Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Семён Талимончук

 

Всё ещё ночь


...часы показывали 0:37.

В квартире было тихо, впрочем, как и на улице. Летом в такое время обычно эхом раздавались грустные песни, старые, всем известные задушевные шлягеры, не перестававшие быть актуальными, даже если никогда не нравились. Чуть чаще разносились из-под окон хаотичные крики пьяных людей, прежде всего молодёжи: им всё ещё необходимо выпускать излишки эмоций – куда-то в бесконечность, туда, где никому нет до этого дела…. Речка текла совсем рядом, и оттого почти всегда проносился лёгкий ветерок, бегло касаясь зелёных листочков. Но так тихо, как сейчас, никогда не было: ведь окна открыты, и всё время слышался успокаивающий шум листвы

Сейчас же была зима. И потому совсем тихо. Даже слишком тихо.

«Мёртвый город»,– пробежала мысль в его голове.

В детстве он всегда мечтал однажды проснуться в осознании, что совсем один в городе. Пустые улицы, безжизненные окна… тысячи окон, смотрящих мёртвым взглядом. И за каждым скрыта своя тайна. И так хотелось узнать каждую и понять людей, которые исчезли в одно мгновение!.. Он хотел бы лечь на кровать в чужой квартире, или ещё лучше – на пол, чтобы осматривать предметы, гадать, пытаться понять характер всех… каждого, кто здесь когда-либо был. Не хотелось ничего трогать: ни драгоценностей, ни денег, ведь в этом не было никакого смысла – та или иная банкнота тотчас превратилась бы в обыкновенную бумагу, а металл обернулся бы на мгновение чем-то красивым, а после, быть может, и вовсе утратил бы свою красоту, тем самым потеряв свою ценность.

Хотя на самом деле, оставаться совсем одному, конечно, вовсе не хотелось. Хотелось бы знать или просто надеяться, чувствовать, что где-то здесь, в этом огромном многоквартирном, но таком одиноком, как вся наша планета, доме, где-то здесь рядом, ещё не известная, но уже такая необходимая, есть ещё она, которая не исчезла в одну секунду вместе со всеми остальными жителями этого города. Она, которая осталась с ним, в том же опустевшем доме. И пусть этот дом был таким огромным. Однажды они как-то нашли бы друг друга, вместе попытались бы понять, кто кем был, и, быть может, однажды полюбили бы друг друга… «Хотя это невозможно, – тут же опомнился он. – Она меня никогда не полюбит, скорее, город умрёт…Уж лучше остаться в нём самому».

Он печально вздохнул, но уголки губ изогнулись в лёгкой улыбке, придавая лицу едва уловимую отчуждённость. Наполнил до половины стакан тёплой водой и тут же выпил за два глотка. Взглянув на белый ковёр, расстелившийся за окном, пошагал к своей кровати, невольно отметив, что без падающего снега тишина превратилась бы в бесконечность.

Сняв штаны, кофту и поймав зимнюю прохладу, он прыгнул под одеяло. Часы показывали 0:52. Немного затрясло – приятный холод перед тем, как станет спокойно и тепло.

«Что-то подобное происходит с людьми, которые умирают от болезни, от ранений, в койке или на поле боя. Только там был смертельный холод, холод, забирающий жизнь. Дальше становится спокойно, не тепло, но действительно спокойно. Многие это понимают и считают смерть избавлением, другие умирать очень боятся, боятся остаться одни, боятся неизвестности…»

Он умирал много раз, правда, это было в его мечтах. Само по себе даже звучит это очень странно – мечтать о том, чтобы умирать. Не умереть, а именно умирать: испытывать жуткую боль, бред, то озноб, то жар – все прелести, но, в конце концов, разумеется, всегда оставаться в живых. Всё это было очень красиво и чересчур наигранно.

Он вытянулся во весь рост, сложил руки на груди и снова улыбнулся. Теперь уже это была улыбка, наполненная искренним, почти детским счастьем…

Он представлял себя рыцарем. Как раз трубят рога. Он садится на коня в полном облачении. Не надевая шлема, медленно направляется к своему войску. А посреди улицы, умоляюще глядя на него, разумеется, снова стоит она. Она стоит, как всегда – безмолвно и гордо, а её печальный взгляд просит его остаться. К сожалению, он так и не смог стать её принцем, потому после маленькой остановки он просто крепче сжал поводья и ударил по крупу лошади. Потом битва. Правый фланг и центр пробиты натиском врага. Мораль войска слишком низкая, он понимает, что многие отряды вот-вот бросят оружие и начнут убегать, и он принимает решение идти в наступление своему отряду тяжёлой конницы. Полностью закутанные в пластинчатые доспехи, они сметают вражескую пехоту и пробиваются к предводителю и его охране. Там он наносит один меткий удар, но сам падает с коня, а когда поднимается, то его настигает вражеский меч, раня в бок. Но всё было предрешено, он видит наступление и теряет сознание. Тяжкие муки и почти смерть, но тут приходит она, и он идёт на поправку.

Сон кончается, бок болит, а её все нет…

«...– Подождите, завтра не забудьте прийти вовремя, у нас очень много дел,– кричала вслед его начальница, но на удивление довольно мягко и показалось даже, что она подмигнула.

– Помните, вы рассказывали историю про мальчика, что убежал из дома и оказался сам в лесу, – воскликнул один из малышей, разводя руки, – там он ещё встретил вот такого кабана!

– Что же было дальше,– закричала девочка, поджав ножки, готовая дальше слушать продолжение истории.

– Последний раз мы виделись год назад, просто посидели пару часов на улице. Я тогда тебе ещё рассказывала о своих путешествиях,– говорила она, а глаза блестели, губы её немного дрожали, а белое, нежное лицо было гладкое, как шёлк. Она взяла его за руку и тихо прошептала: – Я не просто рада тебя видеть, я скучала по тебе…»

 

В комнате всё так же было темно и тихо. Часы показывали 2.04. Он немного вспотел. Высунул из-под одеяла одну ногу и руки.

«Всё ещё ночь, а вроде бы столько много времени прошло…»

Ему часто снились моменты, которые были, или будут, а также те, которым никогда не произойти. Он помнил их всего несколько минут, потом забывал и начинал думать о чём-то другом. Или сразу засыпал, переворачиваясь на бок или живот.

Он потёр рукой стену, возле которой спал. Она была очень холодной, и ему сразу вспомнился сон, который приснился однажды летом.

...Он встретил её по пути в магазин, недалеко от дома. На самом деле, время от времени так случалось, но сейчас что-то было иначе. На этот раз она как будто ждала его… Рядом лежала гиена, вывалив язык от жары, и, прищурившись, смотрела на них. Откуда здесь взялась гиена, было непонятно, но это же сон, а значит, зачем-то надо. В любом случае, никто больше не обращал внимания на эту гиену.

Она уже рассказывала о своих проблемах и, в конце концов, попросила разрешить ей переночевать у него пару дней. Он помнил своё удивление, даже дыхание перехватило, в голове, перебивая друг друга, бешено заскакали панические мысли... Как там в квартире? Хоть убрано? Всё ли на месте? Нет ли там чего-то лишнего?.. Внешне же ему удалось сохранить спокойное выражение лица, он просто кивнул, и они пошли. Потом сидели в комнате и просто болтали. Он так хотел её коснуться, взять за руку, так хотел обнять, посидеть, обнимая её, и, быть может, даже поцеловать…

Что было дальше, он не помнил. В любом случае, это был только сон. Хотя довольно странно, что он приснился, ведь он думал о ней только после их встреч. Виделись они иногда, случайно, да и у него уже давно были отношения с другими, а все мысли о ней ушли куда-то в глубину, или он просто туда их затолкал…

 

Часы показывали 3:50.

Вероятно, он просто отключился, когда вспоминал тот сон. Сейчас же наоборот стало как-то холодно. Он спрятал ногу и руки обратно под одеяло и начал тихонько ими подёргивать.

«Всё ещё ночь, – думал он, – ещё далеко до утра…»

Во рту пересохло, но он ещё не согрелся, потому так и остался лежать. Не хотелось даже думать и размышлять, хотелось, чтобы поскорее настало утро, просто для того, чтобы начать что-то делать или убежать от мыслей, которые так сильно давили, особенно в такую тихую ночь. Он перевернулся и окунулся в пустоту, но и она не давала уснуть. Что-то давило, теперь стало совсем неуютно, не по себе. Так продолжалось довольно долго, пока он не смирился с тем, что уже не удастся заснуть. И тут он решил подумать о ней не из прошлого, а сейчас, ведь он совсем перестал это делать, в этом просто не было смысла. Надежды нет, лучше забыть, запрятать всё в самую глубину своей души, как иногда прячут в шкафах женщины самые красивые и дорогие платья, купленные однажды, потому что они очень красивые, но носить их либо так и не представилось случая, либо уже не позволяют собственные внешние данные. Зачастую, спустя годы, женщины достают такие платья из дальних антресолей, чтобы время от времени полюбоваться их красотой и с горечью вспомнить об утраченной молодости. После они всегда вытирают скупые зрелые слёзы и стыдливо запрятывают свои светлые воспоминания ещё дальше и глубже, чтобы однажды снова ненадолго к ним вернуться. Однажды. Но не сейчас. Пусть лучше сердце бьётся ровно и медленно. Лучше пусть будет что-то, чем ничего…

 

Часы показывали 5:09.

Он думал, что не спал, но всё-таки придремал, совсем ненадолго. Сейчас стало совсем невыносимо, хотелось уже вскочить, просто выбежать на улицу проветриться, вдохнуть свежего зимнего воздуха.

«Всё ещё ночь, всё ещё ночь…» – пульсировало у него в голове.

Хотя 5 часов называли уже утром, так было летом, сейчас же зима, солнце даже не думало вставать. Он схватился за волосы и скривился. Кто-то рядом шелохнулся и устало вздохнул. «Разбудил», – мгновенно пролетело в голове, он быстро повернулся и обнял её очень осторожно. Ладонью очень нежно поглаживал, и так было до тех пор, пока он не понял, что это была не та, которой он посвятил всю эту ночь. Возле него лежала жена. Он её даже любил. Но это была не она… Он развернулся и лёг снова на спину.

«Так жить нельзя, нельзя всё время обманывать себя, а тем более – других людей».

Но в то же мгновение в голову полезли совсем другие мысли. а есть ли в этом смысл?.. Стоит ли бросать всё, если они никогда, никогда не будут вместе? Хотя на самом деле он никогда не пробовал ничего сделать, не ухаживал за ней, не встречал её возле подъезда, он даже ни разу не говорил ей о своих чувствах. Он не рвался её обнять или поцеловать при встрече, как делали это многие сейчас. Он просто пожимал ей руку, нежно, аккуратно и совсем не долго, чтобы не успеть почувствовать её тепло, он вёл себя просто, как знакомый, который иногда был рад её увидеть. Просто, и с какой-то едва уловимой отчуждённостью, которая появлялась в его улыбке каждый раз, когда он мечтал, видел сны или просто думал о том, что с детства доставляло ему радость, о том, что он мог бы совершить, но так и не совершил, потому что никогда не пробовал ничего сделать. С такой же лёгкой отчуждённостью, с какой он мечтал, он относился ко всему вокруг, и так он жил.

Он закрыл глаза, улыбнулся. Совсем скоро будет шесть утра, и он крепко заснёт. Так было всегда…

Новости


16.10.17 

23.10.17 

27.10.17 

09.12.17 

 


Завершено формирование № 95. О дате отправки в печать будет сообщено дополнительно.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS