Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Татьяна Куринная Белинская

 

Молитва

 

Господь, молю Тебя, услышь,

Слова, идущие от сердца,

Ты – наш Спаситель, наш Отец,

Молитва людям – к счастью дверца.

Благослови на светлые дела,

На созидание, на верность и на дружбу!

Дай радости, здоровья и добра,

Тепла семье, прозренья равнодушным!

Открой глаза не видящим беды

От гнева, зла, тщедушия и лени!

Дай разума творящим чудеса,

Что не позволят мир поставить на колени!

Позволь талантам процветать,

Даря красот великих нежность!

Спаси детей и стариков,

Чтоб не коснулась их беспечность!

Даруй прозрение слепцам,

Что истины в упор не видят.

Спаси от корысти того,

Кто род не чтит и ненавидит.

Дай сил и веры тем, кто слаб,

Их поддержи великодушно.

Дай мудрости тем, кто богат,

Чтоб помогали, когда нужно!

Благослови всех на любовь,

Что путь и ночью освещает!

Пусть не прольётся больше кровь,

И слёз пусть матери не знают!

 

 

Моменты Торжества и Торжество Момента

 

Посвящается мужу

 

Когда жених с невестой восторгают,

Кричат им: «Горько!» – веруя в любовь.

Моменты торжества всех окрыляют,

Витает в воздухе семьи рожденья новь!

Желают им и радости, и мира,

Чтоб пониманье было, и успех,

Чтобы забота вмиг не утомила,

И жизнь воспринимали без огрех!

Проходят лета... Годы пролетают,

Как клин осенний стаи журавлей.

Для милой муж сонеты сочиняет,

Она под музыку их делает живей...

И тут уж – торжество момента,

Что расцвело, как яблоневый сад!

И есть в саду том, где в жару укрыться,

И угостить гостей, которым рад!

И не нужны ни тосты, ни восторги,

Сама судьба им дарит фейерверк

Из доброты, терпения и страсти,

Потребности быть рядом целый век!

Моменты торжества, что сердце помнит,

Не унесёт река, не тронет лёд:

Они взрастят в нём торжество момента,

Что слаще и милей, чем майский мёд!

 

 

Зимняя сказка

 

Кто лепестками выложил: «Тебе»,–

На первом снежном покрывале,

Забыв о вьюге и пурге,

Прервав сонет зимы в начале?

 

Зима смутилась: до весны

Она – хозяйка ведь по праву,

Не расцветут пока сады,

Снежинки нынче лишь по нраву!

 

Её ледок хорош собой,

Переливается игриво,

Мороз румянит и бодрит,

Себя ценить велит учтиво.

 

Что до цветов, то иней стал

Букетам – лучшее подспорье,

На солнце искрами горит,

И на низинах, и в предгорье.

 

Но чувства ведь не испугать!

Снежинки ласково кружили,

И кружевной узор вокруг

Цветочных лепестков сложили.

 

Спустился иней к лепесткам,

И поцелуем своим нежным

Он подарил им ободок,

Сиянье сделав безмятежным.

 

Так перед нежной красотой,

Зовущей видом своим в сказку,

Зима любви благоволит,

Даря восторг, заботу, ласку.

 

 

Источник

 

По пыльной широкой дороге

Брёл путник понурый и хмурый,

Он молод был, крепок и складен,

Но не было блеска в глазах.

Едва волоча свои ноги,

Под нос он бурчал, что усталость

Пронзила насквозь его силы,

И боль лишь стонала в словах.

Навстречу ему повстречался

Шагающий лёгкой походкой

Старик, сединой убелённый,

И с тихой улыбкой в устах,

Спокойный, уверенный, стройный,

Казалось, совсем благодушный,

Энергией свет заряжая,

Купался он, будто в мечтах.

– Неужто ты знаешь источник,

Что силы даёт и здоровье? –

Не смог удержаться наш путник,

Вопрос он задал старику.

– Ты мне ведь и в деды годишься,

А сможешь свернуть, вижу, горы,

Воды рад бы той я напиться,

Не всё же тебе одному!

Послушал старик и ответил,

Тепло и добро излучая:

– Источник известен, не скрою,

И волю даёт, и задор,

Способен помочь он больному,

Когда ему надо лечиться,

Он радость несёт, дарит счастье,

Судьбы создавая узор!

Источник – мечты наши, цели,

Любовь, что стареть не позволит,

Забота, желания, планы,

Что вдаль позовут, не страшась,

У каждого свой есть источник,

Его береги сокровенно,

Тогда не иссякнет вода в нём,

И выручит в жизни не раз!

 

Поможет ли мудрость людская

Тому, кто чудес ожидая,

Смысл жизни своей не приметил,

Покажут лишь жизнь и года.

Не будем, вперёд забегая,

Давать всем ответам оценку,

Ведь каждый свой путь выбирает,

На день или год – навсегда…

 

 

Не ищите себя – создавайте себя!

 

Не ищите себя – создавайте себя!

Кто сказал, что себя вы «найдёте»?

Кто же даст вам совет – точный будто ответ:

Что вас ждёт, и куда вы идёте?

 

Волшебство создаётся душой и мечтой,

Сердцем, разумом, верой, уменьем!

Не ищите чудес, открывайте ларец

Идей, навыков, планов, с терпеньем!

 

Полюбите себя! Восхититесь собой!

Вдохновение – жизни отрада.

Красотой озарит вас творения миг,

Счастья лик – всем достойным награда.

 

 

Подарок

 

Как трепетно подарок выбираем

Тем, кто нам дорог и любим!

Частицы нежности, будто алмазов россыпь,

В него вдохнуть мы искренно спешим.

Подарки – волшебства творенье,

Эмоций, чувств, желаний и страстей.

Они повсюду пробуждают радость,

Что может быть ещё важней!

Рождать восторг, улыбки, восхищенье

Стремимся, позабыв о том,

Что нет дороже ничего общения,

Мгновений, проведённых в нём.

Наш взгляд, рассказ, объятие, улыбку,

Нельзя сравнить ни с чем – в них жизнь, тепло!

От поцелуя, от рукопожатия,

И в полночь может быть, как днём, светло.

Дарите своё время тем, кто рядом,

Кто интересен, с кем вам хорошо,

Кто разделяет ваши беды, взгляды,

Кто завтра с вами будет заодно,

Кто делает ваш день счастливым,

С кем можно просто тихо помолчать,

Украдкой кто вас приласкает,

Кто удивит и сможет восхищать,

С кем вам ребёнком быть совсем не страшно,

Легко с кем можно весело шутить,

Кто бережёт вас, кто вас понимает,

С кем хочется вам рядом быть.

И станьте щедры на общенье,

Цените, дарит что судьба,

Сердечности, любви мгновенья,

Возносят всех на небеса!

 

 

Случайной встречи не бывает

 

Случайной встречи не бывает,

За каждой встречей – человек,

Где свой характер и надежда,

Секрет, что не раскрыть вовек,

А может, едкая горчинка,

Что преподнесена судьбой,

Иль не растопленная льдинка,

Готовая уйти с весной.

И может быть, что эта встреча

Нарушит весь уклад и план,

Вдруг озарение свершится

Или откроется обман,

Вмиг станут горизонты шире,

Придёт желание творить,

А может быть, захочешь маму

Теплом и лаской одарить...

Возможно, новое знакомство

Заставит мысли отрезвить

И посмотреть, кто с тобой рядом,

И как планируешь ты жить.

Бывают встречи – расставания,

Что уготовлены судьбой,

Случайной встречи не бывает,

Пред каждой шире дверь открой!

Пусть встречи учат сердце биться,

Летать, дерзать, страдать, искать,

Быть может, к берегу прибиться,

Или с начала всё начать...

Но главное – навек запомнить:

За каждой встречей – человек,

Будь благодарен за науку,

Подаренную им навек!

 

 

Диалог о женщине

 

– Что нужно женщине?

– Забота!

В заботе – нежность и тепло...

– Чтоб не замёрзли милой руки?

– Чтоб не обидел вдруг никто!

Чтоб она знала, что любима,

Что её ценят, дорожат...

– Чтобы она была счастливой,

Ей комплименты говорят?

– Да, говорят не только губы,

Вторят им жест, поступок, взгляд,

Ведь будет женщина красива,

Когда глаза огнём горят,

Когда её на пьедестале,

Что создадут своим трудом,

Возвысят до небес словами,

А иногда – не надо слов!

– Боюсь, земная та богиня,

Не станет всё это ценить,

Привычка чувствами играет,

И разум можно так затмить!

– Коль так считаешь, то пока что

Ты Женщину – не повстречал,

Коль веришь ты в свою удачу,

Ищи надёжный свой причал!

 

 

Люди так похожи на цветы

 

У каждого цветка свой аромат,

Свои изгибы стебля, свой избранник,

Кому-то милы розы и герань,

Ромашку предпочтёт в дороге странник.

Как не похожи ландыш и пион,

Гортензия, фиалка, хризантема!

Талантом воспевают их творцы,

Великолепие красот – поэтов тема!

Открыть секрет, чем манят они взор –

Пустая и напрасная затея,

В любом восторге зреет свой резон,

И чувств борьба, и разума идея.

А люди так похожи на цветы!

У каждого – характер свой и нравы,

Один буквально светится во тьме,

Другой вброд не пойдёт,

                                  ждёт переправы.

Но каждый в мир пришёл, чтоб восхищать,

Любить других и быть самим любимым,

Построить дом, гостей в нём принимать,

Быть дорогим, родному сердцу милым.

Растите сад в душе своей всю жизнь!

Нет некрасивых или бесталанных!

У каждого приходит в жизни час,

Когда становится он равным среди равных.

Не сомневайтесь в прелести своей!

Дерзайте, ввысь тянитесь, к небу!

Цените уникальности портрет,

И верьте в счастья торжество, любовь, победу!

 

 

Лишь бы...

 

Лишь бы иметь,

Лишь бы владеть,

Лишь бы бывать,

Лишь бы увидеть,

Лишь бы держать,

Лишь бы узнать,

Лишь бы не знать,

Лишь бы обидеть,

Лишь бы догнать,

Лишь бы сказать,

Лишь бы не сам,

Лишь бы – «как люди»,

Лишь бы дружить,

Лишь бы пожить,

Лишь бы, а то –

Не поймут и осудят!

Лишь бы – как все,

Чтобы всё, как у всех,

Лишь бы никто

Не смотрел косо-грозно,

Лишь бы прожить,

Лишь бы тихо поныть,

Чтоб не подумать

О чём-то серьёзно...

Так порой дни пролетают, года,

Сердце стучит,

Лишь бы жизнь продолжалась,

«Лишь бы» – ведь путь это

В «мир никуда»,

Где для души

Ничего не осталось!

 

 

Истина житейская

 

Порою хочется нам в сказку,

Где чудеса, где волшебство,

Желанья предаём огласке,

Нам верить в лучшее дано!

Но часто главный наш волшебник,

Поблизости, рукой подать,

Любя нас в фею превращает,

Отличий и не распознать.

Волшебник – тот, кто кофе сварит,

Поможет и поговорит,

Кто нас в печали не оставит,

И радость вдруг не омрачит.

Кто приласкает и поддержит,

Кто принесёт охапку роз

Без всякой видимой причины,

И в зной, и в дождик, и в мороз...

Всё это будто мелочь быта,

Но в мелочах – смысл не простой:

Не тот герой, что с лоском, с шиком,

А тот герой, кто свой, родной!

 

 

Души красота

 

Любимому важнее всех подарков

Забота, искренность и мыслей чистота.

Когда лишь блага ценятся – досадно,

Знать, не души манила красота...

 

 

Речи медовые

 

В медовой речи – сахара избыток,

Беречь здоровье надо, как и честь,

Души порывы, а порой – молчание

Важнее и полезнее, чем лесть.

 

 

Предательство

 

Коль на предательство способен,

Нет ценности уж в нём.

Не сможет, даже если хочет,

Шакал стать соловьём.

 

 

Когда приходит в гости зависть

 

Когда приходит в гости зависть,

Не торопись ей дверь открыть,

С её приходом о покое

Навек придётся позабыть.

 

 

О гордыне

 

Гордыню кто смирить не хочет,

Пусть и достиг чего-то вдруг,

На дерево взобраться сможет,

Ну, а взлететь – уж недосуг!

 

 

Любовь к себе

 

Кто сам себя любить не хочет,

Не вызывает чувств в ответ,

Не восхищались бы и солнцем,

Забывшим дать тепло и свет.

 

 

Судьбы художник

 

Обида в сердце, словно в сливе червь,

Воспоминаний груз – плохой помощник,

Полезный опыт сбереги, лелей,

И стань своей судьбы художник.

 

 

Репутация

 

Кто репутацию чтит, как зеницу ока,

Не станет честью торговать за рай земной,

Другой – за горсть монет предаст и мать, и Бога,

Но так и будет странствовать с душой босой...

 

 

Жестокость в слове

 

Жестокость в слове больно ранит,

Готовя жить в глухой тоске,

Но кто же знает, как расставит

Нас жизнь на шахматной доске?

 

 

О чувствах говорить не бойся

 

О чувствах говорить не бойся,

Когда чиста душа твоя,

Пусть слово скрасит дни и ночи,

Бросая в вечность якоря!

 

 

Дунайские волны

 

Светлой памяти Сусенко Николая Григорьевича посвящается

 

Жила-была девочка. Девочка как девочка. Ничего необычного. Таких много. А вот на одиннадцатом году жизни ей пришлось вмиг повзрослеть – ребятишки, попадающие на больничную койку, взрослеют куда быстрее своих сверстников. Она понимала, что недуг серьёзный. Как уж не понять, если приглашённая на консультацию эффектная женщина-профессор – в белоснежном накрахмаленном халате и туфлях необычайной красоты (на высоких каблуках!) – не успев выйти из палаты, обронила: «Ну, тут всё ясно. Вопрос во времени. Чудес не бывает…» Возможно, полагая, что девочка не услышит её слов, иначе как можно объяснить такую бестактность?

Но девочка всё услышала.

Через некоторое время к ней в палату зашёл лечащий врач.

– Ну, как наши дела, дитя Дуная?

Девочка удивлённо посмотрела на доктора. Нет, она, конечно же, знала, что есть такая река – Дунай, но какое она может иметь отношение к этой реке? И родители её на Дунае никогда не были, и папу Дунаем не зовут…

– Я не дитя Дуная, – ответила девочка и замолчала. Разговаривать не было ни сил, ни желания.

– Ну, не хочешь разговаривать и не надо. А чего хочешь? – не сдавался доктор.

– Туфли на высоких каблуках, петь и танцевать.

– Тааак, уже хорошо. А то ведь встаёшь и качает тебя. Как же тут на высоких каблуках удержишься! Качает и бросает лодку на речке, если некому грести. А ну-ка дай ещё разок сегодня погляжу тебя, – и откинул одеяло. – Знаешь, а ты, может, и будешь танцевать, гляди-ка ножки стройненькие, сама ладненькая. Начнём с моих любых «Дунайских волн».

– Каких таких «Дунайских волн»? – подняла на него глаза девочка.

– Ну, вот я напеваю тихонечко, слышала наверняка? Я, конечно же, не Утёсов, но сейчас для тебя попробую.

И доктор тихонечко запел.

– Знаешь, – продолжал он, – мне когда трудно, я пою. Когда на душе хорошо – я пою. Когда надо подумать – тоже пою. Только вслух не всегда получается, иногда и про себя приходится – но пою! И тебе советую. Это моё назначение тебе на сегодня. ПОЙ! Только про себя, договорились?

– Договорились. А как же «Дунайские волны»?

– Терпение, терпение, мой друг, и доверие. Но только обещай мне: когда станешь взрослой, обязательно чтоб на высоких каблуках, в шикарном зале, самая красивая – вальс «Дунайские волны» вспомнишь. А сегодня я попрошу принести из моего кабинета проигрыватель, и пластиночку поставят тебе, а то вопросы задаёшь: «Какие такие "Дунайские волны"?» – непорядок.

Доктор вышел из палаты.

Как уже стало привычным за время нахождения в больнице, принесли штатив, опять поставили капельницу.

Недовольная медсестра вошла в палату с проигрывателем в руках и, что-то бурча себе под нос, стала искать электрическую розетку. А затем, исчезнув на некоторое время, появилась с пластинкой в руках. Ещё мгновение – и тихонько зазвучала музыка.

Девочка лежала, прикрыв глаза. Она представляла себя танцующей в большом светлом зале в туфлях на высоких каблуках! Она мысленно кружилась в ритме вальса. Она была такая красивая! Она была такая счастливая!

Впервые за долгое время девочка забыла о том, что приходится сражаться с недугом, она погрузилась в сказочный мир музыки, она придумывала фасоны платьев, в которых она будет танцевать, причёски, какие она будет делать, ну, а туфли, конечно же, туфли должны быть, как у Золушки, не иначе!

– Смотрите, смотрите, она улыбается! – буквально вскрикнула медсестра.

Через пару минут над девочкой склонились какие-то лица в белых шапочках.

– Ты как? – услышала она.

– Я буду танцевать, и туфли у меня на высоких каблуках. Я буду самая красивая в зале, я поправлюсь, вот увидите, – прошептала девочка, погружаясь в сон.

Проснувшись, девочка тихонько, про себя, напевала. Ей не было страшно. Она не одна лежала на больничной койке. Рядом были песни и её мечта!

Волею Всевышнего, трудами и заботами замечательного Врача с большой буквы, не отмеченного ни почётными званиями, ни учёными степенями, девочка медленно, но верно пошла на поправку.

С тех пор прошло немало времени.

Девочка выросла, у неё родилась в своё время своя девочка, у её девочки уже подрастает дочь. Надо заметить, все они влюблены в танцы, и каждая из них, в той или иной степени, танцами занимались.

Обещание, данное доктору, девочка сдержала. С гордо поднятой головой, в шикарном зале, ловящая на себе самые разные взгляды: от восторженных до завистливых, она не раз и не два танцевала, мысленно благодаря своего спасителя, вдохновителя, лечащего врача.

И частенько, украдкой прикрывая глаза, наша девочка вспоминает вальс «Дунайские волны» и тот свой бал, нарисованный ею же самой в своём воображении, лёжа в больнице под капельницей, и человека, который подарил ей МЕЧТУ, а вместе с ней – ЖИЗНЬ.

 

P.S.

Науке известно, как важно для больного не падать духом, верить в свои силы, верить в профессионализм лечащих его. Но ни одна научная статья не заменит человеческого общения, человеческого тепла, вовремя сказанного слова. Подумайте, Солнце ведь не жалеет своих лучей, чтобы согреть всех нас. Давайте же и мы не будем жалеть своего тепла, поможем верить в себя тем, кто рядом, и не постесняемся спеть им песни, даже если профессионально их не исполняем.

 

 

Щёголь Конфликт

(Сказка для взрослых)

 

Шагал по дороге щёголь Конфликт. Он был доволен собой, казался себе элегантным и подтянутым.

«А что, мне действительно грех собой не гордиться, – размышлял он. – Мне подвластны настроения, а подчас и судьбы».

Ему совсем не хотелось, даже в собственных мыслях, делиться своими достижениями и успехами с подругой Завистью, однако признавать её заслуги частенько приходилось.

«Вот ведь свела судьба – и идёшь по жизни рядом с этой зелёной и тощей. А что поделать, любой союз держится на общности желаний и свершений. Вот и сейчас приду, а она будет приписывать себе все победы и регалии, да выспрашивать, что я ей подарю в очередной раз. Уххх, всего ведь мало, мало, мало! Да и размерчик – не забалуешь, уж усохла вся, во что не ряди…» – тоскливо подумал Конфликт.

Чего греха таить, частенько его взгляд задерживался на Идее – строгой, гордой и уверенной в себе. Вот ведь, действительно, и осанка, и фигура, и речь! Чувствовалось, что выросла она в дружной семье. Её мать Воля и отец Разум души не чаяли в своей дочери. Впрочем, у них для этого были все основания.

Тут мысли Конфликта прервали внезапно нахлынувшие воспоминания: увещевания сестры – Обиды, буйство её мужа Гнева, громогласно утверждающего, мол, мы старше тебя, и мы точно знаем: только Зависть поможет тебе всегда оставаться неприступным и могущественным. Да, перспектива быть могущественным льстила самолюбию Конфликта. Он улыбнулся таким мыслям и ещё быстрее зашагал по дороге.

Внезапно из-за поворота выскочил сверкающий новизной и шиком автомобиль, тут же обдав с головы до пят фонтаном воды из лужи. Не успев опомниться, Конфликт, пытавшийся стряхнуть с себя капли, услышал истошный вопль прямо над головой:

– Вау, а мы только о тебе сейчас вспоминали! Падай к нам, укатим хоть куда! – визжала Глупость, чуть не вываливаясь из открывшейся двери машины.

Её приятель Тщеславие, сидевший за рулём, согласно кивнул, откинувшись на сидении и потягивая дорогую сигару, одновременно периодически подёргиваясь в такт доносившемуся из динамиков року.

– Ну, вы, как всегда, словно из-под земли, куда не пойдёшь, всюду достанете, – пробубнил Конфликт и подошёл к машине поближе.

– Слушай, подруга-то твоя Завистюха вовсе ревностью изошла, – продолжала тараторить Глупость, тут же стараясь помочь Конфликту привести в порядок костюм, похлопывая его то сзади, то спереди, не обращая внимания на попытки приятеля увернуться от «заботливых» рук.

– Уж сколько раз ей я говорила – не конкурентка тебе Идея, слышь, ведь права я, ну не припомню ни разу, чтобы с Идейкой мы потусили, погудели, «поторчали» от души, она не нашего поля ягодка, верно говорю? – не закрывался рот у Глупости.

Тщеславие в такт музыке продолжал подёргиваться и мотать головой. Было неясно – согласен ли он с тем, что говорит Глупость, или просто медитирует, сидя у баранки.

Конфликт словил себя на мысли, что Глупость своей болтовнёй опять вернула его к воспоминанию об Идее. Желания продолжать разговор у него не было, он, с важным видом подняв голову, произнёс:

– Дел нынче невпроворот, так что езжайте без меня, надо кое-что обдумать не спеша, пойду пройдусь.

Машина, как волчок, подпрыгнув, дёрнулась с места и, ещё раз обдав фонтаном брызг из лужи, рванула вперёд. Конфликт, про себя выругавшись, принялся опять пытаться привести себя в порядок.

Ему всё больше хотелось разобраться в собственных чувствах и, в конечном счёте, в самом себе. Ощущение душевного дискомфорта мешало вернуть себе доброе расположение духа. И вот не верь в чудеса и в совпадения! Навстречу неторопливо шла Идея.

В Конфликте наперебой заговорили два желания: остановиться и заговорить с ней или же свернуть в сторону, дабы избежать встречи.

Первое желание взяло верх.

– Привет, Идея! – нарочито небрежно бросил Конфликт, закипая от ненависти к самому к себе оттого, что чувствовал, как зарделись алым кумачом его щёки.

– Привет, – ответила Идея и остановилась. – Кажется, целую вечность тебя не видела, хотя встречались совсем недавно, верно?

– Да, верно оно-то верно, я-то весь в делах, проблемах, заботах. Что хорошего? Заботы одолели, каждый день кому-то что-то надо, кто-то чем-то недоволен. Подчас и в гору глянуть некогда, дни и ночи – что мгновения, пролетают – не угнаться, – скороговоркой ответил Конфликт.

Недовольство самим собой переполняо его: он чувствовал, что ему хочется продолжить разговор с Идеей, и тут же негодовал, поскольку ощущал в ней силу, которая ему была неподвластна.

– Хочешь, я отвлеку тебя от забот сиюминутных и расскажу притчу, которую слышала когда-то, – спросила Идея и, почувствовав определённое замешательство Конфликта, не дожидаясь ответа, продолжила: – Итак, притча, не мной придуманная, людьми рассказанная.

Пришла как-то дочь навестить отца. Отец сразу почувствовал, что тяжело у неё на душе и спросил:

– Чем опечалена ты, родная?

– Вот ведь не хотела тебя огорчать, да разве от сердца твоего что скроешь? Одолели уж вовсе меня заботы, забыла, когда радовалась солнышку восходящему, порой кажется, что и сил не осталось справляться со всему моими делами и обязанностями…

Обнял отец свою доченьку, согрел теплом человека близкого, любящего и родного – и ушла боль-тревога из глаз дочкиных, потому как нет лекарства лучшего, чем тепло родного человека.

– Посиди у меня чуток, дочка, давненько мы с тобой уж беседовали. А помнишь, в детстве, на все вопросы мы ответы находили в предметах, что вокруг, и деяниях наших. Может, и сейчас давай попробуем?

Улыбнулась дочь, словно в детство вернулась своё.

– Конечно, попробуем, – ответила она.

Взял отец морковь, в огороде вырванную, яйцо куриное и зёрна кофейные, разложил их по отдельности в три одинаковые кастрюли и поставил на огонь. А через некоторое время спросил:

– Посмотри, доченька, что с морковью, яйцом и зёрнами кофейными там происходит?

– Да ничего необычного, отец. Морковь и яйцо сварились, зёрна кофейные растворились… – ответила дочь, снимая кастрюли с огня.

– Верно говоришь, да я не это хотел тебе показать. Смотри, как изменились они, попав на огонь: твёрдая морковь стала мягкой, хрупкое яйцо – твёрдым, а зёрна кофейные и сами изменились, растворившись в воде, и воду изменили по виду и составу её.

Вот так и люди – внешне крепкие и выносливые, попав в сложные для себя обстоятельства, от своей крепости могут оставить только воспоминания, а нежные и хрупкие неожиданно для всех смогут окрепнуть.

Но самое замечательное превращение происходит с теми, кто, очутившись в несвойственной для себя среде и необычных условиях, не только меняются сами, а и саму ситуацию изменяют, делают её приятной и комфортной, а окружающий мир более прекрасным.

Тысячи и тысячи людей наслаждаются кофейным напитком, его ароматом и живительной силой, а ведь рождением своим он обязан кофейным зёрнам, попавшим в воду на огне. Вот так и человек способен в трудах своих создавать нечто новое, замечательное, нужное тысячам и тысячам людей разных стран и народностей, то, что будет полезно всем живущим на земле. Это могут быть воспитанные человеком достойные дети, это могут быть научные изобретения, это может быть тенистый сад и многое-многое другое, что сделает жизнь ещё прекраснее... Надо жить! Жить и не поддаваться унынию и дурному настроению!

– Вот такая притча, – закончила свой рассказ Идея. – Не нами придуманная, обстоятельствами выстраданная. Так что не кручинься, поразмысль, а там, глядишь – эмоции и мысли постараются занять свои места.

Конфликт не отрываясь смотрел на Идею и чувствовал, что готов её слушать ещё и ещё, но та, приветливо улыбнувшись, игриво помахала рукой и зашагала, нет, не зашагала, а, как показалось Конфликту, поплыла над тротуаром.

Конфликт продолжил свой путь, напевая, сам того не замечая, себе под нос слова из песни, услышанной с утра по радио: «В конечном счёте будет прав тот, кто зажёг огонь добра…» – как вдруг остановился и про себя ещё раз повторил слова из песни. Они прозвучали для него совсем не так, как утром, а как-то по-новому.

Ему вдруг захотелось взбежать на гору и с высоты обрыва глянуть вокруг. «Что за чушь», – резко одёрнул он самого себя.

А в голову тут же пришла новая мысль: «Вот стать бы птицей хоть на миг, подняться высоко-высоко и посмотреть с высоты птичьего полёта на мир!»

«Бред какой-то», – тут же ответил он сам себе.

Конфликт встряхнул головой, словно пытался избавиться от какого-то непонятно ему пока что ощущения. Нет, он не перестал быть самим собой, но чувство гордости своим знакомством и общением с Идеей переполняло его.

Кто знает, ростком чего станет эта гордость? Во многом это зависит от самого Конфликта и тех, кто его окружает.

Новости


19.03.21 

09.04.21 

23.04.21 

20.05.21 

10.06.21 

 


Идёт формирование № 131. Примерная дата отправки в печать - середина июля.


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS