Три желания

trigelanija.webstolica.ru

Варда КОРБАШ


Цирк-шапито, или Новый год с собакой

 

В цирке он был новенький. Коллектив знал плохо. Взяли его на место старого артиста, который ушёл по состоянию здоровья. После сорока лет нелегко каждый день выходить на манеж и показывать борьбу в таком азарте, как этого требовала публика. В рабочие дни выступления бывали только по вечерам, а вот по выходным приходилось пахать по полной. Потому молодые борцы классического стиля сильно приветствовались в цирке.

Цирк-шапито был московский, но гастролировал исключительно по Уралу и Средней Азии. В шестидесятые годы борьба в цирке была всё ещё на пике популярности, особенно в Азии. Молодому артисту дали сценическое имя «Рустам». На какие только хитрости не шли руководители цирка, чтобы собрать полный зал зрителей. Рустам для этого подходил, и даже очень. Красивый, стройный, с чёрными волосами и зелёными глазами. При объявлении его часто представляли потомком какого-то хана или шаха, исходя из местности, где выступали, а народ приходил в восторг, проглатывая утку, разносил молву по всей республике. После цирка молодые азиатки, да и не только они, не давали ему прохода, облепив, как назойливые мухи, служебный выход шапито. Но он хорошо запомнил урок, преподанный ему старыми циркачами. «Запомни, ты – Артист, а они толпа». Поэтому в таких ситуациях он старался незаметно выскользнуть из цирка и уйти домой, где его уже ждала тётя Шура с вкусным ужином.

В советское время с гостиницами всегда была проблема. Администрация цирка для артистов снимала комнаты в частном секторе. Рустаму больше нравились частные секторы, чем гостиницы, и поэтому он с удовольствием останавливался у какой-нибудь бабули. Тётя Шура была одинокой женщиной. Муж её погиб на фронте, детей не было, а замуж она больше не вышла. Единственной надеждой был племянник, сын сестры. Военный, лейтенант, служивший в Германии. Рустам сразу полюбился тёте Шуре, она относилась к нему по-матерински, он был скромный, воспитанный, уважал старших, чем и вызывал к себе симпатию.

Приближался новый 1970 год. Начались зимние школьные каникулы, в цирке работы прибавилось. Вместо трёх-четырёх выступлений приходилось давать по шесть или семь, а временами даже больше. 31 декабря, последний день шапито в Ташкенте, не был исключением. Завтра уже новый месяц, а значит другой город и другие зрители.

Артисты решили новый год встретить в цирке. Рустаму не хотелось оставаться, но и отделяться от коллектива тоже считал неудобным. Столы накрыли прямо на манеже. Это была его первая вечеринка с артистами, где собрались все: жонглёры, клоуны, акробаты, фокусники, воздушные гимнасты. Столы ломились от изобилия. Основная масса артистов, не дождавшись Нового года, сильно напилась. Рустам был единственный, кто не пил, в результате Новый год ему было встречать не с кем. Вспомнив, что накануне тётя Шура предложила ему встретить праздник дома, он посмотрел на часы и решил пойти домой. Автобусы ездили плохо, до полночи оставалось совсем чуть-чуть, Рустам не стал дожидаться транспорта и решил пробежаться пешком. Бегал он хорошо, не зря ведь занимался профессиональным спортом.

Калитка была закрыта на большой амбарный замок, но для молодого спортсмена нечего не стоило перепрыгнуть. Дверь в доме также была закрыта. Тёти Шуры не было, видимо, пошла к кому-то в гости. Только Тузик бегал вокруг него и пискляво гавкал, то ли радовался, то ли защищал свой дом. Несмотря на тёплые ташкентские зимы, ночью было прохладно. Рустам укутался в свой плащ. Немного поразмыслив, вспомнил, что даже и не поел толком. Он залез в погреб во дворе, где они с тётей Шурой держали скоропортящиеся продукты, и, найдя там лишь полбатона докторской колбасы и бутылку кефира, присел на ступени лестницы. Тузик тут же пристроился рядом, почуяв вкусный запах. Рустам вынул карманный ножик и, отрезав достаточно большой кусочек колбасы, бросил собаке. Тузик радостно гавкнул и, проглотив кусок, уставился на него в ожидании следующей порции. Кусочек Тузику, кусочек себе, запивая кефиром, так и встретил он новый год в компании очень довольной собаки. Но сам погрузился в грустные мысли, представляя, как где-то далеко его семья радостно встречает новый год дома, в тепле и уюте. Он словно почувствовал запах маминых домашних пирогов и тёплого варёного мяса. Однако он был совсем один с собакой, замёрзший на улице. И ему в этот момент показалось, что он один во всей вселенной. Тётя Шура появилась почти после полуночи. Она была у племянника, который неожиданно приехал с семьёй из Германии. Увидев на пороге Рустама, она аж перекрестилась и, узнав о случившемся, сильно расстроилась.

Тётя Шура ещё долго не могла успокоиться, всё охала да ахала, как же так получилось, что он встретил новый год с собакой. Она чувствовала себя виноватой, но Рустам уже спал в тёплой постели, видя счастливые сны.

 

 

Медвежонок Арс

 

Митя рос очень мечтательным мальчиком. Он мог сидеть на одном месте и часами наблюдать за окружающим миром. Сама природа сопутствовала этому. Село, где жил Митя, было расположено высоко, в живописном месте между двумя горами. Рядом с домом текла шумная речка. Богатый лес окружал дом. Если внимательно наблюдать за лесом, размышлял Митя, то иногда можно увидеть какого-нибудь лесного зверя. Например, зайца или волка, а если повезёт, даже бурого медведя, который случайно забрёл в деревню. Село было самое северное, а дом стоял на окраине, потому Мите казалось, что он живёт на краю земли.

Сильнее всего на свете Митя любил животных. Увидит какого-нибудь птенчика, выпавшего из гнезда, обязательно принесёт домой. Иной раз найдёт совсем маленьких щенят, выброшенных бессердечным хозяином, вывернет рубашку, соберёт их туда всех до одного и бегом домой. А чтобы родители не ругались и разрешали оставлять таких милых и беззащитных щенят дома, начинал нахваливать, какие они умные, красивые и породистые, а когда вырастут, то будут охранять село от диких зверей.

Каких только птиц и животных не таскал Митя домой, пока случайно утром на очередных поисках бездомных животных не наткнулся на куст на окраине леса, где кто-то шевелился. Митя сначала испугался, подумав о самом страшном диком звере, но когда из кустов выбежал маленький медвежонок прямо к нему навстречу, то его радости не было конца. Но медвежонок – это дикий зверь, и где-то рядом могла находиться его мама. Медведихи нигде не было видно. Митя целый день сидел около леса и ждал, когда же появится медведица, но она так и не появилась. Уже совсем стемнело, когда Митя вместе с медвежонком вошел во двор и направился к дому.

После долгих уговоров оставить медвежонка у себя родители уступили, но без особого желания. Теперь уже Митя почти не ходил на поиски животных, а целыми днями играл со своим другом, которого назвал Арсом. Медвежонок жил дома, он уже достаточно подрос, и от него было слишком много шума. Родители решили держать его во дворе на цепи. Арсу не очень уютно было на привязи, и как только его освобождали, он рвался домой.

Наступила осень, погода менялась, часто шли дожди. Однажды ночью начался сильный дождь с грозой, гремел гром, и сверкала молния. Митя проснулся от рёва медвежонка и стал просить родителей, чтобы они разрешили взять его в дом. В такую ужасную погоду родители и сами не вышли на улицу, и Мите не разрешили. Он сильно переживал за Арса, не находил себе места. Когда гром немножко утих, и медвежонок перестал реветь, родители сказали, что тот уснул, и чтобы Митя тоже спал. Но у Мити на душе было неспокойно, он еле дождался утра и побежал во двор. Медвежонка на привязи не было. Он искал его целый день, но не нашёл. Родители говорили, что Арс оборвал цепь, убежал в лес и теперь он со своей мамой. Но Митя сильно страдал, у него было такое чувствительное сердце, что даже родители не всегда понимали его. Со временем он сам поверил в счастливую жизнь своего маленького друга.

Прошли годы, Митя вырос и уехал из села. Жил он в мегаполисе, объездил почти весь белый свет, но всегда считал, что такой красоты, как в его селе, нигде в мире нет. Он часто приезжал к своим, уже престарелым, родителям. В одну из таких встреч мама рассказала давно забытую историю из его детства.

В тот злополучный день, когда, казалось, от удара грома и молний небо упадёт на землю, медвежонок вовсе не освободился и не убежал в лес, а задохнулся в цепи, пытаясь вырваться от страха. Рано утром, когда эту картину увидела мама, она прибежала к отцу с вопросом, что делать. Они избавились от медвежонка, бросив в бурную речку, чтобы течение унесло его за пределы села. А для Мити придумали историю о побеге медвежонка в лес.

Вдруг перед его глазами промелькнула всё его детство. Будучи уже совсем взрослым человеком, он сильно расстроился и думал, для чего нужно было разрушать миф спустя столько лет, будоражить детские воспоминания. Он уже давно смирился с тем, что медвежонок сбежал в лес и, возможно, нашёл свою маму, но теперь он никак не мог успокоиться. И всю оставшуюся жизнь вспоминал своего маленького друга.

 

 

Сомнения

 

«Расширение левого желудочка сердца» – поставил врач диагноз молодому спортсмену. Сильные физические нагрузки дали о себе знать. «О спорте вам придётся забыть»,– сказал доктор, дав ещё ряд рекомендаций, чего нельзя делать, если хочет жить. «Инвалид… – не укладывалось у Георгия в голове,–  значит все мечты о большом спорте к чертям собачьим. Да лучше умереть, чем так существовать!»

Он вернулся в общежитие с началом сумерек. От института на улице Казакова, недалеко от центра Москвы, стояло общежитие для физкультурников. Друзья и однокурсники ещё не вернулись с тренировок. Георгий метался по пустой комнате, как раненый зверь, не находя себе места. Гениальная, по его мнению, мысль, возникшая в голове, решала все проблемы, и он пулей вылетел из комнаты. Пожилой вахтёр, которому симпатизировал всегда собранный и дисциплинированный спортсмен, даже не успел спросить, куда тот собрался на ночь глядя. Георгий, хлопнув входной дверью подъезда, ушёл быстрыми шагами в неопределённом направлении. Слова доктора кружились в голове. С этим он ни за что не согласится. «Зачем жить, если от твоей жизни никому нет пользы?» Всего лишь один шаг – и он окажется на дне Москвы-реки. До Воробьёвых гор он добрался далеко уже за полночь. Поднялся на железнодорожный мост, где проезжали электрички метро, сел на перила, свесив ноги вниз. Задумался о жизни. В небе сияла большая круглая луна, отражая свою красоту в речке. Поезда не ездили, время было позднее. Вокруг ни одной живой души, кто бы смог протянуть ему руку помощи. Он остался наедине со своими мыслями. Вспомнил строгого тренера. Ему даже показалось, что Виктор Матвеевич стоит где-то рядом и наблюдает за его трусливым поступком, решением уйти от трудностей таким не достойным для своего ученика способом. Он уважал своего тренера и боялся его, Виктор Матвеевич следил за ним постоянно, чтобы он смолоду и с горячей головы не нарубил лишних дров. Георгий вздохнул. Вспомнил об отце-фронтовике. Ему было стыдно перед ним за свою слабость, и на минутку представил, какое невыносимое горе окутает маму, если он покончит с жизнью, сжалось сердце от жалости к ней. Он не хотел подвергать её таким немыслимым мучениям. Она ведь так гордилась им, его успехами.

Образы родных, близких и друзей приходили и уходили друг за другом. Небо становилось светлее. Из-под тёмных облаков выглянуло солнце, озаряя ранее утро яркими лучами. Рассеялся ночной туман и вместе с ним разбрелись в разные углы его кошмарные мысли. Георгий спустился с моста и пошёл медленным шагом, осуждая в душе свою слабость…

Новости


25.08.17 

26.09.17 

16.10.17 

 

Идёт набор текстов в № 94, который в печать пойдёт в декабре и будет по сложившейся традиции в новогоднем оформлении.


Формирование  № 93 завершено. В типографию его отдадим в конце октября.

О точной дате будет сообщено дополнительно.


открыта группа ТЖ ВКонтатке

ФОРУМ журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS