ТРИ      ЖЕЛАНИЯ                   

         

trigelanija.webstolica.ru


Татьяна ЖУРАВЛЕВА


Автомат

 

Радио тихо, по заявкам слушателей в рабочий полдень, транслировало популярную музыку. Алла Пугачёва с надрывом произносила до боли знакомый текст: «Ты так захочешь теплоты, не полюбившийся когда-то, что переждать не сможешь ты трёх человек у автомата. Вот как захочешь теплоты!»

– Я с шестнадцати лет слушаю эту песню и не могу понять, причём тут три человека у автомата, – разорвала лирический настрой самая молодая сотрудница финансового отдела, двадцатипятилетняя Танечка.

– Эта песня про любовь, и взрослые люди часто испытывают такие сильные чувства, которые молодым невдомёк,– строго заметила старейший экономист Елена Фёдоровна. Она никогда не была замужем, но имела взрослую дочь, и можно было догадаться: кто-кто, а уж она-то о настоящей тоске по теплоте знает не понаслышке.

– Да? А я что, не знаю ничего про любовь? – с обидой возразила Танечка. – Смею заметить, я пять лет в браке, и у меня трехлётний сын. Вы объясните мне, что это за три человека? Разве нельзя было придумать другое сравнение для усиления смысла?

– Ты ещё слишком молода! Ты ничего не понимаешь! – в сердцах сказала Елена Фёдоровна. – Раиса Петровна, может, вы объясните, у меня уже нет слов и сдают нервы,– обратилась она к начальнику отдела.

Раиса Петровна, конечно же, была опытный игрок на любовном фронте. Эта фигуристая женщина за сорок переживала вторую молодость, имея старого мужа и молодого любовника. Кому, как ни ей, повернуть неосознанное сознание молодого специалиста в нужное русло. Она готовилась к совещанию и не принимала участие в споре.

– Какая проблема? – спросила она мягким вкрадчивым голосом.

– Вот объясните мне, Раиса Петровна, что это за такое желание теплоты, что невозможно переждать несение службы на погранзаставе, у пограничного столба, трёх парней с одним автоматом Калашникова? Почему он у них один на троих?

В этот момент слов не было ни у кого из старших товарищей. На несколько секунд воцарилась мёртвая тишина.

– Телефон-автомат, Та-ню-ше-чка! – сквозь зубы, почти шёпотом процедила Раиса Петровна, взяла доклад и удалилась на совещание.

Елена Фёдоровна уткнулась в свои бумажки, бурча под нос, что потратила столько времени на ерунду.

Танечке стало горько от осознания потерянного десятилетия на абсолютное непонимание смысла песни. Жизнь разделилась на «до» и «после». Песня перестала быть загадочной. Без пограничников с автоматом она сразу перешла в категорию бытовой проблемы с очередями.

Танечка глубоко вздохнула и села за решение насущных задач по расходованию материалов на производстве, которые переждать не смогут, а расчёт нужен уже к концу дня.

 

 

Комета

 

Жизнь сорвалась, не повезло ей,

Сладость вершины, конечно, не каждому,

Но, люди, оставьте зависть и злобу

И протяните ей руку однажды.

Кручи и скалы – упритесь в них намертво.

Жизнь сорвалась – и всё в мире замерло,

Только вдруг хлопнули двери парадные...

Падает, падает, падает, падает...

А. Розембаум

 

В огромном кабинете было темно и пахло сыростью. Посередине стояло два стола, придвинутые друг к другу и заваленные документами. С одной стороны сидел молодой мужчина, внимательно разглядывал амбарную книгу, заполненную цифрами, ему одному только понятными.

– Это будет ваше рабочее место, – в приоткрытую дверь ворвался резкий голос начальницы отдела.

В кабинет робко вошла молодая женщина.

– Вот, уже центр занятости присылает нам специалистов,– продолжала начальница, её голос дрожал. – Как будто нет готовых профессионалов во всём городе. Придётся учить! – в сердцах бросила она, в надежде на понимание посмотрев на мужчину.

Он оторвался от бумаг, поправил очки, сначала взглянул на вновь прибывшую сотрудницу, потом на нарушителя спокойствия в лице руководителя.

– Ничего, в нашем деле специалист виден только через полтора года, – сказал и снова склонился над бумагами.

 

Он был всегда на виду, но особенно на слуху. Красивый, высокий, независимый. Брюнет. Его интеллект был недостижим для многих, профессионализм вызывал уважение клиентов и зависть коллег. Все называли его исключительно по имени и отчеству, шушукались, подозревая в нетрадиционной ориентации, а он не обращал внимания и не заводил служебных романов. Классика жанра: «Никто не будет пинать дохлую лошадь».

Многим казалось, что мужчина и женщина, весь день находясь в одном кабинете друг против друга (а новенькая так и осталась там), обязаны найти точки соприкосновения, но субординация была соблюдена.

В начале рабочего дня они вместе на балконе пили принесённый им кофе, который бессменно варила она, а он всегда критиковал вкус напитка. Он и не думал никого обижать, просто в силу высокомерия у него полностью отсутствовало чувство такта – как в словах, так и в поведении.

– Может, вы купите сахар? – однажды спросила она.

– Я? Сахар? Да, мог бы, но это полностью не соответствует моему стилю жизни! – удивлённо ответил он.

И снова они пили кофе, говорили о жизни, работе, детях, не сбывшихся мечтах и не оправдавших себя надеждах.

Иногда он откровенничал, говорил, что люди воспринимают его неправильно, что он боится женщин, а главное, никакого не имеет отношения к боголюбимой нации. В такие редкие минуты она молча смотрела на него, давая возможность выговориться. Это были моменты истины, и только она одна понимала и знала его лучше всех в эти мгновения. Выговорившись, он снова забирался в свою раковину и становился холодным чиновником.

– А почему вы никогда не делаете мне комплименты? – решилась она однажды на вопрос.

– Потому что я не лицемер.

А потом их пути разошлись: он пошёл на повышение, а она осталась в кабинете, но, как говорится, свято место пусто не бывает – пришёл новый сотрудник, которому уже она сказала: «Ничего, через полтора года ты будешь в профессии как рыба в воде».

 

Прошло четверть века. Они встретились случайно. Он уже не был так надменен, так высокомерен, жизнь его не пожалела. Из высокого стройного молодого человека он превратился в ссутулившегося невзрачного возрастного мужчину в очках.

Увидевшись, впервые проявил радостные эмоции, назвав её по имени: «Это ты?!» Она в душе была рада и, в свою очередь, задала дежурный вопрос: «Как жизнь молодая?» Он грустно ответил: «Какая молодая? Насмешила!»

Они обменялись телефонами, а через некоторое время знакомая позвонила и сообщила о происшествии: он только что выбросился из окна своей квартиры.

«Как? Не может быть? – она думала. – Может, это ошибка, совпадение имён, ведь так бывает». Собралась с духом и позвонила.

Женский голос ответил:

– Слушаю вас.

– Это правда? – спросила она.

– Да, – спокойно ответили ей.

Он оставил две записки: для семьи и на работу. Никто не знает, что в них, никто не понимает до сих пор, почему он это сделал, но всем очень его жаль. Как звезду. Падающую звезду…

Вчера он приснился ей, и это была Троицкая поминальная суббота. Она записала его имя в тетрадочку, где фиксировала имена всех дорогих людей, ушедших в мир иной, и прочитала поминальную молитву, перечислив всех: «Упокой, Господи, души усопших раб твоих. И всех православных христиан. И прости им все согрешения вольныя и невольныя. И дари им Царствия Небесное. Аминь».

 

 

Реквием

 

К девятнадцати годам она знала себе цену, и цену высокую, а может, даже завышенную. Дочь сельских жителей, окончившая медицинское училище с красным дипломом, понимала, что жить она должна только в большом собственном доме, в Эдеме.

Активная, весёлая, с красивыми чертами лица, она решила добиться внимания самого красивого юноши района, и это у неё получилось. Обаяв его родственников, она вошла в семью в законном статусе жены.

Всех, кто мешал её триумфальному продвижению по жизни, уничтожала чисто женскими методами. В ход шли сплетни и открытые конфликты. Но того, кто был сторонником её позиции, она одаряла искренней дружбой и реальными подарками.

Она много работала и не скупилась тратиться на обожаемых детей и мужа, которых любила безмерно. В погоне за материальным растратила духовную часть души, потеряла связь с дорогими ею людьми, укоряя их в достатке, которым она же их обеспечила.

Чаще и чаще впадала в депрессию, попадала в специализированные медицинские учреждения. Отдалилась от друзей, родных, близких. Дети перестали находить с ней общий язык и приняли сторону отца, того мужчины, которого она выбрала, чтобы прожить с ним большую и счастливую жизнь всем на зависть.

Постепенно жизненные силы покинули её, неизлечимая болезнь завладела телом. Встретив свой пятидесятипятилетний юбилей в одиночестве, она тихо ушла, не дожив до пенсии…

Новости


11.07.22 

06.09.22 

20.09.22 

14.11.22 

03.01.23 

 


Идёт формирование № 145.

Льготный период цен для каждого автора – 17 дней после  получения прайса. 


ФОРУМ

журнала «Три Желания»

 

 

Избранное - 2

Итоги здесь

 

Подведены итоги конкурса 2009 г. для спецвыпусков. Проза и поэзия.

 

Рецензия на сборник «Трижелания. Избранное» в журнале «Дети Ра» 

Архив · Редакция · Спецвыпуск. Проза · Спецвыпуск. Поэзия · ИЗДАТЬ КНИГУ · О проекте
Работает на: Amiro CMS