Давай-ка, выполняй свою миссию. Перестраивай свою систему убеждений и отношений, если трудно сохранять равновесие. Это твоя задача – создать свой мир таким, что он будет частью внешнего мира. А ты уклоняешься, вынуждаешь тебя принудительно возвращать на эту дорогу.

Птица Феникс горела в огне и возрождалась из пепла… И могла полететь куда угодно. Мир манил разнообразием.

Я проснулась. Внутри было свободно. Зазвонил телефон.

– Да! – ответила я на все возможности Вселенной разом.

 

Новости


25.03.19 

03.04.19 

24.04.19 

 


Формирование двух частей 107 выпуска (который в итоге разделился на 107 и 108 номера) завершено.
Оба номера отправлены в типографию 24.04.19 г.


Началось формирование №109
Примерная дата отправки в печать: конец мая - начало июня. Присоединяйтесь!






ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS