ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru

Алексей Весин

Заколдованное место

Огра с тремя друзьями шёл к дереву с широкой кроной, внизу которого росла густая трава, а рядом протекал ручей, пусть немного пахнущий, но всё же – бегущая вода. Шли торопливо, размахивая руками и оживлённо беседуя. Огра, насупившись, нёс стимул целеопределённости из трёх бутылок и прислушивался к разговору.

Когда подошли, не спеша разложили газету, нарезали сыра, колбасы, хлеба, из полиэтиленового пакета достали солёные огурцы и среди всего примостили разовый стаканчик. Закуска не ахти какая, обычная, но настроение! Солнце, трава, дерево, ручей и ожидание интересного процесса.

У которого живот и круглые щёки, – Пагафен.

– Ну! – наливая, произнёс он. – Первый ты, Огра! Так как нёс и донёс живительную влагу.

Огра, худощавый, среднего роста, светловолосый, бережно взял стакан, оглядел всех по-очереди: «Каждый всяк, а мы вот этак!» – и, вытянув губы трубочкой, начал осторожно цедить, подрагивая кадыком. Остальные следили, как пустеет пластмассовый сосуд. Эта часть мероприятия чем хороша: ты царь, звезда, к тебе – внимание. Фигуры сидящих наклонены в твою сторону и в эти секунды завидуют именно тебе. Стакан пустеет, звезда закатывается, а ты вливаешься к обычным участникам интересного и часто повторяющегося события.

Подобным образом Пагафен осчастливил длинношеего Крёге и лысого Спетора, а потом себя. Закусывать-то было рановато, выпили по второй. Просто подзакусили. Но, именно и в основном, после второй в глазах появляются искорки, щёки розовеют, язык набирает пластичность. Нет, явных признаков у основной массы нет, но Огра начинает показывать некоторое оживление, у него возникает желание что-то рассказать, и чтобы остальные обязательно выслушали. Он становится интереснее и красит собой остальных, а остальные его. Подзакусив, Огра поднял голову и сказал:

– Крепнут невидимые связи общечеловеческого взаимопонимания. Разгон закончился, пошёл процесс. Хоть и считается «трое» – оптимальное число, проверенное временем и громадным количеством практически поставленных опытов, но и четыре, и пять, и больше неплохо, главное – взаимопонимание и поддержка. А то бывает, состоит компания из одного, и так ему плохо друг с другом закусывать, разговаривать; называется – внутренние разногласия. Нет разногласий – есть компания. Есть разногласия, тоже есть компания, но по типу многопартийной структуры.

Все внимательно слушали. Огра, помолчав, продолжил:

– Внешний подогрев имеет значение в жизни каждого человека.

Спетор сказал уважительно: «Даже я так не могу», – и взял кусочек хлеба.

Пагафен подтвердил: «Хорошо! Хорошо», – налил вина и подал Огре.

Огра поднял стаканчик: «Тостов говорить не буду», – выпил.

Общение Крёге взволновало.

– А хорошо, что мы собрались, здесь и пьётся легче. Кстати, заканчивается, надо кому-то сходить. Я всегда говорю: «Надо брать больше. Больше вина – больше умных мыслей. Человек – непрочитанная книга, и, когда сидим подобным образом, мы читаем друг друга. Скидываемся, сам пойду. Кто со мной? Огра».

Крёге взял сумку, деньги и ушёл с Ограй наверх, по тропинке, в сторону магазина.

– Пока они ходят, мы допьём своё, что осталось, – сказал Пагафен и налил Спетору.

Спетор выпил, съел огурец, немного колбасы, сыру, а потом спросил:

– А, почему у тебя такое редкое имя – Пагафен?

– Родители назвали. Нравилось, наверное.

– А меня Спетором... Спетор. Тоже, наверное, нравилось.

Выпил Пагафен.

Оп! Земля поползла. Стукаясь друг о друга, позвякивая, начали перекатываться бутылки, газета с закуской съехала в образовавшуюся ямку.

Двое замерли, не понимая, что происходит. Они сидели на чём-то твёрдом. Потом резко вскочили, Пагафен со стаканчиком отбежал подальше, в сторону. На месте, где раньше росло простое дерево, возвышался дуб. Мощный, кряжистый дуб, крона густая.

– Что это? – взволнованно спросил Пагафен.

– Дуб! А раньше дерево... поменьше.

– Дуб. Вижу, что дуб! Почему дуб?! Какое раньше дерево?

– Поменьше. С листвой, но не дуб.

– Понятно, что с листвой! Как называлось?

– Не знаю. Внимания не обратил.

– И я не обратил, а теперь дуб.

– Дуб.

– Как можно объяснить?

– Метаморфозы... наверное.

– Какие метаморфозы?

– Метаморфозы природы.

– Пошли к нему.

Они подошли к дереву. Мощные корни уверенно держали его массу.

Пагафен постоял, разглядывая.

– Давай всё соберём и рядышком, где были, присядем. Ну, чудеса!

Крёге с Огрой возвращались с покупками. Когда спускались к ручью, Крёге остановился.

– Что-то не то. Мы, по-моему, с дороги сбились.

– А что сбиваться? Правильно идём.

– Правильно-то правильно, посмотри… дуб какой, громадный.

– Да, дуб.

– А раньше другое дерево росло.

– Да, другое.

– А какое другое?

– Не знаю.

– И я не знаю.

Огра встрепенулся.

– А, вон Пагафен с Спетором сидят! Ждут.

И направились к ним быстрым шагом.

Пагафен посмотрел строго: – Купили?

Крёге утвердительно: – Купили! И поесть тоже, – подошёл к дереву, пощупал, похлопал ладонью и отдал пакет.

Огра заинтересованно:

– Я смотрю, вы тут пейзаж поменяли.

Спетор принял пакет, принялся раскладывать.

Пагафен Крёге:

– Не хлопай, настоящий.

Огра опять вмешался:

– Что это значит?

– Что, что? Вырос. Быстро и неожиданно. Без видимых начальных признаков предупреждения. Может, жёлудь особенный, поля какие-нибудь. Теперь попробуй разберись.

– И что делать?

– Ничего, садись обмоем.

Огра сел. Крёге внимательно обошёл вокруг дуба и присоединился к остальным.

– Может, сообщить куда-нибудь?

Спетор отмахнулся:

– Куда сообщать? В лесничество? В ботанический сад? Пусть стоит. Кому надо, тот сам увидит.

Пагафен был не согласен:

– А метаморфозы природы? Как объяснить происходящее?

Спетор уселся поудобнее:

– Давайте лучше потом разберёмся! Завтра. Куда он денется. Дерево.

Выражение лиц показывало, что никому не хотелось куда-то бежать, сообщать: тени хватало, близкое соседство мощного ствола с мощными же корявыми ветвями и дубовыми листьями внушали надёжное, степенное, непоколебимое чувство чего-то великого. Зашевелились, усаживаясь основательнее. Пагафен открыл вино. Спетор нарезал то, что купили приятели, и спросил Огра:

– А красиво можно?

– Можно, – ровно разложил ломтиками и дольками.

Пагафен налил в стаканчик.

– Первому тебе, Огра.

– С удовольствием. С удовольствием беру наполненный стаканчик. Вы же знаете, чувствуете этот вкус, запах от которого слегка вздрагиваете, что, растекаясь внутри, греет вас... Чем бы тут закусить?

Наливающий преподнёс следующему.

Пили, закусывали, но задумчиво, и некоторые попытки Огра вернуть компанию в старое русло задушевной беседы не привели к успеху. Никого не покидало чувство тайного, необыкновенного. Каждый пытался разгадать феномен появления дерева.

– Ну, что? – налил себе Пагафен. – Теперь моя очередь.

Стаканчик опустел.

Земля вздрогнула, корни, на которых сидели – исчезли, бутылки звякнули. Пагафен со стаканчиком быстро отпрыгнул в сторону. Повскакивали.

Вместо дуба росла берёза.

Пагафен к Спетору:

– Как было?

– Не видел.

– Ну ты же сидел к дереву лицом.

– Был дуб, стала берёза. А как, не видел.

К Крёге:

– А ты?

– Тоже не видел.

– А ты, Огра?

– А что я? Как и ты, сидел спиной.

Огра повёл себя крайне раздражённо. Пагафен тоже:

– Хороший день, у всех настроение. Огра начал разговаривать. И вдруг меняются деревья: то одно, то другое – посидеть нельзя.

Крёге, лично видевший исчезновение дуба и появление берёзы, предположил:

– Может, место какое-нибудь заколдованное?

– Я не знаю, заколдованное или нет, но меня интересует, кто руководит сменой породы деревьев?!

Спетор внимательно посмотрел на Пагафена.

– Как кто? Ты.

– Я?!

– Выпил – появился дуб, выпил ещё – берёза.

– До этого пил и ничего.

– Пил и ничего, а сейчас менялись.

Огра:

– Надо ещё раз попробовать.

Пагафен подошёл к месту, где только что сидели. Поднял бутылку, стаканчик, налил, посмотрел на друзей. Спетор кивнул. Пагафен выпил.

Пальма выросла довольно высокой. Ствол тянулся вверх, где вместе с широкими листьями висели гроздья бананов.

Спетора развеселило:

– Закуска.

Огра хмуро:

– Южное дерево. Оно должно расти в Африке.

Пагафен смотрел долго.

– Южное, не южное, но сейчас растёт здесь. Пить больше не будем. Надо попытаться нарвать. Кто полезет?

Спетор подошёл и попытался пальму раскачать руками. Дерево слабо шевельнулось.

Пагафен посмотрел наверх.

– Это тебе не яблоки. Придётся кому-то лезть.

Спетор обхватил ствол и осторожно начал подниматься. Скоро скрылся в листве. Через некоторое время на землю упала первая гроздь, следом вторая, третья... Прямые, жёлто-зеленоватые, что соответствует общеевропейскому стандарту.

Пагафен продолжал смотреть на непривычное для здешних мест растение.

– Интересно, сколько оно здесь простоит? Надо завтра прийти проверить. Что? По домам. С магазинов да лотков, а тут прямо с дерева. Скажешь кому – не поверят.

И пошли, вчетвером, по тропинке, нагруженные бананами, почти спелыми.

Назавтра возвышалась привычная липа.

Пагафен выпил несколько бутылок, и его разочарованного отнесли домой. Наверно, настроение было иное.

26 февраля 1996 г.

Новости


11.07.22 

06.09.22 

20.09.22 

14.11.22 

03.01.23 

 


Идёт формирование № 145.

Льготный период цен для каждого автора – 17 дней после  получения прайса. 


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
Работает на: Amiro CMS